Министерство образования Республики Беларусь

Белорусский государственный университет

Исторический факультет

Кафедра истории Беларуси

нового и новейшего времени

Толстик Евгений Николаевич

Выборы в Верховный Совет БССР в 1990 году

Курсовая работа студента 1 курса дневной формы обучения

Специальность: Документоведение (по направлениям)

Научный руководитель: преподаватель

Бурачонок А.В.

________________________

«____»_____________2014 г.

Минск, 2014

Содержание

Введение ………………………………………………………………….

3

Глава 1. Реформа в сфере государственного управления БССР в

конце 1980-х гг.……………………………………………………………

6

Глава 2. Выборы в Верховный Совет БССР. Декларация о государственном суверенитете Белорусской ССР…………………….

17

Заключение ……………………………………………………………….

32

Список источников и литературы ………………………………………

34

Введение

Актуальность. Становление суверенной белорусской государственности представляет собой крайне сложный и многогранный процесс, дебаты о котором не прекращаются ни в научной среде, ни на уровне институтов гражданского общества. В этой связи особую актуальность приобретает комплексное исследование различных аспектов, связанных с тем или иным этапом истории генезиса государственных структур на территории современной Беларуси в целом, и институтов представительской демократии в частности.

Многовековая история парламентаризма на белорусских землях берет свое начало в народных вече как в форме прямого народовластия, охватывает периоды вхождения территории Беларуси в состав Великого княжества Литовского, Речи Посполитой (Рада, Сойм), Российской империи (Государственная Дума с 1905 г.). После установления советской власти в Беларуси и образования БССР Верховный Совет как орган законодательной власти формально обладал приоритетными полномочиями. Однако на деле все важные решения общественно-политической и экономической жизни принимались в Москве, выборы проводились на безальтернативной основе. Начавшийся в СССР процесс «перестройки» ознаменовал собой демократизацию политического климата как в центре, так и в союзных республиках. В условиях относительной гласности стали обсуждаться замалчиваемые ранее сюжеты белорусской истории, возрос интерес к национально культуре, религии и т.д. Спустя много лет на повестку дня вновь встал вопрос о возможности суверенизации Беларуси. Изучение обстановки, предшествующей выборам в Верховный Совет БССР двенадцатого созыва, хода избирательной кампании и ее результатов является тем важным срезом, который дает цельную картину общественно-политических настроений в Беларуси накануне обретения ею государственной независимости.

Целью данной работы является комплексное рассмотрение кампании по выборам в Верховный Совет БССР двенадцатого созыва в контексте общей общественно-политической и идеологической ситуации в союзной республике во второй половине 80-х – начале 90-х гг. XX вв. Достижение данной цели предполагает решение ряда взаимосвязанных задач:

1. рассмотреть основные черты политики «перестройки» в СССР в целом и в союзных республиках в частности как важнейшие предпосылки проведения первых альтернативных выборов в Верховный Совет БССР;

2. выявить ключевые черты кампании по выборам в Верховный Совет БССР двенадцатого созыва (участие партий и общественных движений; настроение в обществе накануне и во время выборов; программные заявления участников кампании; меры коммунистической номенклатуры по сохранению главенствующего положения в политической системе; формы агитации и пропаганды различных сил и т.д.);

3. проанализировать итоги выборов в Верховный Совет БССР двенадцатого созыва, степень их влияния на будущие демократические преобразования в стране.

Историографический обзор. Среди комплексных исследований, так или иначе касающихся вопроса выборов в Верховный Совет БССР двенадцатого созыва, следует выделить монографию Г.А. Василевича «Белорусское государство на рубеже веков». Автор рассматривает события, предшествующие становлению суверенной белорусской государственности, с позиций правовых норм. Значительное внимание уделено, в частности, конституционной реформе в БССР в 1989 г., после которой и стала возможной альтернативная предвыборная кампания. В работе Г.А. Василевича анализируются и предшествующие конституционно-правовые нормы БССР и СССР, что дает возможность выявить характер и масштаб реальных изменений в политической системе союзной республики.

Важная информация, не нашедшая отражения в монографии Г.А. Василевича ввиду ее специфического характера, имеется в работе этого же автора «1991 год: хроника пикирующе страны». Здесь анализ правовых норм БССР сочетается с более широким, чем в первой книге, рассмотрением экономического положения республики, настроений в общественной сфере и т.д., что позволяет сформировать более рельефную картину событий конца 80-х – начала 90-х гг.

Весьма важной для настоящей работы является монография А.В. Курьяновича «Верховный Совет в политической жизни Беларуси: формирование, особенности деятельности, финал (1990–1996)». В ней детально проанализирована эволюция парламентской системы, отношения сотрудничества и взаимного противостояния, различных общественно-политических сил, атмосфера, в которой проходили предвыборные кампании и т.п. Несомненным преимуществом работы является широкое использование автором оригинальных архивных источников. Это позволяет считать работу А.В. Курьяновича необходимой для каждого специалиста, изучающего парламентскую систему Беларуси прошлого и настоящего.

Важный материал представлен в аналитической публикации А. Федуты «Власть на троих». Она построена на основе воспоминаний влиятельных участников событий предвыборной кампании 1990 г. В работе А. Федуты представлены уникальные свидетельства очевидцев эпохи, их восприятие событий тех лет. Проанализирована возможность доступа к средствам массовой информации представителей провластных коммунистических и оппозиционных сил. Благодаря подобным работам можно адекватно рассматривать события как на микро-, так и на макроуровне. В том же ряду стоят статьи из сборника «Новейшая история белорусского парламентаризма», вышедшего под редакцией В. Булгакова. В этой книге политологи анализирует не столько итого электоральных процессов, сколько культурный фон, идеологическую и политическую атмосферу, в которой проходили выборы.

Для построения цельной картины выборов в Верховный Совет двенадцатого созыва необходимо обращение к широкой источниковой базе. Особый интерес представляют интервью с главными участниками событий конца 80-х – начала 90-х гг. в Беларуси (С. Шушкевичем, М. Кебичем и др.). Этот вид источников дает возможность проследить, как решение отдельных политиков оказывали влияние на судьбу государства, как эти изменения воспринимались в обществе, какие были допущены просчеты и т.д. Кроме того, в работе использован текст Декларации о государственном суверенитете Беларуси – важнейшего документа, принятого Верховным Советом двенадцатого созыва. Анализ этого источника позволяет определить, каким образом в политических кругах БССР формировалась и получила свое воплощение идея о государственном суверенитете Беларуси.

Указанный перечень источников и литературы позволяет сформировать адекватный и объективный взгляд на события конца 80-х – начала 90-х гг., и в частности, на кампанию по выборам в Верховный Совет БССР двенадцатого созыва в марте–апреле 1990 г.

ГЛАВА 1. РЕФОРМА В СФЕРЕ ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ БССР В КОНЦЕ 1980-х гг.

После смерти Л.И.Брежнева в 1982 г. на посту главы государства находились: Ю.В.Андропов (1982–1984), К.У.Черненко (1984–1985). Наибольшие ожидания люди связывали с Ю.В.Андроповым, в прошлом председателем КГБ СССР. На первом этапе он был очень работоспособным человеком, предложившим, как казалось многим, разумные вещи по наведению порядка и дисциплины в обществе. Однако из-за болезни его пребывание на высшем государственном посту было недолгим. В 1985 г. Генеральным секретарем ЦК КПСС избирается молодой по тем меркам (54 года) М.С.Горбачев, курировавший в Политбюро ЦК КПСС сельское хозяйство.

