Вступление

Великая Отечественная война – событие всемирно-исторического масштаба. Самая кровопролитная в истории нашего государства война отразилась на судьбе, как всей страны, так и каждой семьи в отдельности. Она оставила неизгладимый след в сознании многих людей, стала для них важным событием личной биографии, разделив жизнь на периоды «до» и «после».

До сих пор не иссякает интерес к истории Великой Отечественной войны. В исторической науке последних лет появляются новые факты, посредством которых исследователи пытаются сократить имеющиеся «белые пятна» и разрешить спорные вопросы в осмыслении войны.

Знания и представления о войне, оценки ее основных событий и итогов, образ ее как исторического события занимают важное место в духовной жизни общества. Прежде всего, нужно знать, чем человек «дышал», постараться понять его внутренний мир, чтобы ответить на вопрос, почему в конкретных условиях он действовал именно так, а не иначе.

Актуальность темы исследования: в 2010-м г. жители многих стран мира и прежде всего российская общественность отметят 65-летие Победы нашего народа в Великой Отечественной войне. Ветеранов войны остается все меньше и меньше. Сохранить память о героях, воспитывать новые поколения как продолжателей традиций дедов и прадедов цель данной работы. Задача исследования – рассмотреть судьбу ребенка, в трудных условиях войны ставшего солдатом.

Герой нашего исследования еще в детстве испытал все тяготы войны, именно там сформировался характер, который позволил ему жить и трудиться достойно. Его жизнь можно охарактеризовать словами маршала А. М. Василевского «Думайте не о том, что может дать Родина вам, а о том, что можете дать вы Родине. В этом главный ключ к хорошо осмысленной жизни».

Именно так и жил Леонид Яковлевич Кальян, ветеран Великой Отечественной войны, машинист- железнодорожник.

Военные дороги Леонида Кальян

Вечером 21 июня 1941 г. немецко-фашистское командование по приказу Гитлера объявило условный пароль «Дортмунд», являвшийся сигналом к нападению на СССР. На следующий день в четвертом часу утра мощными артиллерийскими залпами по пограничным укрепленным районам немецко-фашистская армия начала войну против Советского Союза. Через несколько минут гитлеровские орды вторглись в пределы СССР. На немногочисленные советские войска, находившиеся в приграничной полосе, обрушился удар огромной силы.

Так гитлеровская Германия, вероломно нарушив, заключенный в 1939 году договор о ненападении, внезапно напала на нашу Родину.

Одновременно с вторжением сухопутных войск сотни вражеских самолетов стали бомбить аэродромы, военно-морские базы, узлы и линии связи, железнодорожные станции, военные городки и другие военные объекты. Массированным воздушным налетам подверглись многие советские города: Либава, Рига, Каунас, Минск, Смоленск, Киев, Житомир, Севастополь и др. Вражеская авиация действовала во всей западной приграничной полосе — от Финского залива до Черного моря.

Именно там, на берегу Черного моря, в «Артеке» отдыхал одиннадцатилетний мальчишка из города Прилуки Черниговской области Леня Кальян.

Известие о начале войны пришло вместе с началом бомбардировки. Фашисты наступали. И дети решили самостоятельно добираться до дома.

Собрав свои нехитрые пожитки, Леня с двумя товарищами отправился домой. Нелегко дался этот путь мальчишкам: стараясь никому не попадаться на глаза, питаясь ягодой и грибами, только через два месяца добрался Леонид до своей деревни.

Уже в первый месяц войны Советская армия оставила почти всю Прибалтику, Белоруссию, Молдавию и большую часть Украины. Потери составляли до 1 млн. бойцов. Были разгромлены почти все армии Западного фронта, по которому Германия нанесла главный удар, стремясь овладеть «воротами Москвы» – Смоленском. Овладев после ожесточенных боев Витебском, Бобруйском и Могилевом, гитлеровская армия в середине июля вышла к Смоленску.

Страшно оказаться на оккупированной территории, еще страшней, если это твоя Родина, место, где ты родился, вырос.

