Капризный ребёнок





Безбородова В. И.

воспитатель МДОУ

«Детский сад» №85





Саранск 2013 г.

Все создаваемые нами материальные и духовные ценности мы передаём в руки следующего поколения, и поэтому так важно, чтобы наши дети смогли приумножить наши дела, сделать счастливыми окружающих их людей и сами получали радость от жизни, творческого труда, любви, общения. Для этого они должны быть здоровыми физически и духовно, т.е. не быть невротиками.

Сталкиваясь с различными проявлениями неврозов (функциональных расстройств нервной системы) у взрослых, мы убедились, что в подавляющем большинстве случаев их корни уходят в детство, обусловлены ошибками в воспитании.

Если у взрослых лечение неврозов – процесс очень длительный, то предупреждение их в детстве осуществляется гораздо легче, так как, во – первых, организм ребенка (в частности его нервно – психическая сфера) очень пластичен и легко поддаётся воздействиям, во – вторых, условия жизни ребёнка, как правило, зависит от нас, взрослых. Надо лишь правильно понимать, каковы законы этих воздействий, помня, что одни эмоции и добрая воля не могут заменить знания.

Иногда в душу закрадывается страх за будущее некоторых детей. Наблюдая за их поведением в семье, мы сталкиваемся со случаями, когда они, если не выполняется их желание, бросаются на пол, кричат, бьют ногами. К 30 годам из такого ребёнка вырастет человек, страдающий тяжёлой формой истерии, у которого малейшее волнение или конфликт будут сопровождаться судорожными припадками, рвотой, сердечной недостаточностью, аритмией, одышкой и т.п..

Какой вырастет малыш, которому безнаказанно позволяется ударить маму, закричать на бабушку, проигнорировать замечание отца? Кто может гарантировать, что эта распущенность не сделает из него преступника?

Воспитание ребёнка сводится не только к словесным указаниям «что хорошо и что плохо». Чтобы вырастить и воспитать полноценного человека, предупредить возникновение неврозов, необходимо знать и разумно использовать биологические, психологические и социальные законы развития и формирования человеческой личности. Каждый ребёнок неповторим, даже если он воспитывается с братьями и сёстрами в одной семье. Он требует к себе индивидуального подхода с учётом возраста, пола, особенностей характера и т.п.. Однако, следует учитывать и общие закономерности воздействия, применяемые ко всем детям, уметь использовать основные принципы воспитания ребёнка.

Рассмотрим их на примере одной из бесед, которая произошла несколько лет назад у членов ПМПК с отцом, приведшем на консультацию своего сына. Он жаловался, что этот мальчик трудный – сладу с ним нет. Требовательный, капризный, непослушный. Если что не по нему, сразу начинает кричать, топать ногами, а сестрёнку, а порой и бабушку, может ударить.

И главное, не понять, в чём причина. Смотрели его несколько врачей, и одни говорят, что он нервный и это его нервности, а другие – что здоров и это просто распущенность. Ну как тут, при таком разнобое мнений, к нему подходить?





Как вы скажете, так и будет. Если скажете, что он нервнобольной, будем лекарства давать, какие назначите, и, главное, терпеть будем безропотно все его выходки. Ведь если он нервный, он не виноват. А скажете, что здоров, ну, тогда сам его так приструню, что забудет все свои художества.

Казалось бы, в этом рассуждении есть логика, и, к сожалению, эту «логику» разделяют многие, даже врачи: если ребёнок нервный, он не виноват в своих поступках, и главное, нельзя с него взыскивать, наказывать его, чтобы ещё не усугубить нервные проявления; а если здоров – ну, тут можно и нужно быть строгим. Исходя из этих позиций, ребёнку с нервными реакциями, с подёргиваниями, заиканиями и т.п. позволяют всё то, что никогда не простили бы здоровому. Что же получается? Нервные проявления оказываются выгодными, а спокойное поведение – невыгодным.

А ведь мы знаем из учения о высшей нервной деятельности и науки о поведении, что всё, что приносит «вред» (неприятность), организм пытается изжить, а что приносит «пользу» (удовольствие) – организм закрепляет и развивает. Без этой основной закономерности не могли бы развиться и существовать и животные, приспосабливаясь к внешней среде, и человек, приспосабливаясь к социальной среде. Осуществляется это независимо от воли или сознания, в данном случае ребёнка.

Приведу пару примеров.

Близнецы – брат и сестра. Брат чуть заикается, сестрёнка нет. Они вместе шалили. Девочку наказали, мальчика нет, так как он заикается и его нельзя травмировать. С этого дня девочка стала заикаться, а мальчик стал тяжелейшим заикой – заикание оказалось выгодным.