В союзных республиках, как это и было определено в конституциях, руководство государственной и общественной жизнью в это время осуществляли центральные комитеты компартий во главе с первыми секретарями. Несмотря на закрепление в конституциях статусов Верховных Советов как высших органов государственной власти республик, все важные решения принимались в ЦК Компартии.

В литературе отмечается, что «в Советском государстве принцип разделения властей и многие другие правовые принципы отрицались как неприемлемые и «буржуазные». По Конституции, вся власть принадлежала народу и осуществлялась им через Советы народных депутатов, которые составляли политическую основу СССР. Все другие государственные органы были подконтрольны и подотчетны Советам. Кроме того, почти все государственные органы формировались Советами. Никакого разделения властей – только полновластие Советов. Парадокс заключался в том, что и Советы в своей власти были ограничены. Коммунистическая партия – «руководящая и направляющая сила советского общества, ядро его политической системы, государственных и общественных организаций», путем безальтернативных выборов проводила своих представителей в Советы, а через Советы – и в другие государственные органы. Партийные организации не просто вмешивались в деятельность государственных органов, а руководили ими. Подбор кадров был за партийными органами. Для занятия ответственной должности, как правило, необходимо было быть членом КПСС. Реальной властью обладала партийная верхушка (Политбюро ЦК КПСС), а Съезды КПСС, которые по уставу КПСС являлись высшими партийными органами, и пленумы ЦК КПСС носили парадный характер, все решения утверждали единогласно». [2, с.4]

Что касается БССР, то в начале второй половины 1980-х гг. республика успешно развивалась. Развернув социалистическое соревнование за выполнение решений ХХVII съезда КПСС.

Ощущение перемен с приходом М.С.Горбачева к власти витало в воздухе. Идея реформы политической системы тогда еще советского общества была впервые официально изложена на ХIХ Всесоюзной конференции КПСС и закреплена в ее решениях. Объяснение реформам давалось следующее: 1) изменение методов руководства экономикой, пересмотр пределов государственного влияния, развитие кооперации, развитие групповой и личной инициативы; 2) изменение к объяснению демократизации общества – не только как бытия власти, но и метода руководства обществом и его самоуправлением; 3) переход от односторонней ответственности человека перед обществом к принципу взаимной ответственности человека и общества. Так, в документах XIX Всесоюзной конференции КПСС впервые появилась запись: «Граждане несут ответственность перед своим общенародным государством, как и государственная власть, несет ответственность перед гражданами». [2, с.7]

Важнейшую роль в реформировании системы государственного аппарата играет лидер страны. На тот период времени это был М.С.Горбачев – выходец из партийной номенклатуры. Вместе с тем общество было готово к таким изменениям. Гласность и как следствие этого ознакомление общественности со многими неприглядными сторонами в деятельности государственного и партийного аппарата, его обюрокрачивание, чванство, неуважение к людям – эти и другие негативные явления хотя и не были общераспространенными, однако каждый такой факт давал повод для критики. [2,c.8]

В ряду причин негативного отношения граждан к существующей системе была и катастрофа на Чернобыльской АЭС. В пострадавших от катастрофы республиках, в том числе Беларуси, это породило волну протеста. Возникший в последующем Белорусский народный фронт «Возрождение» начал организовывать «Чарнобыльскі шлях» – шествия граждан, приуроченные к годовщине катастрофы. Руководство БССР, когда оно осознало пагубность аварии, стали приниматься широкомасштабные меры по защите людей. Со времени аварии огромная часть государственного бюджета идет на устранение ее последствий. [2, c.9]

1989 г. становится одним из ключевых периодов истории республик, входивших в состав СССР, в том числе и БССР. 1 декабря 1988 г. Верховный Совет СССР принимает закон “Об изменениях и дополнениях Конституции СССР”. В связи с ним следовало скорректировать и республиканское законодательство. Хотя устои СССР уже расшатывались, однако в 1988-1989 гг. он как государство ещё имел влияние на республики. Союзный закон был принят за основу для корректировки республиканского законодательства. В связи с принятием этого закона деятельность Верховного Совета БССР и его Президиума стала набирать активный темп. В 1989 г. принято 22 закона и постановления Верховного Совета БССР, 89 указов и постановлений Президиума Верховного Совета.

27 октября 1989 г. Верховный Совет БССР принял закон “Об изменениях и дополнениях Конституции Белорусской ССР”. Этот закон явился прологом и основой дальнейших изменений в политической, экономической и социальной сферах республики. Его принятие было вынужденной мерой в силу ряда причин. С формально-юридической стороны республики, тогда ещё находившиеся в составе СССР, обязаны были скорректировать свое законодательство в соответствии с союзным. Однако главными причинами, почему партийная и советская номенклатура тогда пошли на радикальные изменения — это масштабное общественное мнение, требующее коренных изменений в государстве и обществе. Идея и цель этого Закона заключались в развитии социалистической демократии, самоуправлении народа, совершенствовании избирательной системы, а так же структуры и деятельности Советов народных депутатов и органов правосудия. Следует отметить, что хотя СССР и был федеративным государством, однако республиканское законодательство всегда развивалось в русле законодательства Союзного, и существенные отступления были практически невозможны. [3, c.10]

Важные изменения, касающиеся системы и принципов деятельности Советов народных депутатов, были внесены в главу 9.

В статье 78 Конституции закреплялось, что Советы народных депутатов- Верховный Совет Белорусской ССР, местные Советы народных депутатов- областные, районные, городские, районные в городах, поселковые и сельские составляют единую систему представительных органов государственной власти Белорусской ССР. [7, c.12]

В статье 79 устанавливался срок полномочий Советов народных депутатов и был равен пяти годам. Выборы депутатов назначались не позднее, чем за три месяца до истечения срока полномочий соответствующих органов государственной власти (ранее это касалось только Верховного Совета), срок полномочий остальных Советов был два с половиной года. [7, с.12]

В статье 80 закреплялось, что важнейшие вопросы республиканского и местного значения решаются соответственно на сессиях Верховного Совета Белорусской ССР и местных Советов депутатов или ставятся ими на референдумы. Тем самым усиливалась роль представительной власти.

Верховный Совет Белорусской ССР избирает Председателя Верховного Совета БССР. Местные Советы народных депутатов избирают председателей Советов, Верховный Совет БССР и местные Советы народных депутатов, за исключением городских (городов районного подчинения), поселковых и сельских имеют свои президиумы.

Любое должностное лицо может быть досрочно освобождено от занимаемой должности в случае ненадлежащего выполнения им своих служебных обязанностей. [7, c.12-13]

Значительные изменения претерпела глава 10 «Избирательная система».

Согласно статье 84 выборы депутатов проводятся по одномандатным избирательным округам на основе всеобщего, равного и прямого избирательного права при тайном голосовании. При этом с целью обеспечения представительства ветеранов войны и труда и инвалидов по нормам, установленным Законом Белорусской ССР о выборах народных депутатов Белорусской ССР, часть народных депутатов Белорусской ССР избирается от общественных организаций: Белорусской республиканской организации ветеранов войны и труда, Белорусского общества инвалидов, Белорусского общества слепых, Белорусского общества глухих.

Так же следует отметить, что в конституционном тексте начали просматриваться элементы разделения властей. Так, согласно статье 85 лица, входящие в состав Совета Министров Белоруской ССР, исполнительных комитетов местных Советов народных депутатов, за исключением председателей этих органов, руководители ведомств, отделов и управлений исполнительных комитетов местных Советов, судьи и государственные арбитры не могут быть депутатами в Совете, которым они назначаются или избираются.