Не в добрый час вернулся домой Леня Кальян. От соседей он узнал, почему на месте родного дома пепелище. Когда в город пришли немцы, семья Кальян ушла в подполье. Подполье в прямом смысле слова, ведь Яков Степанович Кальян, отец Лени, был директором школы, коммунистом. Прятали его друзья, родственники. Но нашелся предатель, который выдал Якова Степановича. Директора школы расстреляли на городской площади, в назидание гражданам Прилуки. Мама и младшая сестренка избежали ареста и решили идти на Восток, в надежде перейти линию фронта. Но этому не суждено было произойти, они погибли во время бомбежки.

Так, лишившись семьи, в одиннадцать лет закончилось детство Лени, Леонида Кальян. Не любил вспоминать наш герой те страшные дни, когда он прятался у знакомых отца, боясь смерти Голодные дни лишений, унижения, страха, когда мальчишка пробирался лесами к линии фронта. Грязного и оборванного Леню подобрали танкисты.

«Я пристроился к танкистам, которые направлялись на переформирование в тыл. Рассказал им, что отца расстреляли немцы, что мама и сестра погибли во время бомбежки эшелона, что остался совсем один… Мне поверили, приняли в часть сыном полка – в 18-й танковую бригаду 3 танкового корпуса. Так в 12 лет я стал солдатом»,- рассказывал Леонид Яковлевич Кальян.

В 1943 году, после боев в составе Южного фронта (2-й гвардейской и 5-й Ударной армий) вошел в состав вновь создаваемой 5-й гвардейской танковой армии, но буквально сразу, был передан в 4-ю гвардейскую общевойсковую, с которой и сражался под Курском. После короткого пребывания в составе Воронежского фронта в ноябре был выведен в резерв, чтобы в феврале 1944года в составе Ленинградского фронта участвовать в его наступлении, хотя на этом фронте в бой так и не вступил. В апреле переведен на 2-й Украинский фронт, где вошел в состав 5-й гвардейской танковой армии, с которой опять вернулся на центральный участок фронта. После выхода из состава армии в декабре корпус до конца войны уже не покинул 2-й Белорусский фронт.

В памяти остались отдельные эпизоды тяжелейших боев, которые вел 1-й танковый батальон Ракитного, к которому и прикомандировали отчаянного паренька. Некоторые моменты вспоминает Л. Я. Кальян:

«Мне кажется, что весной 1944 года я считал дни до начала освободительной операции в Белоруссии. И вот, в двадцатых числах мая 1944 года был получен приказ о погрузке в железнодорожные эшелоны. Нам повезло, мы не попали под бомбежку в прифронтовой полосе, ехали быстро, только колеса постукивали не стыках рельс, перед глазами мелькали разъезды и полустанки многострадальной Украины, освобожденной от немецких захватчиков».

В ночь на 22 июня 1944 года был передан по радио, а утром опубликован в газетах большой политической важности документ Совинформбюро “3 года Отечественной войны Советского Союза”. Это сообщение сыграло значительную роль в воспитательной работе среди солдат и офицеров. Во второй половине июня подготовка к операции в основном была завершена. Войска ждали приказа о наступлении. “Белорусская операция началась утром 23 июня 1944 года. Войска 1-го Прибалтийского фронта, 3-го Белорусского и 2-го Белорусского перешли в решительное наступление на Витебском, Оршанском и Могилёвском направлениях.

24 июня войска 1-го Белорусского фронта нанесли удар на Бобруйском направлении.

До 25 июня войска 1-го Прибалтийского фронта во взаимодействии с войсками 3-го Белорусского фронта завершили окружение витебской группировки врага в составе 5-ти дивизий. Через несколько дней она была полностью ликвидирована. Противник потерял 20 тысяч человек убитыми и более 10 тысяч ранеными и пленными. 26 июня Витебск был освобождён от врага. Войска 3-го Белорусского фронта 27 июня освободили Оршу, ликвидировали мощную группировку, которая перекрывала минское направление. Соединения фронта за 6 дней продвинулись на 140 километров, и дошли до реки Березины севернее Борисова. Войска 1-го Белорусского фронта окружили и до 29 июня разгромили бобруйскую группировку врага, которая насчитывала более 6-ти дивизий. Гитлеровцы потеряли тут 50 тысяч человек убитыми и около 24 тысяч солдат и офицеров сдались в плен. Войска 2-го Белорусского фронта, преодолев мощные оборонительные рубежи на центральном участке Белорусского выступа, форсировали Днепр и 28 июня овладели Могилёвом.

