Семейский ратоборец -

Емельянов Тимофей Данилович

Враг боек, да народ наш стоек.

(из фольклора старообрядцев — семейских)

Далеко за Байкалом раскинулся Тарбагатайский район, расположенный в местах редкой красоты, среди высоких гор и хребтов, песчаных распадков, заливных лугов и зарослей черемухи в долине реки Селенги. Живут здесь потомки староверов — семейских, сосланных сюда в XVIII веке Екатериной II за отчаянную приверженность старой вере и навечно проклявших патриарха Никона с его церковной реформой.

Забайкальские староверы всегда были надежными заступниками Родины, отличались здоровьем, храбростью, смелостью. «Рекрутов ставят здоровых, трезво и честно живут…» писал про них поэт Алексей Некрасов. Много воевали семейские мужики на разных войнах, а в 1941 году в лихую годину, пошли бить немца.

Моего прадеда Емельянова Тимофея Даниловича забрали на войну в самом ее начале. Было ему 29 лет. Осталась дома жена Марфа Ивановна с двумя детишками: сынком Парамоном пяти лет и полугодовалой дочкой Ниной. Через какое-то время пришло от Тимофея Даниловича письмо, что попал он 93-ю Восточно-Сибирскую стрелковую дивизию, в 51 стрелковый полк. Бойцам-сибирякам выдали новую форму «одеты мы с иголочки» — писал Тимофей Данилович, «и оружие нам дали и везут в эшелоне на Москву». На их вагоне была надпись «Сибиряки клянутся: враг под Москвой будет остановлен и уничтожен!». Еще в дороге эшелон начали бомбить. «С трудом и большими потерями добрались мы до города Подольска» сообщал прадед. А 21 октября начался бой на Нарском рубеже обороны Москвы. Перед бойцами ставилась задача — изматывать и уничтожать врага прицельным огнем из всех видов оружия, а главное – держать оборону.

В одном окопе с прадедом Тимофеем оказались земляки: Емельянов Михаил, Сальников Пахом, Сапунов Александр и Зайцев Андрей – молодые отчаянные ребята. 26 октября бойцам 51 полка дали приказ «Взять деревню Кузовлево и село Кащеево».

Начав наступление, красноармейцы попали под шквальный огонь немецкой артиллерии, и отошли на исходные позиции. В этом бою первым из земляков — тарбагатайцев погиб Александр Сапунов, он вызвался починить перебитый провод полевой связи, выполнил задание, и возвращаясь попал под минометный огонь.

27 октября 1941 года в 7 часов утра немцы начинают бомбардировку и артиллерийскую подготовку, которая продолжается 50 минут, а затем враги идут в наступление. Начинается страшный бой, в котором погиб мой прадед и его товарищи — храбрые семейские мужики, стойкие солдаты, не склонившие головы и выполнившие приказ «Держать оборону!».

Вы спросите, откуда я знаю как погиб мой прадед? О том, что произошло возле деревни Кузовлево, нам в 2006 году сообщили поисковики военно-патриотического объединения «Память» Подольского района которые в 2000 году нашли останки нашего Тимофея Даниловича и его земляков. Их данные были установлены из солдатских медальонов, найденных в их истлевшей одежде. Рядом с убитыми было оружие и пустые гильзы отстрелянных патронов, не было ни гранат, ни бутылок с зажигательной смесью – значит, бойцы сражались до конца.

Зимой 1942 году, в далекое сибирское село пришли похоронки на погибших сельчан, в том числе и на моего прадеда. Плакали-выли вдовы и сироты, а что поделаешь – война.

Моя прабабушка всю жизнь прожила одна, надеялась, что это ошибка и вернется ее Тимофей. В изголовье ее кровати висел портрет мужа. За работу в тылу Марфа Ивановна была награждена медалью «За доблестный труд».

«Поглядеть бы Москву, да поклониться могиле мужа, да где ее найдешь» часто говорила она, своей дочери. Не знала она, что через два года после ее смерти останки Тимофея Даниловича найдут подольские поисковики и сообщат об этом Представительству Республики Бурятия в Москве. Но чиновники из Бурятии потеряли списки погибших земляков и о том, что наш родственник найден нам скажут только в 2006 году.

Той же осенью дочь погибшего прадеда — Нина Тимофеевна поедет на «встречу с отцом» на мемориал в село Кузовлево, Подольского района, Московской области, где под общей могильной плитой покоится ее отец и наши земляки. Она встретиться с командиром поискового отряда Красильниковым Игорем Александровичем, привезет личные вещи отца и узнает как он погиб.

Портрет прадеда теперь висит нас в доме. Каждый год я его беру с собой на митинг Победы, и горжусь, что мой прадед был истинным ратоборцем, как и те его далекие предки, которые пережили и церковный раскол и множество войн, но чести солдатской не запятнали.

Я знаю, что настанет день, и я смогу поклониться той земле, на которой принял свой последний смертный бой Емельянов Тимофей Данилович, солдат великого сражения – битвы за Москву.

Защитнику Москвы Емельянову Тимофею Даниловичу

На поблекшем портрете такой молодой — мой прадед

В сорок первом, с друзьями убит под Москвой — мой прадед.

Не предателем не был, не трусом, а просто солдатом

Не дожил, не узнал, что Победа придет в сорок пятом.

А далёко- далёко в Сибири был дом – где ждали

Двое деток и Марфа- жена – страдали.

В эту страшную зиму метель – воем выла

Почтальон похоронку принёс — голосили.

И не верили в то, что погиб – мой прадед

Но давно уж краснеет звезда — на ограде.

Я портрет твой со стенки сниму – мой прадед,

В День Победы ты будешь со мной на параде.