Радикальной, отвечающей духу времени, была норма статьи 88, в соответствии с которой число кандидатов в народные депутаты не ограничивается. Каждый участник предвыборного собрания может предлагать для обсуждения любые кандидатуры, в том числе и свою. [7, c.13-14]

Так же следует отметить, что исходя из реформы, расширялись полномочия Верховного Совета. Верховный Совет Белорусской ССР правомочен принять к своему рассмотрению и решить любой вопрос, находящийся в ведении Белорусской ССР. Но в тоже время существенно ограничивались полномочия Президиума Верховного Совета Белорусской ССР. Так как Президиум это подотчетный Верховному Совету орган, который обеспечивает организацию работы Верховного Совета Белорусской ССР и осуществляет другие полномочия в пределах, предусмотренных Конституцией Белорусской ССР и законами Белорусской ССР. Вместе с тем на переходный период (до начала работы нового состава Верховного Совета) сохранялись его полномочия, в том числе право принимать указы нормативного характера.

Высшим должностным лицом Белорусской ССР становится председатель Верховного Совета Белорусской ССР. Председатель Верховного Совета Белорусской ССР избирается из числа народных депутатов Белорусской ССР тайным голосованием сроком на пять лет и не более чем на два срока подряд. Он представляет её в СССР, во взаимоотношениях с другими союзными республиками и в международных отношениях. Следует отметить, что ранее Председатель Верховного Совета лишь вел сессии Верховного Совета и проводил на них решения. В то же время Председатель Верховного Совета БССР подотчётен Верховному Совету Белорусской ССР. Он мог быть в любое время путём тайного голосования отозван Верховным Советом Белорусской ССР.

В 111 статье Конституции закреплялись права народных депутатов Белорусской ССР на освобождение от выполнения служебных или производственных обязанностей для осуществления депутатской деятельности в Верховном Совете Белорусской ССР, его комиссиях, а также среди населения. Народные депутаты Белорусской ССР освобождаются от выполнения служебных или производственных обязанностей на весь период своих полномочий в Верховном Совете Белорусской ССР или на определённый срок. [7, c.20]

Так же составной частью политической реформы явились новые избирательные законы союзных республик. Изменения в избирательном законодательстве появились благодаря Закону СССР от 20 декабря 1989 г. «Об изменениях и дополнениях Конституции СССР по вопросам избирательной системы». [6]

Были расширены права союзных республик в определении системы высших и местных представительных органов. Это могут быть как Съезды народных депутатов, так и Верховные Советы. Например, такой подход был реализован в России. В других республиках появились видоизмененные Верховные Советы. Численность их депутатов изменена.

В октябре 1989 г. Верховным Советом БССР был принят Закон «О выборах народных депутатов Белорусской ССР». Законом предусмотрено, что в соответствии с Конституцией Белорусской ССР выборы народных депутатов Белорусской ССР проводятся по одномандатным избирательным округам на основе всеобщего, равного и прямого избирательного права при тайном голосовании. С целью обеспечения представительства ветеранов войны и труда и инвалидов по нормам, установленным Законом, 50 народных депутатов Белорусской ССР избиралось от этих организаций. [3, c.15]

В БССР вместо 485 депутатов, работающих в парламенте, было определено избрание 360. Для сравнения отметим, что аналогичные тенденции были и в других республиках.

Новое избирательное законодательство по-новому устанавливало и численность местных представительных органов власти. Здесь также было существенное сокращение депутатского корпуса. Областные Советы стали насчитывать от 100 до 300 депутатов, районные – от 50 до 100, уменьшена численность городских, поселковых, сельских Советов. Конкретная численность каждого местного Совета стала определяться не вышестоящим Советом, а непосредственно самим Советом соответствующего уровня.

В связи с проведением политики перестройки начатой М. Горбачёвым в СССР начался процесс демократизации, который не обошёл стороной и БССР. Верховный Совет 11-го созыва плодотворно работал над изменением законодательства, а так же внесением поправок и дополнений в конституцию БССР принятую в 1978 г. Только за 1989 г. было принято 22 закона и постановления Верховного Совета БССР, 89 указов и постановлений Президиума Верховного Совета. Можно сказать, что назревшие изменения в Конституцию БССР явились правовой основой для развития конституционной демократии. Принятые дополнения и изменения в Конституцию БССР расширяли права Верховного Совета и председателя Президиума Верховного Совета БССР, что свидетельствует о децентрализации власти и союзных республик. Но советский политический режим устарел и поэтому реформирование системы государственного управления, явилось вполне закономерным процессом.

ГЛАВА 2. ВЫБОРЫ В ВЕРХОВНЫЙ СОВЕТ

БССР 12 СОЗЫВА

Как отмечалось ранее, в статье 79 Закона «Об изменениях и дополнениях Конституции Белорусской ССР» устанавливался срок полномочий Советов народных депутатов и он был равен пяти годам. В 1990 г. истекал срок полномочий депутатов Верховного Совета 11-го созыва. Следует отметить тот факт, что выборы в местные Советы и республиканские парламенты в советские времена традиционно носили формальный характер. Однако в 1990 г. ситуация кардинально изменилась. Выборы в Верховный Совет БССР 12-го созыва называют первыми выборами на альтернативной основе.

Выборы в Верховный Совет прошли после выборов в Верховный Совет СССР. Это определило как характер политического участия граждан, так и позицию основной на тот момент политической силы – КПБ – на выборах. Первые общесоюзные выборы проходили в условиях перестроечной эйфории. Парламент имел две функции: он был представительным и законодательным органом власти. В советском массовом сознании особенно была важна первая функция. Верховный Совет СССР, также как и Верховный Совет БССР, воспринимался гражданами не как учреждение власти (этот статус и реально, и символически сохранял ЦК КПБ), а как народная трибуна, учреждение представительства, на которой презентуются не позиции или интересы отдельной группы, а личное представление политика о направлениях развития общества. Возможность участия в республиканских выборах ряда партийных деятелей, которые могли определяться в качестве сторонников реформ партии и представлять неортодоксальную партийную позицию, была ограничена их избранием в Верховный Совет СССР. Ход выборов показал, противопартийные настроения сочетались с матрицей массового сознания, в которой граждане хранили ритуальный способ выражения поддержки, т.е. не могли активно и целенаправленно действовать. [1, c.3]

Партийные функционеры, благодаря законодательству, получили фору уже на этапе выдвижения кандидатур. Согласно законодательству, выдвигать кандидатов на республиканские выборы имели право трудовые коллективы, насчитывавших более 300 рабочих. Выдвижение происходило по результатам предвыборных конференций. Закон не ограничивал количество участников конференции, но окружная и территориальная избирательные комиссии получили от Центризбиркома брошюру (она не имела статуса официального инструкции, но фактически выполнялась комиссиями), согласно которой разрешалось выдвижение только тех кандидатов, на конференциях для избрания которых присутствовало не менее половины рабочих предприятия. Кандидаты могли выдвигаться и коллективами высших и средних специальных учебных заведений (это отличало выборы народных депутатов БССР от предыдущих союзных выборов, где учебные заведения не имели право выдвижения кандидатов). Если количество рабочих этих учреждений была недостаточной, могли проводиться выдвижении от объединенных конференций коллективов. Кроме этого, право выдвигать кандидатов имели граждане по месту жительства − также по итогам собраний. Ряд общественных объединений (таких, как общество ветеранов, объединения слепых, глухих, инвалидов) имели право отдельного выдвижения кандидатов, их представители избирались раньше остальных за пределами общенациональной избирательной кампании, что давало возможность части их руководства почти гарантированно получить мандаты. Кандидаты могли выдвигаться только по месту жительства или работы. Исключение составляли те граждане, чья деятельность распространялась на территорию, большую за избирательный округ, например на всю страну. Они имели право выдвигаться от любого округа, который находился в территориальных пределах их деятельности. [1, c.4]