Л. Я. Кальян рассказывал: «В предрассветных сумерках30 июня танковая колонна немцев достигла засады, и танкисты уничтожили 8 тигров, и лишь 3 немецких танка прорвались на север, где были уничтожены 3-й танковой бригадой. Но и наши сильно пострадали. Как птица Феникс возрождался батальон трудами танкистов и ремонтников: уже к вечеру следующего дня были восстановлены 12 машин».

Во второй половине дня 3 июля 1944 г. столица советской Белоруссии была полностью очищена от гитлеровцев. Освобождением Минска было завершено окружение восточнее города 4-й немецкой армии и некоторых других частей врага общей численностью около 105 тысяч человек”. До позднего вечера в городе шли бои. Но вот затихли выстрелы. Картина страшных разрушений предстала перед взором всех, кому довелось быть тогда в Минске. Город лежал в руинах. Вся его центральная часть и привокзальный район были разрушены до основания. Из 332-х предприятий уцелело лишь 19. Гитлеровцы превратили в развалины Университетский городок, почти все высшие учебные заведения , 78 школ и техникумов, разграбили библиотеки и музеи. Несколько уцелевших крупных зданий фашисты заминировали и подготовили к взрыву. Их удалось спасти лишь благодаря стремительному продвижению советских войск и специальным мерам, принятым командованием.

«Помню, бригада продвигалась в колонне, строго придерживаясь указанного маршрута, который часто проходил через минные поля. Наши саперы успели разминировать только эти маршруты, и отклонение от них было чревато смертельной опасностью. На моих глазах полуторка из зенитно-пулеметной роты старшего лейтенанта Балабанова взлетела на воздух, подорвавшись на мине, при попытке торопливого шофера обогнать впереди идущий транспорт»,- вспоминает Л. Я. Кальян.

Быстрое освобождение Минска вовсе не означало, что победа

досталась нашим войскам легко. Враг отчаянно сопротивлялся, подбрасывая свежие силы, в том числе из Польши, Норвегии, из самой Германии. Он упорно дрался за каждый важный населённый пункт, за каждую естественную преграду, это потребовало огромных усилий от наших солдат, офицеров и генералов. Но закалённые в предыдущих сражениях, они преодолели все преграды.

С любовью относились к пареньку танкисты, но был среди них тот, кого со всей ответственностью можно назвать вторым отцом – Николай Петрович Ракитный, гвардии капитан, командир батальона, заботился о Лене, личным примером формируя в нем качества, необходимые для солдата, гражданина, достойного человека.

Суровы законы войны, поэтому соблюдение дисциплины было важным условием существования на войне. Командир танка отвечал головой за жизнеспособность боевой машины и не имел права покидать её даже в случаях смертельной опасности, если существовал хотя бы один шанс из ста на её спасение. Естественно, что командир батальона, Ракитный, нес ответственность за всю технику и личный состав. Но при всей загруженности у комбата находилось время для занятий с названным сыном.

Наш герой отличался любознательностью, интересуясь всем, что происходило вокруг. Однажды Леня, высунувшись из башенки танка, увидел проезжающую машину, в которой сидел генерал с огромными звездами на погонах. С вопросом о «неправильных погонах» он обратился к Н. П. Ракитному. Вот тогда ошибка Лени и выяснилась: колонну танков обогнала машина танкового командарма маршала П. А. Ротмистрова. Так впервые в молодой своей жизни увидел Ленька маршала.

Продвигаясь на запад, в начале августа батальон вступил на территорию Литвы. Бои были жестокими, но, не считаясь с потерями, армия двигалась вперед.

Общее представление о положении сторон дает схема, составленная однополчанином Леонида Яковлевича Л. Пелевиным.

