Реферат

Правдивое изображение войны

в рассказе Е.Носова «Красное вино Победы».

Выполнила ученица 6 Г класса

МОУ «Гимназия № 90»

Советского района г. Казани

Харитонова Валерия

Руководитель Н.П. Репина

Введение

Писать правду о войне очень опасно и очень опасно доискиваться правды… Когда человек идет на фронт искать правду, он может вместо нее найти смерть. Но если едут двенадцать, а возвращаются только двое – правда, которую они привезут с собой, будет действительно правдой, а не искаженными слухами, которые мы выдаем за историю. Стоит ли рисковать, чтобы найти эту правду, – об этом пусть судят сами писатели.

Эрнест Хемингуэй

Война — величайшая трагедия человечества, и литература всегда отзывалась болью на эту трагедию. Особенно актуальна эта тема стала в двадцатом веке после двух мировых войн, которые унесли миллионы человеческих жизней. Война — это всегда экстремальная ситуация, все нравственные проблемы на войне обостряются.

Великая Отечественная война отражена в русской литературе XX века глубоко и всесторонне, во всех своих проявлениях: армия и тыл, партизанское движение и подполье, трагическое начало войны, отдельные битвы, героизм и предательство, величие и драматизм Победы. Авторы военной прозы, как правило, фронтовики, в своих произведениях они опираются на реальные события, на свой собственный фронтовой опыт. В книгах о войне писателей-фронтовиков главной линией проходит солдатская дружба, фронтовое товарищество, тяжесть походной жизни, дезертирство и геройство. Писатели-фронтовики – это целое поколение мужественных, совестливых, многое испытавших, одаренных личностей, перенесших военные и послевоенные невзгоды. Писатели-фронтовики являются теми авторами, которые в своих произведениях выражают точку зрения, что исход войны решает герой, сознающий себя частицей воюющего народа, несущий свой крест и общую ношу. «Доподлинный окопник, рядовой боец, он не любит говорить о войне… Раны бойца больше и сильнее скажут о войне. Нельзя всуе трепать святые слова. Как впрочем, нельзя  и врать о войне. А плохо писать о страданиях народа – стыдно. Мастер и труженик прозы, он знает, что память погибших друзей можно оскорбить неловким словом, корявыми мыслями…» – так написал о Носове его друг писатель-фронтовик Виктор Астафьев.

В основе рассказа Е. Носова «Красное вино победы» лежит реальный случай. В 1944 году автор служил в рядах армии Рокоссовского, был тяжело ранен. Конец войны он провел в госпитале. Эти события, глубоко ранившие его душу, нашли отражение на страницах произведения.

В рассказе «Красное вино Победы» главное внимание автора уделяется рассуждению о страшной и непомерной цене великой жертвы, которую принёс русский народ, завоевав Победу, о невосполнимости человеческих утрат – как частных, так и общенародных. Таким образом, писатель ставит проблемы общечеловеческие.

Небольшой по объему рассказ талантливого писателя ставит на пьедестал русского солдата, совершившего подвиг самопожертвования.

Глава 1. Особенности изображения войны в рассказе.

« О войне написано много», — сказал однажды Евгений Носов, — и мне хотелось бы углубить эту тему, исследовать солдатскую психологию». Он по-своему подходит к ней, всегда живо неисчерпаемо и волнующе. Вот поэтому в произведениях Носова о войне есть одна удивительная особенность, в них нет эпизодов самой войны. Ни батальных сцен, ни закулисных противоборств разведок и контрразведок, нет ни окопной, ни штабной правды. Но есть правда такая огромная, что она объединяет все другие правды своим горестным материнским объятием. Местом действия в этом рассказе он сделал не поверженный рейхстаг, не Потсдам, где была подписана капитуляция фашистской Германии, а далекий от фронта небольшой подмосковный городок Серпухов и ослепительно белую палату госпиталя. Этим автор и затрагивает самое может быть, заветное в своей памяти о войне — как он в феврале 1945 года был тяжело ранен под Кенигсбергом и встретил день Победы на казенной койке.

Композиция рассказа не отличается внешней сложностью, но у неё есть свои особенности. В сюжете практически нет событий в привычном смысле слова: в серпуховском госпитале весной 1945 года оказываются раненые бойцы, которые ждут окончания войны. Своеобразие рассказа в том и заключается, что Е.Носов не описывает перипетии солдатской жизни, а изображает процесс ожидания. Внешние события заменяются ожиданием победы, её предчувствием.