В начале 1990 г. началась регистрация кандидатов в депутаты Верховного Совета БССР. Первые недели процесс выдвижения кандидатов проходил очень медленно. Особенно низкая активность избирателей отмечалась в Минске, где на 11 января 1990 г., т.е. за две недели до конца выдвижения кандидатов, на 40 мандатов претендовало только 50 кандидатов в депутаты. 13 января в 59 округах республики не было выдвинуто ни одного кандидата. На таком уровне активность сохранялась до конца срока выдвижения. Основное количество кандидатов было выдвинуто в последнюю очередь. По данным печати, в последние дни регистрации в республике происходило по 100 и более предвыборных конференций на день. При этом значительное количество кандидатов избиралось на альтернативной основе. Ход подготовки к выборам свидетельствует о том, что, несмотря на иллюзию массовой активности, общество было способно только на организованное сверху участие в политике. Граждане не были мотивированы выдвигать кандидатов самостоятельно. Все происходило на основании двух факторов: воли руководства коллектива или воли кандидата. Организовать предвыборную конференцию можно было преимущественно благодаря усилиям руководства. При этом наиболее политически «нечестной» была именно та группа, которая составляла потенциальный электорат неформальных кандидатов, — интеллигенция. Так, предвыборная конференция от БГУ смогла выбрать кандидата только с третьей попытки. Белорусский театрально-художественный институт – со второй. [1, c.4]

Форма регистрации все-таки оставляла возможности для личной активности, открывая путь в политику целеустремленным кандидатам. Так, например, кандидаты, которые не были избраны на конференции одного трудового коллектива, имели шанс попробовать в рамках закона выделиться в другом. Так, Ю. Ходыко, не избранный на объединенной конференции президиума Национальной академии наук и Института истории, был выдвинут Институтом физики. [1, c.4]

Анализ социально-профессионального и персонального состава выдвинутых кандидатов показывает, что борьба за мандат не рассматривалась как борьба за власть. Доминировал «представительный» мотив участия кандидатов. Выдвижение рассматривалась не как наделение полномочиями, а как оценка предыдущих заслуг. Это подтверждается и особенностями конкуренции, в которой отсутствовала общая стратегия даже со стороны представителей партийных и промышленных заведений с целью победы. Анализ выдвижения кандидатов в Витебской области свидетельствует о том, что в ряде округов выдвигались кандидаты, которые работали в одном учреждении и даже были связаны как руководители и подчиненные. Так, по 170-му избирательному округу одновременно баллотировались первый и второй секретарь горкома партии, по одному из округов − секретарь райкома партии и один из заведующих отделом того же райкома, по 144-му округу − два кандидата от райкома партии. [1, c.5]

Также много примеров, когда в одном округе выделялись представители от одного промышленного предприятия. В ряде округов выступали в качестве соперников партийные, комсомольские и хозяйственные функционеры. Почти во всех рассмотренных случаях соперники от одного учреждения должны были соревноваться еще с несколькими, в том числе альтернативными кандидатами. Фактически все это подтверждало, что выборы даже кандидатами воспринимались не как борьба за власть, а как ритуал участия. [1, c.5]

В результате в 310 округах было выдвинуто 1680 кандидатов. Из них зарегистрированы были 1544. 88,5 % от общего числа кандидатов не были ранее депутатами Верховного Совета БССР. На один мандат в среднем претендовали почти 5 человек. Но в ряде округов это число доходило до шестнадцати. Только в 20 округах было выдвинуто по 1 кандидату. [1, c.5]

Согласно отчету ЦИК, относительно регистрации было подано 70 жалоб, 24 из которых были признаны обоснованными. Большинство из них касалось отказов в регистрации, главной причиной которых было не проживание в округе, где баллотировался кандидат (результат противоречия между производственным принципом участия и территориальным принципом регистрации).

[1, c.6]

Фактически, несформированность территориальных традиций представительства, закрепленная законодательством и политической практикой выборов 1990 г., составила фундамент для того, чтобы, независимо от используемой риторики (национальной, религиозной или др.), потенциальные оппозиционные силы начали формироваться по социально-профессиональному принципу, а потом обращаться к электорату. Такая модель оставляла электорату пассивную роль, роль не участника, а избирателя-наблюдателя. Это не способствовало появлению массовых партий. Результатом этого стало ослабление потенциальной оппозиции партии. [1, c.6]

Таким образом, уже первый этап кампании показал, что активность белорусских избирателей даже на пике общесоюзного оживления была преимущественно организованна сверху и имела солидарные, а не конкурентные мотивы. Солидарный мотив был чертой поведения не только избирателей, но и кандидатов. [1, c.6]

Так же кандидаты столкнулись с проблемой агитации. Так как независимых от государства газет ещё не было создано. Доступ неформальных сил к СМИ было скорее символическим, чем настоящим. Участие З. Позняка в передаче «Шаг» и публикация его нескольких статей в печати было исключением, которое подчеркивало правило.

«Бороться за голоса» было тяжело. Свидетельствовал активист оппозиции С. Наумчик:

Формально кандидаты имели «равную» возможность проводить встречи в трудовых коллективах. Но кандидатам от БНФ попасть на завод или в НИИ было значительно тяжелей; чиновники же легко проходили куда угодно. К примеру, кандидат в депутаты по одному из витебских округов, начальник областного управления милиции М. Гриб посещал заводы, студенческие аудитории, родительские собрания в школах – чтобы проинформировать о борьбе с преступностью. Его конкурент от БНФ, руководитель клуба «Узгор’е» археолог И. Тишкин такой возможности не имел. [9, c.8]

Закон предусматривал права для всех кандидатов, но фактические возможности обратиться к избирателям зависели от статуса и личных связей.

В зависимости от возможностей проведения агитационной кампании и ее стиля определились три группы кандидатов: 1) государственные чиновники; 2) руководители; 3) простые граждане.

Первая группа имела наибольшие возможности агитации. Фактически, ее представителям агитация была и не нужна. Ее составляли представители от власти, кандидаты, которые занимали высокие посты в центральных и региональных партийных и административных учреждениях. Регулярное присутствие в печати, возможность, используя служебные посты, ездить по стране и организовывать собрания давала им наибольшие шансы. Фактически, представителей этой группы можно было считать избранными до выборов.

Возможности агитации следующей группы были не так велики. К ней относились представители промышленной и сельскохозяйственной элиты, руководители государственных учреждений. Кроме средств государства, их предвыборным ресурсом были служебные возможности, институт. Они могли позволить себе «бесплатную» встречу с избирателями большого предприятия, которое возглавляли или с руководством, с которым имели связи, хотя их право так действовать не всеми рассматривалась как законное.