Части корпуса в течение второй половины августа и весь сентябрь беспрерывно маневрировали с целью введения противника в заблуждение относительно истинных намерений. Маршам, проводимым большей частью ночами, способствовала хорошо развитая сеть дорог.

Котельниковцы появлялись то в районе Радвилишкис, то в районе Ионишкис, а потом ночным маршем перемещались на рубеж Елгава- Добеле.

Батальон Ракитного в свободное от рейдов время занимался скромными, будничными делами: ремонт танков, работа с личным составом.

Решающие бои начались в октябре 1944 года. Главным итогом сражений являлось следующее: «На Курляндском полуострове, между Тукумсом и Лиепаей было прижато к морю около 33 дивизий врага, в том числе более пяти танковых и моторизованных».

Л. Я. Кальян вспоминал: «В памяти остались отдельные эпизоды боев, которые вел 1-й танковый батальон Ракитного в период с 19 октября по 12декадря 1944 года. Доканчивать прижатую к морю вражескую курляндскую группировку нам пришлось, как и другим частям и соединениям I-го Прибалтийского фронта, в условиях распутицы, которая была типичной для этого времени года. Мелкий, нудный и, казалось, непрерывный дождь испортил окончательно проселочные дороги. Положение усугублялось тем, что на относительно узком участке фронта была сконцентрирована масса войск: тридцать три дивизии фашистов надо было держать в мышеловке. Для танков не было оперативного простора, и они использовались как поддержка для пехоты. Мы должны были перерезать железнодорожную ветку Салдус- Лиепая. Это были тяжелые бои, большие потери, в бригаде осталось всего 5 танков. Тогда к нам направили подкрепление- батарею самоходных установок СУ-76, которые получили у танкистов прозвище «Прощай, Родина», за их уязвимость.

Природные условия вынуждали идти в атаку на второй скорости, что было безнадежным делом: горели танки, самоходки, гибли люди. Но мы знали, что скоро война закончится и делали все, чтобы ускорить это знаменательное событие».

Последние бои. Вступление в мирную жизнь

Восточная Померания, где расквартировался 1-й гвардейский батальон, встретила танкистов морозами, снегом. С 12 января началось развернутое наступление. Теперь бои шли на территории фашистской Германии.

В феврале, благополучно переправившись через Вислу корпус сосредоточился в районе Венцборга.

Маршал Рокоссовский в мемуарах «Солдатский долг» так описал начало наступательной операции 3-им гвардейским котельниковским танковым корпусом: « …В одиннадцать часов утра 25 февраля генерал А. П. Панфилов повел свои танки в полосу наступления 19-й армии, чтобы ударом в северном направлении на Гегденфельд-Фернхайде совместно с пехотой завершить прорыв обороны противника…»

В апреле сорок пятого года составу 3-го гвардейского котельниковского танкового корпуса приказами Верховного Главнокомандующего были объявлены благодарности за участие в разгроме данцигской группы немцев, взятие военно-боевой базы немцев на Балтийском море – города Гданьск. Все дышало Победой. Последние дни войны…

Как пел актер М. Ножкин:

Последний раз сойдемся завтра в рукопашной,

Последний раз России сможем послужить!

А за нее и помереть совсем не страшно,

Хоть каждый все-таки надеется дожить!

Все понимали, что бои будут жестокими, вновь прольется кровь, и это за несколько дней, часов, минут до Победы. Личный состав был проинструктирован на случай встречи с союзниками, на башнях танков были нарисованы белые круги, которые для союзной авиации означали советские танки.

Все в батальоне от сына полка Лени Кальян, до комбата были горды предстоящей задачей: предстояли бои на подступах к Берлину.

Батальон с боями занял город Бург-Штаргард, благополучно проследовал через Баргенсдорф, прошли Фюнфхайфен. Двигаясь дальше, увидели солдаты какие-то строения барачного типа, которых не было на карте, забор с колючей проволокой в несколько рядов, сторожевые вышки. И вдруг, заглушая рёв двигателей, слышен неистовый крик сотен голосов на русском языке: «Ура! Наши танкисты!» Через колючую проволоку к танкам хлынули толпы людей в полосатой одежде узников концлагеря. Вид их был страшен. Но даже в темноте можно было видеть радость и неподдельное счастье освобождения. Танкисты также были счастливы: был освобожден ещё один концлагерь.