Девочка раньше страдала двигательным неврозом – подёргиваниями. Они прошли. Она попросила старшую сестру дать ей на праздничный вечер своё нарядное платье; сестра отказала, а на просьбу матери дать платье, так как сестрёнка нервная, с подёргиваниями, ответила, что она уже не дёргается и поэтому уже нет нужды её баловать. После этого подёргивания возобновились.

Таких примеров можно привести сколько угодно.

И таких установок придерживаются многие родители по отношению к своим детям: если ребёнок нервный – ему всё дозволено, если окажется здоровым – я ему не позавидую. Отсюда можно вперёд сказать, что при таком воспитании ребёнок окажется нервнобольным, так как нервность ему выгодна и с каждым днём он будет становиться всё нервнее, у него будут присоединяться всё новые нервные проявления.

А здесь, пожалуй, необходимо проявить максимум доброты, ласки, сочувствия к ребёнку, когда он спокойно что – либо просит, но не потакать никаким нервным проявлениям – плачу, злости, капризу. Нельзя ограничивать свободы ребёнка, но твёрдо и решительно обрывайте его нетерпимые поступки без всяких скидок на нервное, болезненное состояние. Приучите его с первого раза слушаться спокойно сказанного слова. Обязательно надо выполнять как все обещания, так и угрозы, чтобы слово было связано с соответствующим ему адекватным ощущением приятного или неприятного, и этим закрепите роль слова, так называемой второй сигнальной системы. А ведь на второй сигнальной системе (связи слова с ощущением) базируется и основная масса школьной программы.

Повторяю, ни в коем случае нельзя допускать, чтобы ребёнок использовал свои нервные проявления с целью получения реальной или моральной выгоды, и он будет здоровым, крепким, послушным, полноценным.

Ещё раз подчёркиваю, что если какое – то действие сопровождается положительным ощущением, чувством приятного, оно закрепляется, а если чувством неприятного, болезненного, оно тормозится и прекращается.

Поступки, которые приносят ребёнку реальное или моральное удовлетворение, он будет стремиться повторить и закрепить, а те, которые вызовут неприятное чувство, он будет избегать и постепенно отвыкнет от них. В этом великая роль наград и наказаний в воспитании.

Казалось бы, всё просто: применяя награду за желательное и наказание за нежелательное для нас проявление, мы можем всегда полностью управлять поведением ребёнка, и чем эти награды или наказания будут сильнее, тем быстрее и прочнее будет эффект их взаимодействия.

Однако оказывается всё гораздо сложнее.

В последнее столетие человечество отказалось от использования резких болевых воздействий в обучении, воспитании. Это характерно, хотя и в разной степени выражено, для всех стран и народов и в самых различных сферах деятельности.

В уголовных законодательствах многих стран изъяты наказания, связанные с применением боли; в подавляющем большинстве педагоги высказываются против физических наказаний (а некоторые даже против всяких наказаний) при воспитании детей. В многочисленных статьях указывается, что болевые методы не оправдали себя в уголовном праве, чаще портят, чем помогают, при обучении и воспитании детей.

Между тем, до последнего столетия всё человечество тысячелетиями применяло именно болевые методы в обучении и в воспитании детей. В чём же дело?

Одни убеждены, что лишь в последнее время мы поняли, что болевым воздействием пользоваться нецелесообразно, что наказание растит раба; другие считают, что отказ от болевых методов – это просто «модная выдумка теоретиков», что безнаказанность растит хулигана и до добра не доведёт.

Трудно себе представить, что тысячелетиями люди во всех странах совершали грубейшую ошибку, применяя болевые наказания, не обнаруживая, что они действуют хуже, чем мягкие методы воздействия, и ещё труднее согласиться, что сейчас почти все педагоги, криминалисты из соображений моды отказались от болевых наказаний.

Что же такое боль?

Боль есть сигнал острой опасности для организма, требующий принятия экстренных и энергичных мер к устранению вызвавшего его источника и предупреждению от повторений подобных ситуаций. Таким образом, боль – это ощущение страданий.

Лисёнок схватил ежа, накололся на его колючки, испытал боль и усвоил, что хватать ежей нельзя; собака сунула лапу в костёр, испытала боль от ожога и больше не подходит к костру. Если бы боли не было, лиса погибла бы от ран, продолжая лакомиться ежами, а собака залезла бы в костёр и сгорела. Без боли животный мир не смог бы выжить.

Трудно приходится даже человеку, у которого отсутствует чувство боли. Существует заболевание сирингомиелия (хроническое заболевание, характеризующееся образованием полостей в спинном и продолговатом мозге, приводящем к развитию обширных зон выпадения болевой и температурной чувствительности) при котором пропадает на определённом участке тела болевая и температурная чувствительность, с сохранением тактильной, осязательной и других видов чувствительности.