В наиболее худшем положении по возможности агитации находилась третья группа кандидатов, в которую входили рабочие, интеллигенция и т.п. На компанию они могли потратить только средства избиркомов. Именно представители этой группы составляли основу кандидатов. У этих кандидатов не было возможности быть услышанными. Надо было или смириться с этим (это отсеяло ряд кандидатов, преимущественно слабо мотивированных в участии в выборах), или искать какую-то форму активности, которая позволила бы донести призывы к значительному числу избирателей. Основной формой предвыборной коммуникации кандидатов 3 группы стала программа «от двери к двери» и митинги, которые в течение срока агитации происходили почти еженедельно в Минске, в областных городах и ряде районных центров (Лида, Сморгонь, Ивье, Бобруйск, Жабинка, Белоозерск и др.). Основную массу участников митинга составляли представители БНФ. Число участников демонстраций составляло около 12-15 тыс. человек. [1, c.6-7]

К началу избирательной компании по выборам в Верховный Совет ХІІ созыва в Беларуси не существовало зарегистрированных политических партий. Так как власти препятствовали регистрации Белорусского Народного Фронта, 10 февраля 1990 г. по инициативе лидера БНФ З. Позняка состоялся Всебелорусский демократический форум, на котором была создана широкая оппозиционная коалиция – Белорусский Демократический Блок. [11, c. 13-14]

К концу зимы 1990 г. оппозиция стала неожиданно сильной. 25 февраля 1990 г. БНФ проводит самый грандиозный в истории Беларуси митинг в Минске. Свидетельство С. Наумчика:

«Собралось около ста тысяч человек. Впервые Минск видел такое массовое выступление, и впервые на нем состоялась публичная дискуссия между БНФ и руководством КПБ, а именно – между лидером БНФ З. Позняком и первым секретарем ЦК КПБ Е. Соколовым (выступление последнего началось под выкрики «Шапку сними! Перед народом говоришь!», а закончилось скандированием площади «В отставку!»)». [9, c. 12]

Митинг потребовал срочной отставки руководства БССР, была принята резолюция с требованием к Гостелерадио предоставить живой телеэфир организаторам митинга. Стотысячная колонна двинулась по Ленинскому проспекту к телецентру на улице Коммунистической. В 18 часов в прямой телетрансляции выступили З. Позняк, В. Вечерко и А. Марочкин. После их выступления сорок минут на телеэкранах была неподвижная заставка; затем появились первый секретарь ЦК Е. Соколов, Председатель Президиума ВС Н. Дементей, министр юстиции В. Тихиня, секретарь ЦИК М. Лагир и некоторые другие руководители, которые обрушились с обвинениями на БНФ, а стотысячный митинг назвали «толпой экстремистов».[9, c.12]

Активно использовал Фронт и тематику аварии на ЧАЭС. Бездействие союзной власти дало козыри в руки общественным активистам. Так, например, профессор философии Г. Грушевой смог очень быстро, опираясь на структуры Фронта, создать фонд «Детям Чернобыля» с отделениями практически во всех районах и городах Могилевской и Гомельской областей. Фонд начал отправлять детей из пострадавших районов за границу – прежде всего в Германию. С 1990 г. за пятнадцать лет своего существования фонду «Детям Чернобыля» удалось познакомить с жизнью в Европе свыше полумиллиона детей.

Чернобыльский социум разделился. С одной стороны, случившееся несчастье дало возможность для реализации гражданского потенциала значительного числа людей, не желавших подчиняться законам «зоны». Но, с другой стороны, как справедливо заметил еще в 1996 г. Ю. Шевцов, он дал огромное число потребителей, не готовых самостоятельно решать свои проблемы. И это накладывало отпечаток на результат выборов: ненавидя номенклатуру, обвиняя ее в своих несчастьях, жители Гомельской и Могилевской областей наиболее последовательно голосовали за номенклатуру, не надеясь больше ни на кого.

Тем не менее кое-где даже в этих консервативных регионах демократам удавалось «пробить стену». В результате уже первый тур продемонстрировал, что далеко не везде компартия контролирует ситуацию настолько жестко, чтобы обеспечить себе победу.

Ряд митингов имел политические последствия, по их итогам которых властями были приняты политические решения. Так, например, Могилевский обком КПБ в ответ на угрозу митингующих начать политический забастовку, если не будет созвана сессия областного Совета народных депутатов, вынужден был собрать ее и обсудить поднятые митингующими проблемы, но на день позже заявленного на митинге срока. [9, c 10-11]

И так, к 4 марта – дню выборов – белорусский избиратель успел привыкнуть к «телевизионной демократии»: трансляции заседаний Съезда народных депутатов и Верховного Совета СССР задали модель поведения начинающих белорусских политиков и одновременно убедили избирателя в том, что депутаты обязаны бороться за их голоса. Электоральное право начало восприниматься именно как право.

Выборы в Верховный Совет БССР и местные Советы депутатов прошли в один день – 4 марта 1990 г., т.е. были совмещены. В выборах приняли участие 87% избирателей. Наибольший уровень абсентеизма отмечен в политически активном (по количеству митингов и их участников) Минске, где в выборах приняли участие 75,3% избирателей. Наименьший − в Минской и Брестской областях, где наблюдалась максимальная явка, соответственно 92,6% и 90,5%. [1, c.8]

Кандидат в депутаты Верховного Совета БССР С. Шушкевич вспоминал:

«На тех, конечно, памятных для меня выборах, действительно свободы было куда больше, чем во всех последующих избирательных кампаниях. Мне нигде не чинили препятствий. Я мог и выступал перед трудовыми коллективами, военнослужащими, студентами и везде, пусть это несколько нескромно, зато − сущая правда, меня принимали на ура». [4, c.7]

По итогам первого тура выборов депутатами были избраны 98 человек. 45 кандидатов были избраны от общественных объединений до начала выборов. 34 депутата занимали высокие посты в партийных учреждениях. Подавляющее большинство из них составляли первые секретари районных или областных комитетов партии. Основная масса партийных функционеров шла от районных партийных организаций. Административная элита значительно отставала от партийной, от нее было избрано 23 депутата. Однако вместе кандидаты от старой власти составляли более половины депутатов, избранных в первом туре. [1, c.9]

Среди избранных по итогам был и З. Позняк лидер БНФ, набравший на своем участке более 70% голосов, а так же и С. Шушкевич, который говорил:

«Конечно, мне было легче, чем моим соперникам. К тому же на избирательных участках никто не подтасовывал голоса, я это могу утверждать ответственно. Ошибки могли быть, но только единичные. Сознательных подтасовок не было и все потому, что комиссии укомплектовывались самым демократическим методом – коллективы направляли в них своих лучших людей. Я выбрался в первом туре, набрав более пятидесяти процентов голосов и обыграв пятерых кандидатов». [4, c.7-8]

Фактически результаты первого тура были отражением деятельности отмеченных мною моделей предвыборной агитации, в которой наибольший успех имели кандидаты, которые использовали свой ​​политический статус и служебное положение. Наименьшую эффективность показал коммуникационный стиль агитации. Так, в первом туре победили лишь 7 кандидатов, которых можно было отметить как представителей интеллигенции. Только 2 из них (З. Позняк и С. Наумчик) имели возможности проводить воздействие через протестную мобилизацию, 4 занимали должности, позволявшие иметь известность задолго до избирательной кампании (2 доцента вузов, глава Штаба гражданской обороны райцентра, сотрудник газеты). [1, c.9]

Несмотря на протестную риторику во время выборов, эффективность стратегий кандидатов-функционеров свидетельствовало о наличии у власти возможностей, ресурсов и мотивации для восстановления, даже при изменении правил отбора функционеров. Но выборы в Верховный Совет БССР показали наличие различной мотивации получить представительную власть в региональных группах управленческой элиты. Сравнение состава руководителей, избранных в первом туре, показывает, что наибольшая координация стратегий наблюдалась среди областной элиты Могилевской области. От нее в парламент прошло наибольшее количество представителей областной партийной (5 человек) и административной (3 человека) элиты. В основном это были функционеры первых позиций (первый секретарь, секретари, председатель облисполкома). Не менее высоким было представительство и от районов Могилевской области (четыре функционера от районной, один от городской партийной элиты и один от районной административной). [1, c.9]

В остальных регионах эффективность областной элиты не превышает двух в Минской области и четырёх в Гомельской областных функционеров. Однако в количественно сравнимым (по количеству депутатов — функционеров) с Могилевом Гомеле значительную часть депутатов составляли функционеры второго плана: 2 заместителя председателя облисполкома и секретарь обкома, заведующий отделом. Гомельская область была также самой успешной по количеству депутатов от райкомов и райисполкомов, но значительная их часть представляла районы, пострадавшие от аварии на ЧАЭС, где экологические и экономические проблемы повышали для населения значимость местной власти. Наименьшую эффективность по продвижению партийной и административной элиты продемонстрировали Минск и Минская область. [1, c.10-11]

В Минске в первом туре были избраны только по два представителя от областной административной и городской партийной элиты и один от районной. Это наименьший показатель в первом туре среди областей и по результативности, и по координации позиций. Из 6 избранных в первом туре функционеров центральных минских партийных и административных учреждений власти ни один не избирался в Минском регионе. В Минске и Минской области по итогам первого тура отмечалось наименьшее количество избранных депутатов.