С первых же страниц рассказа чувствуется, что много сокровенного намеревался вложить писатель в образы своих героев. Поначалу раненым войны белизна и тишина госпиталя кажутся неправдоподобными, но постепенно они начинают привыкать к этому, их путь сюда не просто длинный, но и тяжелый: восточно-прусские укрепления, прорыв. Мазурские болота, промозглость сырых ветров и едких туманов Балтики, чахлый вереск на чужой земле, с которой пострадавших отправляют в тыл. Особенно поражает сосновая роща, являющаяся операционной. Конечно же, хирург, несмотря на сильную усталость, делает свое благое дело умело, правильно. Люди остаются инвалидами, иного выхода нет. « Пока он приводил руки в порядок, одна из сестер подхватывала и уносила таз, где среди красной каши из мокрых бинтов и ваты иногда пронзительно — восково, по-куриному, желтела чья-то кисть, чья-то стопа… Мы видели все это, с нами не играли в прятки, да и некогда было и не было условий, чтобы щадить нас милосердием», — эти строчки трогают, проникают в самую душу и вызывают неизмеримый ужас. Пережившие такие кровавые события эти люди с трепетаньем в сердце ждут дня Победы. Они давно мечтали о нем, сражались за него. Щемящая тоска по Родине, чувство любви, печали, неясной вины перед отчим домом, краем прозвучат в рассказе. Раненые в палате будут вспоминать родные свои места — и Волгу, и Сибирь, и Молдову, и Мезень, и спорить, чьи края красивее и лучше во всех смыслах. И даже закованный в гипсовый панцирь Копешкин попытался что-то сказать о своей пензенской деревеньке, где остались его жена и двое ребятишек. Но не вышло так как он хотел. А все равно и без слов понимаешь, что это на первый взгляд ничем не примечательное место, самое дорогое, любимое для Копешкина. Изредка в этом рассказе бросается в глаза та или иная деталь окопного быта.

Неспешно развивающееся повествование, всё увеличивающее напряжение ожидания победы, вдруг ускоряется и стремительно мчится к кульминации. Наконец, приходит радостный и счастливый для всего русского народа день. Приезд начальника госпиталя полковника Туранцева по прозвищу Дед, обрывки фраз, неожиданные указания сменить бельё, заколоть кабана, отыскать к обеду вино — всё свидетельствует о Победе.

Явился старичок с фотоаппаратом и нацеливал его на увечных, загипсованных солдат таким образом, чтобы на снимке они получились бы целыми и невредимыми. Все это лишь внешние приметы праздника. И не случайно, что этот прекрасный день еще и день скорби, горя. Смерть Копешкина — единственная смерть в этой палате, но не в целой России, сколько же жизней унесла война! Крик женщины, наполненный отчаянием и болью, во время праздника — это крик души, передающий тревожную неизвестность как жить дальше: « Ой, да сиротинушки вы мои беспонятыи-и-и!- продолжала вскрикивать женщина — Да как же я теперь с вами буду! Что наделала война распроклятая, что натворила! Нету нашего родимова-а-а…» Этот вопрос задают все, кого коснулась война. Пьют за победу и будущую жизнь они красное вино победы. В их души вселилась даже не надежда, а вера и убежденность в лучшее — справедливость, добро, мир на Земле. Большой эмоциональной силой обладает эпизод, описывающий, как сапер Михай, позабыв, что у него нет рук, начал ловить брошенный ему букет. Он вызывает чувство сострадания, благодарности к этому человеку за его отвагу, смелость, храбрость.

Внимание писателя сосредоточивается на внутренних переживаниях героя: “Я вдруг остро ощутил, что госпитальные часы отбили какое-то иное, новое время… Что-то враз обожгло меня изнутри, гулкими толчками забухала в подушку напрягшаяся жила на моём виске”.

Глава 2. Герои рассказа.

Проза войны встает с первых страниц рассказа. Автор ничего не приукрашивает. Он видел все сам, собственными глазами. Но, показывая грязь и ужас полевых условий, он не говорит о грязи человеческих душ, которая, наверное, ему тоже встречалась. Разными путями попадали солдаты в госпиталь. Кто-то на мине подорвался, кого-то перерезала автоматная очередь, а кто-то почти предугадал свое ранение.

В рассказе «Красное вино победы» главных героев несколько. Рассказывать о них автор начинает после того, как они как-либо проявят себя в событиях, разворачивающихся в данной палате.- Интересно, где теперь наши? – спрашивал ни к кому не обращаясь, лежавший в дальнем углу Саша Селиванов, смуглый волгарь с татарской раскосиной. В голосе его чувствовалась тоска и зависть. После его слов автор непосредственно начинает давать характеристику своим товарищам по палате. Он рассказывает, что из-за толсто загипсованной ноги, Сашу прозвали Самоходкой. К ноге с помощью кронштейна и блока был подвязан мешочек с песком, отчего Саша был вынужден всё время лежать на спине, а если и садился, то в неудобной позе, с высоко задранной ногой. Следующий раненый – Бородухов. Он заметно напирал на «о», отчего речь его звучала невесомо и основательно. Был он из мезенских мужиков-лесовиков, уже в летах, кряжист и матер телом, под которым тугая панцирная сетка провисла, как веревочный гамак. Минные осколки угодили ему в тазовую кость, но лежал он легко, ни разу не закряхтев, не поморщившись. С начала войны это четвертое его ранение, и поэтому, должно быть, Бородухов отлеживался свой очередной лазарет как-то по-домашнему, с несуетной обстоятельностью, словно пребывал в доме отдыха по профсоюзной путевке.