Оказалось, что охрана лагеря сбежала, получив по телефону информацию о взятии города Бург-Штаргард.

Проходят годы, но память бережно хранит события последних военный дней. Скоро будет отмечаться 65-летие со дня Победы, но до сих пор дрожат голоса фронтовиков при воспоминании о Великом Дне Победы.

Война для батальона закончилась 3 мая 1945 года, когда полковник Урванов, командир 18-й танковой бригады обратился к бойцам с речью, которую, Леонид Кальян запомнил на всю жизнь: «Орлы боевые, гвардейцы! Спасибо за службу, поздравляю с Победой! Родина не забудет ваших подвигов! А сейчас на отдых, танкисты!»

Пять дней отдыха, спокойного сна, прогулок стали достойной наградой после последнего боевого рывка. Танкисты фотографировались на память, радуясь предстоящему возвращению домой. (Приложение 4)

С утра 4 по 6 мая батальон сосредоточился в 3 километрах восточней города Рюн. Здесь 9 мая 1945 года около 10 часов утра пришла радостная весть о полной и безоговорочной капитуляции фашисткой Германии.

Но военная жизнь для Леонида Кальян не закончилась. Много пришлось попутешествовать пятнадцатилетнему пареньку, чтобы вновь обрести дом и семью.

Николай Петрович Ракитный после войны продолжал служить в действующей армии. Леонид Кальян, ставший ему сыном, стал жить в его семье. «Только благодаря Ракитному я закончил школу. Не знаю, как бы сложилась моя судьба, если бы не он»,- вспоминал Леонид Кальян.

К 1949 году Л. Кальян окончил восьмилетку при Доме офицеров соединения, где служил Ракитный, выучился на машиниста и в 1952 году, он поехал на строительство Волго- Донского канала и Сталинградской ГЭС. Чем бы ни занимался Леонид, всегда он был на хорошем счету, передовиком, комсоргом, активистом. Достойной наградой ему стала поездка на Фестиваль молодежи и студентов в Москве 1957 года, куда был командирован от комсомольской организации саратовского техникума. (Приложение 5)

Комсомол познакомил его и с будущей женой, Клавдией Лосевой, которая училась вместе с ним и была комсоргом группы. Многие годы в семье кальян хранилась открытка, которую послала Леониду Яковлевичу его будущая жена Клавдия Ивановна. А первым человеком, который узнал о будущей свадьбе Леонида в 1959 году, стал Николай Ракитный, любимый командир, товарищ, отец.

Леонид Яковлевич Кальян много лет трудился машинистом-инструктором, начальником цеха, начальником депо, заместителем начальника объединенного железнодорожного хозяйства в городе Энгельс, воспитал сына, внуков. И та закалка, которую, он получил во время войны, помогала преодолеть трудности и сложности мирного времени.

В 2005 году тяжелая болезнь унесла из жизни Леонида Яковлевича. Это большая утрата для всех, кто знал этого замечательного человека.

В памяти мы, молодежь, трепетно храним имена героев войны, чтим их подвиги. И стоят они, вечно живые, защищая и оберегая нас, чтобы мы могли радоваться теплому солнцу, чистому небу, счастливому смеху, первой любви.

Для истории 65 лет совсем немного. Другое дело для человека: за это время выросли новые поколения людей. Большинство из них не знают ужасов войны, но им обязательно надо знать эту часть нашей истории.

Библиография

История второй мировой войны 1939-1945гг. т.9

Рокоссовский К. К. Солдатский долг. — М.: Воениздат, 1988.

Беларусь в Великой Отечеств. войне 1941-1945 г. Энциклопедия, М.1990 г.

Великая Отечественная война : вопросы и ответы / П.Н. Бобылев– М. : Политиздат, 1984

Великая Отечественная война, 1941–1945 : энциклопедия / Институт воен. истории М-ва обороны СССР. – М. : Сов. энцикл., 1985.