5 марта (то есть на следующий день после первого тура выборов) на пленуме ЦК ЛКСМБ выступил инструктор ЦК КПБ А. Разумов:

«Выборы продемонстрировали, что коммунистическая партия по-прежнему пользуется поддержкой граждан. В Верховный Совет избраны все вторые секретари обкомов, товарищ Леонов и товарищ Камай». [9, c.14]

Второй тур, к началу которого несомненные партийно-номенклатурные лидеры уже имели мандаты, и прошел черед номенклатуры второго ряда, сложился для компартии далеко не столь благоприятно. В большинстве округов Минска, крупных и средних городов представители оппозиции вышли во второй тур.

Во втором туре был избран 131 депутат. Преимущественное большинство тут составляли те, кто не занимал должностей в государственных властных учреждениях. Во втором туре в парламент прошло только по 17 представителей партийной и административной элиты, в том числе только 4 функционера областного уровня. [1, c.10]

По итогам второго тура среди депутатов наименее были представлены промышленные и сельскохозяйственные руководители. В условиях экономического кризиса страны с преимущественно перерабатывающей промышленностью наименее заинтересованы в политическом участии были руководители промышленных предприятий (10 депутатов), которые, как и в первом туре, существенно отставали от своих коллег, которые возглавляли сельскохозяйственные учреждения (18 депутатов). Существует мнение о влиянии на распределение мандатов между промышленным и сельскохозяйственным руководством протестных настроений, вызванных наличием неформальных организаций в небольших городах. Но успех партийных и административных функционеров именно в промышленных восточных областях (Могилевской, Гомельской) указывает на слабую заинтересованность промышленников во власти. Большинство из «промышленников» возглавляло объекты, чья деятельность обеспечивала сельское хозяйство. Присутствие в парламенте руководства предприятий республиканского значения (например Д. Сыроквашы, главы БелАЗа ) была скорее исключением, чем правилом. [1, c.11]

По итогам первых двух туров были заполнены 288 из 360 мест в парламенте, остальные депутаты должны были добираться ходе довыборов. Довыборы происходили 22, 28 апреля, 5, 11-13 мая 1990 г. В результате было избрано 347 депутатов. 13 мест так и оставались свободными. Довыборы, которые произошли в конце апреля — начале мая 1990 г., еще более укрепили тенденции, сложившиеся в начале кампании. Однако фундамент для политической интриги, которая разворачивалась в парламенте, был заложен именно по результатам первых двух туров, которые определили расстановку сил.

Верховный Совет 12-го созыва выявил преимущество партийных хозяйственных органов. Как сообщил позднее в своем докладе председатель мандатной комиссии В. Леонов, из 328 избранных весной 1990 г. парламентариев 289 депутатов оказались членами КПСС-КПБ. Из них: 57 работников промышленности, транспорта и связи, 33 – села (18 председателей колхозов и 9 директоров совхозов). Всего лишь 25 депутатов были докторами и кандидатами наук, и только 11 парламентариев имели юридическое образование. В парламенте, помимо всего прочего, оказалось 11 женщин и 3 священнослужителя, в т.ч. митрополит Филарет. [8, c.11]

Выборы закончились, и парламент стал уже не однородным, как было ранее. 27 мест по итогам выборов достались Белорусскому народному фронту. Но представительство БНФ хоть и было не велико, однако, на заседаниях они вели себя, как будто власть в республике скоро перейдёт к ним. Фракция БНФ в Верховном Совете, где подавляющее большинство депутатов было коммунистами, создало ядро демократической оппозиции. [9, c.15]

Традиционно, как это и было в предшествующие годы, в аппарате Верховного Совета БССР активно готовились к сессии (тем более первой сессии) Верховного Совета БССР, сформированного в результате выборов весной 1990 г., прошедших на альтернативной основе. Определялись материалы, которые необходимо в первоочередном порядке подготовить. Среди них – предложения о перечне постоянных комиссий, подготовка Положения о постоянных комиссиях, подготовка Регламента Верховного Совета, разработка Программы деятельности нового состава Правительства (ответственным было само Правительство), подготовка предложений по составу Комитета народного контроля, Верховного Суда, Комитета конституционного надзора (ККН), подготовка проекта закона о ККН и др. Был подготовлен примерный план работы первой сессии Верховного Совета. [2, c.20]

Примерным планом работы первой сессии Верховного Совета БССР предусматривалось, что объявление об открытии сессии Председателем Центральной комиссии по выборам народных депутатов БССР сделает Лагир М.И. Следовало определить состав президиума сессии Верховного Совета БССР (по одному представителю от народных депутатов, избранных от территориальных округов в областях и гор. Минске, один – от общественных организаций, представленных в Верховном Совете Белорусской ССР, а также Председатель Президиума Верховного Совета БССР); образовать Секретариат сессии Верховного Совета БССР (для ведения записи желающих выступить, регистрации депутатских запросов, вопросов, справок, сообщений, заявлений и др.). Внести предложение пo повестке дня и порядку работы сессии должен народный депутат Белорусской ССР по поручению Совета Старейшин Верховного Совета БССР. [2, c.20-21]

Одним из главных вопросов было избрание Председателя Верховного Совета БССР, избрание Первого заместителя Председателя и заместителя Председателя Верховного Совета БССР.

На должность Председателя Верховного Совета претендовали: партийный функционер (в ЦК КПБ курировал сельское хозяйство) Н. И. Дементей, ученый-физик, проректор БГУ С. С. Шушкевич, Герой Советского Союза, лётчик-космонавт СССР В. В. Ковалёнок, а также депутат, медик Г. А. Вечерский. Депутам были зачитаны биографии и трудовые достижения кандидатов, причем В. В. Ковалёнок был охарактеризован следующим образом: «Человек военный, занимает нейтральную позицию, не запятнан чернобыльской бедой». [2, c.21]

Партийное руководство в лице Е.Е. Соколова не скрывало, что делает ставку на Н.И. Дементея. Сам Н.И. Дементей во вступительном слове так обрисовал свои цели: «Решение чернобыльской проблемы, а также ликвидация разрыва между темпами политической и экономической реформы. Ведь не секрет, что процессы демократизации общества идут быстрее, чем развитие производственных отношений, это тормозит движение вперед». [2, c.21]

С.С. Шушкевич, выступая, в отличие от других претендентов, на белорусском языке, делал акцент на национальный вопрос и необходимость внедрения рыночных элементов в экономику: «Мы – потомки Франциска Скорины, мы такая щедрая нация, что не пожалели Достоевского для России, а Мицкевича – для Польши. Мы должны создать условия, при которых человек

должен понять, что его благосостояние зависит от его самого, а у нас люди имеют только одно право: просить». [8, 13-14]

В.В. Коваленок честно признался перед депутатами: волнения от политики больше, чем от всех космических полетов вместе взятых. Летчик-космонавт заявил о необходимости перехода к президентской республике в течение двух лет и с места в карьер пообещал оперативное решение Чернобыльской проблемы. По замыслу В.В. Коваленка, это должна была быть молниеносная военная операция, предусматривающая в максимально короткие сроки отселение людей из зараженных мест. [8, c.14]

