И.И. Ястребова

Базовое образование: «менеджер в области государственного и муниципального управления», Гуманитарный институт Московского государственного университета путей сообщения (МИИТ)

Тема кандидатской диссертации: «Социокультурные характеристики политической модернизации России»

Сфера научных интересов: внутренняя политика России

E-mail: [email protected]

Проблемы политической модернизации в политологии

Аннотация: основная тема, затронутая в данном исследовании – анализ зарубежных и отечественных концепций политической модернизации в политологии. В отечественной и зарубежной политологии взгляды исследователей политической модернизации можно объединить в определенные группы.

Ключевые слова: теория модернизации, политическая модернизация, модернизационные процессы, геоцивилизация.

В современной политологии, равно как и в политике в целом на сегодня исключительно актуально и остро стоят проблемы политической модернизации. В политике, как представляется, это проявляет себя в нескольких смыслах:

Как способ организации и функционирования общества с помощью власти;

Как процесс достижения и поддерживания целостности и одновременно столкновения, борьбы и согласования разнородных интересов групп, как управления обществом со стороны элиты с помощью политических институтов.

Модернизация (от греч. Modern — новейший) усовершенствование, улучшение, обновление объекта, приведение его в соответствие с новыми требованиями и нормами.

В отечественной и зарубежной политологии взгляды исследователей политической модернизации характеризуются достаточным разнообразием, и наконец, взгляды отдельных исследователей можно сформировать по солидарности и в целые группы.

В политической науки переход от одного типа политической системы к другому обозначается терминами «политическое развитие» или «политическая модернизация».

Политическая модернизация – это часть более общего процесса социальной модернизации, когда преобразования происходят во всех основных компонентах социальной системы: экономике, социальных отношениях, культуре, образовании и т.д. последовательно проведенная политическая модернизация служит фактором, гарантом обеспечения последовательности модернизации других сфер общественной жизни.

Теория политической модернизации в политической науке начала формироваться в 50-60-х гг. XX в. Ее создатели опирались на теоретическое наследие известных исследователей XIX – начала XX вв., в частности М. Вебера (выдвинувшего идею развития европейской цивилизации в направлении от традиционного общества к современному на основе рационализации поведения), Ф. Тенниса и Э. Дюркгейма ( «предложившего концепцию эволюции от обществ с «органической солидарностью» на основе разделения труда»).

В своем развитии теория модернизации прошла условно три этапа: 50-60-е гг., 60-70-е гг. и 80-90-е гг.

Первая концепция политической модернизации, появившиеся в 50-60-е годы XX в. В США, понимались преимущественно как заимствование освободившихся от колониальной зависимости странам политического устройства и политической культуры западных стран, прежде всего США.

В качестве основных направлений политической модернизации рассматривались: демократизация политической системы по западному образцу (централизованное государство, парламент, многопартийность, всеобщие выборы), активное сотрудничество развивающихся стран с государтсвами Западной Европы и Северной Америки.

Во второй половине 60-х годов, однако, выявились основные недостатки первых исследований политической модернизации. Более пристальное изучение конкретных политических процессов в развивающихся странах показало, что в ранних концепциях политической модернизации недооценивались внутриполитические факторы борьбы за власть, и абсолютизировалось внешнеполитическое влияние.

В 70-80-е годы концепция политической модернизации превратилась в обоснование общей модели процесса развития цивилизации, суть которой состоит в описании перехода от традиционного общества к рациональному. В этот период активно разрабатывают теорию политической модернизации Г. Алмонд, Д. Аптер, С. Верба, Л. Пай, С. Хантингтон.

В целом основные подходы можно сгруппировать следующим образом.

Первая группа авторов исходит из того, что политическое развитие осуществляется, либо однолинейно, либо в результате развития различных политических систем достигается одинаковый результат.

Авторы, которых можно условно объединить в рамках первого подхода, в качестве основной причины политического и в целом всего общественного развития выделяют развитие экономики (У. Ростоу, С. Липсет и др.). В месте с тем в работах некоторых из них подчеркивается значение не только уровня развития экономики, но и связанных с ним социальных факторов. В частности, С. Липсет «в качестве факторов политического развития (точнее демократизации, поскольку он фактически отождествляет понятия политическое развитие и демократизация) выделяет, наряду с собственно экономическими, и такие, как степень урбанизации и уровень образования».

Представители второго подхода в качестве основного фактора называют изменение в системе ценностей и моделях поведения (ранний Д. Аптер, К. Дойч, А. Инкельс, Р. Инглехарт и др.). Например, В. Дойч полагал, что основным фактором политического развития (в данном случае – модернизации) является «мобилизация» населения, то есть включение граждан в политический процесс в качестве активных авторов в результате экономических инноваций, изменений в социальной структуре и системе ценностей и моделях поведения.

Авторы, которых объединяют врамках третьего подхода, считают основной причиной политического развития функциональную дифференциацию внутри общественной системы в целом и политической в частности (как правило, в числе этих ученых называют Т. Парсонса). В качестве основных причин и «главных процессов» развития, «которые, взаимодействуя друг с другом, составляют «прогрессивную эволюцию к более высоким системным уровням», Т. Парсонс помимо функциональной дифференциации выделяет «повышение адаптивной способности», включение и генерализация ценностей». Таким образом, согласно Т. Парсонсу, основное содержание общественного развития состоит в повышении адаптивной способности системы в результате функциональной дифференциации и усложнения социальной организации.