Самым тяжелым больным в палате является раненый Копешкин. С каждым днём ему становилось всё хуже и хуже. Говорил он всё реже, да и то безголосо, одними только губами, и надо было напрягаться, чтобы что-то разобрать в его невнятном шепоте. Несколько раз ему вливали свежую кровь, но всё равно что-то ломало его, жгло под гипсовым скафандром, он и вовсе усох лицом, резко проступили заросшие ржавой щетиной скулы, сбрить которые мешали бинты. Иной раз было трудно сказать, жив ли он ещё в своей скорлупе или уже затих навечно. Лишь когда дежурная сестра Таня подсаживалась к нему и начинала кормить с ложки, было видно, что в нём ещё теплится какая-то живчина. Так и умер Копешкин в победное утро, и заметили это намного позже. Некоторые раненые всё же могли передвигаться по палате. Например, такие, как Михай. Он был родом из-за загадочного бессарабского городка Флаешты. Его внешний вид Евгений Носов описывает так: «Я представлял молдаван непременно черноволосыми, поджарыми и проворными, а этот был молчаливо-медлительный увалень с широченной спиной и с детским выражением округлого лица, на котором примечательны и удивительно ясные, какие-то по-утреннему свежие, чистые, ко всему доверчивые голубые глаза и маленький нос пипочкой. К тому же Михай, даже будучи коротко стриженным под машинку, был золотисто-рыж, будто облитый медом. Этот большой тихий тридцатилетний ребенок вызывал у нас молчаливое сострадание. Он единственный в палате не носил гипсов: обе его руки были ампутированы выше локтей, и пустые рукава исподней рубахи ему подвязывали узлами». Он очень тяжело переживал утрату рук. Часами лежал он, уткнувшись лицом в подушку, иногда беззвучно трясясь широкой спиной. Но потом успокаивался. Случалось даже, что, сидя у окна, он тихо напевал что-то на своем языке, раскачивая могучее тело в такт песне. И всё глядел куда-то вверх домов, будто высматривал за горизонтом далекую Молдову. Более подвижные в палате обитали два шутника – Саенко и Бугаев, — как их ещё называли «счастливчиками», так как они почти не находились в палате. В отличие от остальных, они щеголяли в полосатых госпитальных халатах, которые позволяли им разгуливать по двору. Чуть только дождавшись обхода, они рассовывали по карманам сигареты, спички, домино и, выставив вперед по гипсовому сапогу – Саенко правую ногу, Бугаёв левую, — упрыгивали из палаты. Возвращались только к обеду. От них вкусно, опьяняюще пахло солнцем, ветреной свежестью воли, а иногда и винцом. Оба уже успели загореть, согнать с лица палатную желтизну.

Заключение.

Рассказ Е.И.Носова «Красное вино Победы» глубоко символичен. Опьяняющая радость Победного утра сопровождается суровой песней начала войны: «Вставай, страна огромная!..» и слезами женщин и детей. Вино, которое дали всем раненым в госпитале, символизирует кровь, пролитую на войне, и великую жертву, принесённую целым народом. Как сладок вкус победы и как горек вкус утраты. Красное вино — символ, отражающий «две стороны монеты»: обретая что-то одно, мы теряем другое. Вопрос в том, готовы ли мы (и стоит ли) жертвовать самым дорогим ради выигрыша, ради славы? Автор отвечает на это так: «Оставшееся в стакане вино он разнес по койкам, и мы выпили по глотку. Теперь оно показалось таинственно-темным, как кровь».

Обрубленные войной руки Михая, протянутые навстречу кинутому в окно палаты букету, — это тоже символ. Так же, как рисунок деревенского домишки, напоминающий умирающему Копёшкину о родном доме. Долгожданный День Победы – это праздник-поминки, объединяющий всех.

Цените жизнь такой, какая она есть. Оглянитесь вокруг: родные места, лес, дорога, ручеек, знакомый запах, шум листвы! Вы чувствуете? Разве вы не счастливы? Ощутите красоту мира сейчас, пока жизнь не заставит вас с ней расстаться, и вы поймете, что «величайшие истины — самые простые».

Список используемой литературы:

Евгений Носов, Избранные произведения в 2-х томах, том второй, изд-во «Советская Россия», Москва, 1983.

Акаткин В. Всматриваясь в человека : о творчестве Е. Носова, Воронеж, 1974.

Баскевич И. Ради жизни на земле : тема Великой Отечественной войны в творчестве Е. Носова , Литература в школе. — 1985. — № 1.

Русские писатели : XX век: биографический словарь : А–Я (сост. И.О. Шайтанов).- М., 2009.

Финк Л. Игра в прятки : о повести Е.И. Носова «Красное вино Победы» .