В выступлении Г.А. Вечерского не было ничего такого, что могло привлечь внимание парламентского большинства. Единственное, что отдавало новизной, так это предложение депутата о скорейшем создании комиссии по разработке нового проекта Конституции. [8, c.14]

На следующий день, 18 мая 1990 г. началось обсуждение кандидатур. Г.А. Вечерский снял свою кандидатуру в пользу В.В. Коваленка, поэтому количество претендентов на высокий пост сократилось до трех. [8, c.15]

Голосование по кандидатурам на пост председателя Верховного Совета XII созыва прошло в тот же день. В первом туре ни один из кандидатов не набрал нужного количества голосов. Из 323 бюллетеней за Н.И. Дементея было подан 161, за С.С. Шушкевича – 101 и за В.В. Коваленка – 47 . Во втором туре (голосовало 320 депутатов) уверенную победу одержал Н.И. Дементей (167 голосов), между тем как его соперник С.С. Шушкевич получил 118 голосов. [8, c.15]

Став главой парламента, Н.И. Дементей попытался окончательно закрепить свой успех и расставить на должности Первого заместителя и заместителя председателя парламента «своих» людей. На эти должности он предложил И.Г. Мошко и И.Н. Смоляра соответственно. Инициатива спикера вызвала бурю возмущения депутатов. Так, В.В. Коваленок язвительно заметил: Н.И. Дементей сам агроном и предлагает в заместители агрономов. [8, c.16]

Н.И. Дементея раскритиковала оппозиция БНФ. З.С. Позняк назвал

инициативу Н.И. Дементея по своим кандидатурам «захватом власти», и

обращаясь к главе парламента, под аплодисменты заявил, что «ваше время

прошло». С.И. Наумчик вполне резонно предложил избрать «для консолидации» на должности Первого заместителя и заместителя председателя С.С. Шушкевича и В.В. Коваленка. Н.И. Дементей отверг кандидатуру С.С. Шушкевича, мотивировав этот тем, что интеллектуальный потенциал профессора лучше использовать в комиссии по науке. Тем не менее, под давлением большинства депутатов И.Г. Мошко и И.Н. Смоляр сняли свои кандидатуры. На пост первого заместителя Председателя Верховного Совета 19 мая 1990 г. был избран С.С. Шушкевич («за» – 305 депутатов). В заместители председателя прочили генерала М.И. Гриба, однако «дорогу перешел» высокопоставленный чиновник из Гомеля В. Шолодонов, за кандидатуру которого проголосовали 295 парламентариев. [8, c.17]

Верховный Совет начал свою работу по реформированию государственной системы, но события, которые проходили в Союзе уже были необратимы. 12 июня 1990 г. Верховный Совет РСФСР принимает Декларацию о государственном суверенитете РСФСР. Эти действия подтолкнули Верховный Совет БССР к принятию собственной Декларации. [11]

Точкой отсчета истории Декларации является 18 июня 1990 г., когда Президиум Верховного Совета БССР издал постановление о подготовке Декларации и образовании специальной Комиссии Верховного Совета по ее разработке. 20 июня был сформирован и утвержден состав Комиссии. В нее вошли спикер парламента Николай Дементей (он и возглавил комиссию), члены Президиума Верховного Совета, первый секретарь компартии Беларуси Е.Соколов, руководители областей, ряд других парламентариев (С.Шушкевич, В.Шолодонов, В.Гончар, Н.Гилевич, Л.Козик и др.) — всего 35 человек. [11]

Авторы проекта сначала не ставили определенных временных рамок. Как заявил 20 июня Д.Булахов, «в сроках мы пока не определяемся». Однако принятие Декларации о независимости Украиной 16 июля 1990 г. заставило белорусских законодателей существенно активизировать свою работу над проектом. 24 июля с небольшим докладом выступил спикер парламента Н.Дементей. Он заявил, что Комиссия заседала 8 раз и 23 июля представила проект Декларации. Н.Дементей назвал проект «очень ответственным документом» и призвал каждого депутата «вложить туда душу». [11]

Кроме основного проекта Декларации парламентариям было предложено для обсуждения два альтернативных: один — разработанный оппозицией Белорусского Народного Фронта (БНФ), другой — от имени группы депутатов во главе с Е. Глушкевичем. Проект группы Е. Глушкевича практически не отличался от официального проекта, в основном имели место стилистические расхождения. К слову, сам Е.Глушкевич в своем выступлении так и не смог рассказать своим коллегам, в чем состоит «соль» его проекта. [11]

В результате голосования за основу был принят проект Комиссии. Его можно назвать оптимальным, по словам депутата А. Слемнева, «усредненным проектом». Проект Комиссии, с одной стороны, наделял Беларусь необходимыми атрибутами независимости, а с другой — был лишен крайностей, не содержал резких, категоричных выпадов в адрес союзного единства. Проект Комиссии состоял из преамбулы и 12 статей. За преамбулой и каждой статьей был закреплен ответственный. Так, преамбулу «курировал» С.Шушкевич, статью 1 — В.Шолодонов, статью 2 — Д.Булахов, статью 3 — А.Вертинский, статью 4 — В.Гаркун и Г.Карпенко, статью 5 — В.Гончар и В.Левчик, статью 6 — М.Жуковский, статью 7 — В.Заблоцкий, статью 8 — Л.Козик, статью 9 — Н.Гилевич, статью 10 — Н.Копытов и П.Садовский, статью 11 -С.Котов, статью 12 — В.Курдюков. [11]

Парламентарии решили утверждать Декларацию сначала постатейно, а потом целиком простым большинством голосов. Это означало, что, исходя из численности Верховного Совета в 340 депутатов, для положительного решения было необходимо не менее 170 голосов. Депутаты отвергли утверждение Декларации квалифицированным большинством (не менее двух третей), ибо требовалось бы не 170, а не менее 230 голосов. В таком случае, по словам С.Шушкевича, ни о какой оперативности в принятии Декларации не могло быть и речи. В первую очередь парламентарии должны были проголосовать за название Декларации. Всего была вынесено три варианта: «Декларация о государственном суверенитете Белорусской Советской Социалистической Республики», «Декларация о государственном суверенитете Беларуси», «Декларация о государственной независимости Беларуси». По результатам голосования было утверждено первое название. [11]

Декларация Верховного Совета БССР от 27 июля 1990 г. «О государственном суверенитете Белорусской Советской Социалистической Республики» провозглашала верховенство народа в определении своей судьбы, государственность белорусского языка, защиту национальной государственности белорусского народа. Государственный суверенитет провозглашался во имя высшей цели свободного развития и благополучия, достойной жизни каждого гражданина республики. Статьи Декларации имели глубокий философско-правовой подтекст. Они утверждали, что если нет суверенитета, то не может быть и благосостояния граждан. Провозглашалось, что земля, ее недра, другие природные ресурсы на территории БССР являются собственностью белорусского народа. Также было провозглашено право республики на свою долю в общесоюзной собственности. Территория БССР объявлялась неделимой и неприкосновенной, её нельзя изменить или использовать без согласия БССР. [11]