Представители второй группы авторов исходят из посылки нелинейного развития с возможностью достижения разных результатов (Ф. Риггз, Г. Алмонд и Г. Пауэлл, С. Хантингтон, Л. Пай, Б. Мур и др.). Эти исследователи также не отличаются единством мнений в отношении основных факторов и аспектов политического развития. В частности, группа ученых в качестве основных причин развития отмечает внутриполитическое. При это в качестве важного параметра этого процесса рассматривается взаимодействие политической системы (или ее элементов) с внешней средой и роль политических институтов в его осуществлении. Так, С. Хантингтон отмечает, что «основным фактом политического развития является степень институацианализации интересов и специфика политических институтов в той или иной стране». При этом он отмечает, что характер политического развития зависит от того, отмечает ли характер институциализации уровню участия граждан в политике и степени социальной мобилизации. Отставание процесса институализации от темпов роста мобилизации и участия, по его мнению, является основной причиной политических кризисов и нестабильности в переходных обществах.

Другие авторы – Г. Алмонд и Г. Пауэлл – взяв за основу идеи структурного функционализма о дифференциации и повышения адаптивности как о движущих силах и основных проявлениях общественного развития, предложили свою концепцию политического развития (в их интерпретации – концепцию эволюции политических систем), имеющую неоднолинейный характер. Для этого они построили матрицу, основанную на трех основных показателях: возрастание субсистемной автономии, увеличение структурной дифференциации и культурной секуляризации. Существующие и существовавшие политические системы (а точнее модели систем или идеальные типы) они расположили в этой системе координат.

Авторы данной теории отмечают, что возможны различные варианты перехода от одного типа политической системы к другой, возможны периоды деградации распада политических систем, а также нелинейные варианты развития.

Все названные авторы не отрицают того, что на политическое развитие влияют многие факторы, а сам этот процесс является многоаспектным. Так, например, С.Хантингтон в своей работе «Третья волна» выявил зависимость существования демократического режима от уровня экономического развития страны. Тем не менее, они выделяют главные, с их точки зрения, факторы и движущие силы этого процесса, сосредотачивая на них основное внимание.

В целом необходимо отметить, что представители различных подходов рассматривают лишь отдельные аспекты политического развития и общественного развития в целом. Построение обобщающей схемы этого процесса, основанной на учете множества разнообразных факторов, — дело достаточно сложное, требующее интеграции различных подходов. Имеющиеся в настоящее время попытки создания многофакторных моделей не отвечают критериям универсальности, актуализируя проблему такой интеграции.

В рамках отечественной современной концепции можно выделить таких авторов как В.В. Лапкин и В.И. Пантин « Политическая модернизация России: циклы, особенности, закономерности». Согласно их концепции, обобщая длительный опыт реформационных преобразований в России, можно сказать, что многочисленные попытки модернизации, неоднократно предпринимавшиеся в нашем государстве (опыт модернизации в России составляет около 300 лет), приобрели характер (сформировавшийся в течении еще более продолжительного периода) долговременной исторической тенденции с типичными для нее специфическими импульсами и логикой саморазвития, преломляющими и преобразующими « классические» варианты развития на свой лад (очень часто воспринимая не только лучшее из возможного и, соответственно, воспроизводя на «выходе», не совсем желаемое, но и трансформируясь почти в непредсказуемое).

Рассматривая современный посткоммунистический этап развития России В. Пантин и В. Лапкин отводят ему очень важную роль в судьбе российской модернизации: «в России колебания приобрели настолько большую аплитуду, что угрожают разрушить системную целостность общества и государства». Исследователи предполагают, что переживаемый Россией современный цикл реформ — контрреформ может оказаться последним, поскольку человеческие и природные ресурсы для современного (очень расточительного) способа политического и экономического развития во многом уже исчерпаны. Но результаты длительного процесса модернизации в России могут, по мнению В. Пантина и В. Лапкина, оказаться принципиально отличным от аналогичных для западной цивилизации.

Модернизация современной России не предполагает превращение ее в Запад. По мнению А.В. Куличенко и В.А. Куличенко, процесс модернизации на сегодняшний день неоднозначно упрощается и искажается. Примером подобного упрощения является сведение модернизации в России к вестернизации, т.е. простому заимствованию западных моделей политического развития. В литературе получило распространение представление о политической модернизации как об импортировании новых социальных ролей и политических институтов, сформировавшихся в рамках западных демократий. Модернизация выступает как путь к процветанию, судить о котором в настоящий момент могут лишь сами «процветающие».

Несмотря на подробный проблемно-тематический анализ зарубежных и отечественных концепций политической модернизации, которые свидетельствую о дифференциальном подходе к политической модернизации, связи ее с другими типами модернизаций, особенностями её на Западе. Тем не менее, считаем, что до сих пор в них не содержится наличие её элементов таких как, социокультурные основания. Термин «социокультурные» основания употребляется, поскольку «политикокультурные» не утвердился в достаточной мере в политическом контексте. В рассматриваемых концепциях явно не хватает глубокой связи политической культуры и политической модернизации, а именно характера и диалектики взаимодействия политической модернизации и политической культуры, а так же нет прогнозирования моделей политической модернизации будущего.