Казалось бы, правы сторонники применения болевых ощущений в обучении и воспитании, и отказ от них лишь дань «жалости». В глубине души многие так и смотрят на этот вопрос, и, если не высказываются открыто, то лишь из – за страха быть обвинёнными в негуманности. Однако ответить на этот вопрос нельзя однозначно, иначе едва ли гуманные методы одержали бы столь решительную победу во всех сферах деятельности и во всех странах.

При воспитании детей, в первую очередь нужно овладеть рядом тонких дифференцированных приёмов, и применение тут резких наказаний, даже из гуманных соображений, оказывается нецелесообразным.

Опыт показывает, что ребёнка несравненно труднее обучить бытовым и трудовым навыкам, наказывая его за ошибку, чем мягко поправляя. Ребёнок, находящийся под страхом наказания за случайную ошибку, чаще её и совершает. Если вы пригрозите ему наказанием за определённый проступок, вы можете твёрдо рассчитывать на то, что запуганный этой возможностью, он как раз его и совершит из страха быть наказанным.

Даже обещание очень желательной награды за хорошее поведение, как правило, заставляя ребёнка волноваться, вызывает распространённое возбуждение в коре и тем самым резко ухудшает результаты.

Поэтому при обучении, воспитании, организации трудовых процессов следует применять мягкие методы воздействия, которые могут обеспечить высокую степень сознательности.

Итак, наказания допустимы лишь в случаях, если другие методы оказались безрезультатными, при затормаживании абсолютно нетерпимых действий: ударить человека, украсть, подделать отметку, издеваться над слабыми и т.п., т.е. поступков, за которые взрослых привлекли бы к уголовной ответственности.

С самого раннего детства ребёнок должен отвечать за содеянное, если он уже знал, что этого делать нельзя, т.к. полная безответственность в детстве приучает в дальнейшем не считаться с запретами и при столкновении асоциальных привычек с требованиями общества и государства, приводит к нервному срыву (неврозу) или к конфликту с законом.

Крайне желательно, чтобы ребёнок не только знал, что можно и что нельзя: за что хвалят, а за что ругают, но и понимал, почему надо так делать. Важно, чтобы указания старших постепенно перерастали в собственное глубокое и единое убеждение ребёнка. Однако, если ребёнок даже и не понимает, почему надо или нельзя совершить какой – либо поступок, а у вас в данной обстановке нет времени или возможности разъяснить и убедить его, он всё равно должен выполнить приказ старшего.

Не менее важно научить ребёнка любить, любить в широком смысле слова будущего спутника жизни, детей, животных, соседей, страну, в которой живёт и т.д. Любовь – не только чувство, но и действие, обращённое к другому, это радость от доставления радости другому, от того, что ему хорошо, и боль от того, что другому плохо. Ребёнок обычно является объектом любви, забот, ухода, но и он сам должен любить и о ком – то заботиться (о братьях, сёстрах, животных), по отношению к которым он является «старшим», сделать внутренней потребностью заботу о старых, больных – о всех, кто нуждается в помощи и сочувствии.

Когда мать любит и ласкает ребёнка, то этим формирует у него потребность любить и быть любимым. Если ребёнок с детства, даже имея все необходимые условия и блага, лишён любви, он вырастает с тяжёлыми моральными дефектами. Поэтому необходимо не только обслуживать ребёнка, но и проявлять к нему свою любовь, ласкать его, говорить ему нежные слова даже в грудном возрасте, хотя он ещё не понимает их значения, а только лишь реагирует на тембр голоса матери. В закрытых детских учреждениях это вменено в обязанности всему персоналу.

Хорошие слова не подействуют на ребёнка, если они не будут подтверждаться хорошим примером в поведении старших. Ребёнок неосознанно подражает в своих поступках, проявлениях эмоций (спокойствия или нервности) , коммуникабельности или конфронтации поведению взрослых, в первую очередь родителей. Это биологический закон, так как для человека (ребёнка) повторение поступков и эмоций родителей формирует тип его отношений к окружающей социальной среде.

Слово, сказанное ребёнку, действенно только тогда, когда оно сопровождается соответствующим адекватным ощущением, когда оно становится сигналом реальных событий. Поэтому нельзя что – либо обещать или чем – либо пригрозить ребёнку, если вы не уверены, что обещание или угроза будут выполнены. Так, нельзя обещать купить мороженое и не купить его или сказать: «дома накажу» и не наказать. Если ребёнок знает, что его никогда не обманывают, то будет безотказно слушаться каждого спокойно сказанного слова и не придётся прибегать каждый раз к «прянику» или «кнуту». А это является залогом предупреждения неврозов у ребёнка.