Музыка и игра – спутники ребёнка.

Если мы будем наблюдать детство, мы увидим, что первыми источниками незаинтересованной радости ребенка являются — сначала песня, а потом игра.

Раньше всего на утеху и радость человеку является музыка, сопровождающая его и дальше на всем жизненном пути, успокаивающая и утешающая его в минуты печали, облагораживающая все его существо и приближающая его ко всему человечеству, говоря общим для всех, непереводимым на слова и в то же время общепонятным для всех языком.

Младенец в колыбели, не понимающий еще слов матери, успокаивается под ее песню и в первые месяцы своего существования сам старается ее воспроизвести, баюкая себя. С этих пор у него уже является потребность в песне.

На руках у матери грудной ребенок, слыша музыку, хлопает ручками и подпрыгивает, притопывая ножками, у него уже является определенная потребность двигаться под музыку.

За песней идет второй спутник ребенка — игра. Как только он начинает яснее сознавать все, что его окружает, у него появляется желание все, что он видит и слышит, воспроизводить, он начинает игра почти беспрерывно, и игра является неисчерпаемым источником его незаинтересованной радости. В игре он постоянно перевоплощается, живо переживая все это своей творческой фантазией.

Сплетая игру с песней, ребенок находит свою стихию. Для игры ребенок берет материал из окружающей его среды. Если материал этот красив, интересен, то и игры будут хороши, если же кругом одни будни жизни, то и игры будут будничными.

Конечно, при наличии богатой творческой фантазии у ребенка и при художественных наклонностях может и будничный материал переработаться во что-нибудь более красивое, но в большинстве случаев некрасивая среда порождает некрасивые игры.

Играя, ребенок все время двигается, жестикулирует, мимирует, перевоплощаясь то в одно, то в другое существо, выражая в своих жестах все переживания воображаемых им существ. Его мимика и движения большею частью являются явным копированием действительности, совершенно реальным, и иногда до такой степени, что ребенок делается прямо-таки до смешного похож на тех, кого он изображает.

Итак, мы видим, что игра является воспроизведением жизни реальной, музыка же – сколок жизни в идеале. Соединив то и другое и преподнося это детям, мы удовлетворим их потребности изображать жизнь, перевоплощаться и в то же время благодаря музыке, сопровождающей игру, будем показывать им жизнь в идеале, освещая ее красивые стороны.

Музыка, действуя на человека, как на взрослого, так и на маленького, порождает в нем разнообразные эмоции, эмоции же могут выразиться в жесте, который она смягчает и регулирует.

В то же время жесты и мимика лица обратно действуют на настроение, на всю психику человека. Так, если человек в гневе позволит себе сжать кулаки и поднять их на объект своего гнева, он этим жестом разъяряет себя еще больше.

Таким образом, музыка, действуя непосредственно на человека, как бы диктует ему жесты, жесты же, в свою очередь, обратно действуют на его психику.

Если мы дадим детям некрасивую, банальную музыку, то в игре всем жестам дадим некрасивое направление.

Пусть ребенок в игре своей будет жить красивой жизнью, тогда с младенчества в нем заложится привычка и потребность к красоте, отвлекающей от будничных переживаний: ссор, обид, зависти, злобы и всего, что портит жизнь.

Ведь мелодия так нежно, красиво звучит, а гармония в музыке рисует нам ту гармонию, то согласие, которое должно быть в человечестве.