Принципы охраны природы и минимизации вредных последствий чернобыльской катастрофы закреплялись в статье 8 Декларации. Декларация обязывала (ст. 9) Белорусскую ССР обеспечить функционирование белорусского языка во всех сферах общественной жизни, сохранение национальных традиций и возвращение исторической символики. Но эта статья Декларации была изменена в результате референдума, проведённого в 1995 г. Очень важное значение для укрепления суверенитета имела статья 10, которая подчеркивала, что Белорусская ССР имеет свои вооружённые силы, порядок и условия службы в которых определяются самой республикой. Белорусская ССР ставит целью сделать свою территорию безъядерной зоной, а республику − нейтральным государством. Статья 11 закрепляла право республики самостоятельно осуществлять право на добровольные союзы с другими государствами и свободный выход из этих союзов. Реализация этой статьи состоялась в декабре 1991 г. при образовании Содружества Независимых Государств. Последняя 12 статья констатировала, что все положения Декларации о государственном суверенитете Белорусской ССР должны быть реализованы Верховным Советом путем принятия новой Конституции и законов Белорусской ССР. [5]

Положения Декларации, по сути, были рассчитаны на будущее и носили программный характер, так как на то время все важнейшие дела решались еще в ЦК КПСС, ведь на тот момент еще существовал Советский Союз и действовала Конституция СССР 1977 г., согласно которой все важнейшие вопросы внутренней и внешней политики относились к компетенции СССР (ст. 73), и республиканское законодательство должно было приспособиться к общесоюзному законодательству. В конечном итоге, установилось верховенство Конституции БССР и законов Белорусского ССР, а это значит, что если имели место расхождения или противоречия между законами республики и еще существовавшим на то время Советским Союзом, то применялись законы Белорусской ССР. [8, с.17]

12-й созыв Верховного Совета БССР ознаменовал собой новую эпоху развития Белорусской ССР. Выборы проводились на основе нового законодательства принятого в 1988-1989 гг. По результатам проведения выборов в Верховный Совет Белорусской ССР в состав Верховного Совета впервые вошли представители оппозиции. По результатам выборов в парламент БССР вошли 347 депутатов, 27 мест получил БНФ. Поэтому выборы, проведённые 4 марта 1990 г., можно считать первыми альтернативными выборами в БССР. Хотя альтернативными их можно назвать формально, ведь как отмечалось ранее, права на кандидатов были не равными. Верховный Совет БССР 12-го созыва явил в себе новую веху развития белорусского общества. Именно Верховный Совет разработал и принял Декларацию о государственном суверенитете БССР, чем ознаменовал начало становления суверенного белорусского государства.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Таким образом, рассмотрев указанные ранее вопросы, касающиеся проведения выборов в Верховный Совет БССР 12-го созыва, можно сделать следующие выводы.

В связи с проведением политики перестройки начатой М. Горбачёвым в СССР начался процесс демократизации, который не обошёл стороной и БССР. Верховный Совет 11-го созыва плодотворно работал над изменением законодательства, а так же внесением поправок и дополнений в конституцию БССР принятую в 1978 г. Только за 1989 г. было принято 22 закона и постановления Верховного Совета БССР, 89 указов и постановлений Президиума Верховного Совета. Которые регламентировали деятельность Верховного Совета и процесс выборов. Но к весне 1990 г. 11-й созыв Верховного Совета сложил с себя полномочия.

12-й созыв Верховного Совета БССР ознаменовал собой новую эпоху развития Белорусской ССР. Выборы проводились на основе нового законодательства принятого в 1988-1989 гг. По результатам проведения выборов в Верховный Совет Белорусской ССР в состав Верховного Совета впервые вошли представители оппозиции. Поэтому выборы, проведённые 4 марта 1990 г., можно считать первыми альтернативными выборами в БССР. Хотя альтернативными их можно назвать формально, ведь как отмечалось в основном тексте, права на кандидатов были не равными.

Верховный Совет 12-го созыва сыграл значимую роль в становлении Белорусского суверенного государства. Начавшийся в 1988 г. парад суверенитетов в союзных республиках определил курс политики Белорусской ССР. 12 июня 1990 г. была принята Декларация о государственном суверенитете РСФСР, после чего по указу Н. Дементея (председатель президиума Верховного Совета БССР) была собрана комиссия для разработки Декларации. И 27 июля 1990 г. был опубликован текст Декларации о государственном суверенитете Белорусской Советской Социалистической Республики. С этого дня начался отсчет новой истории нашей страны. И именно этот день был объявлен Днем Независимости Беларуси. Декларация о государственном суверенитете провозгласила «полный государственный суверенитет Республики Беларусь как верховенство, самостоятельность и полноту государственной власти республики в границах ее территории, правомочность ее законов, независимость республики во внешних отношениях».

Но ещё тогда процесс распада СССР можно было остановить, ведь на референдуме, который прошёл 17 марта 1991 г. 113,5 млн. чел. (76,43%) высказались за сохранение СССР. Однако после августовского путча (18-21 августа 1991 г.) ситуация стала необратима. В связи с этими событиями 25 августа Декларации был придан статус конституционного закона. 19 сентября был принят закон «О названии Белорусской Советской Социалистической Республики». В этом законе Верховный Совет постановил: «Белорусскую Советскую Социалистическую Республику впредь называть „Республика Беларусь“, а в сокращённых и составных названиях — „Беларусь“.

После подписания и ратификации Беловежских соглашений и распада СССР 10 декабря 1991 г. начинается период нового суверенного государства. Верховный совет 12-го созыва продолжал действовать только уже в качестве законодательного органа Республики Беларусь. Председателем, которого стал небезызвестный С. Шушкевич. Верховный Совет Республики Беларусь действовал до 24 ноября 1996 г., но после референдума был переименован в Национальное собрание, двухпалатный парламент, состоящий из Совета Республики и Палаты представителей.

Подводя итоги нельзя недооценивать работу Верховного Совета БССР 12 созыва. За период деятельности Верховный Совет провел огромную работу по реформированию системы государственного аппарата. Так же следует отметить, что им было принято около 500 законов и наиболее важные из них это «Декларация о государственном суверенитете БССР» и действующая конституция независимой Республики Беларусь от 15 марта 1994 г.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Булгаков В., Общественно-политический контекст выборов // В. Булгаков. – Минск: Аналитический кружок: История и политика, 2005. – 11 с.

Василевич Г. А. Белорусское государство на рубеже веков/ Г. А. Василевич. − Минск: НООО: Право и экономика, 2006. − 442 с.

Василевич Г. А. 1991: хроника пикирующей страны/ Г. А. Василевич. – Мн.: Право и экономика, 2012. – 199 с.

Двенадцатый Созыв или парламентская Беларусь: научно-публицистическое эссе.

Дэкларацыя Вярхоўнага Савета БССР аб дзяржаўным суверэнітэце БССР: Прынята на першай сессіі Вярхоўнага Савета БССР дванаццатага склікання 27 ліпеня 1990 г. – Мінск: Беларусь, 1990.− 23 с.

Закон СССР «Об изменениях и дополнениях Конституции (основного закона) СССР»: принятый на ХІХ Всесоюзной конференции КПСС 1 декабря 1988 г. – М.

Конституция БССР: принята на внеочередной девятой сессии Верховного Совета БССР девятого созыва 14 апреля 1978 г. (с изменениями и дополнениями, внесенными законами БССР от 21 июня 1979 г. и 27 октября 1989 г.). – Минск, 1989.

Курьянович А. В. Верховный Совет в политической жизни Беларуси: формирование, особенности деятельности, финал / А. В. Курьянович. – 2-е изд. – Минск: Тесей, 2012. – 206 с.

Федута А. В. Власть на троих: белорусская номенклатура в год великой трансформации. / А. И. Федута // Новое литературное обозрение. – 2007. − № 83. – с. 60.

Федута А., Богуцкий О., Мартинович В. Партийное строительство в Беларуси в 1988-1999 гг. // Политические партии Беларуси – необходимая часть гражданского общества. Материалы семинара. – Минск: Фонд имени Фридриха Эберта, 2003. – 113 с.

http://naviny.by/rubrics/politic/2009/07/27/ic_articles_112_163750