Славин С. О чем говорят запахи?

СЛАВИН СТАНИСЛАВ НИКОЛАЕВИЧ -журналист, автор многих научно-популярных статей и очерков.

О ЧЕМ ГОВОРЯТ ЗАПАХИ?

Попался мне тут недавно на глаза фантастический роман. Да вы, наверное, исами его читали. Некий “парфюмер” обкрадывает людей, похищая у них запахи.И обворованным приходится плохо, некоторые даже умирают.”Действительно ли такое может быть на самом деле?” – задумался я. И сталприпоминать, что мне известно о запахах. В итоге получились заметки,которые и предлагаю вашему вниманию.

ЧТО ПРОНЮХАЛ ЛУКРЕЦИЙ КАР?

Способность человека различать запахи не отличается выдающейся остротой.Многие представители животного мира – собаки, кошки, насекомые – намногопревосходят нас остротой чутья. Но все же и мы умеем распознаватьдостаточно много – несколько тысяч запахов. Чем пахнет? Луком. Розой.Керосином…Однако до недавнего времени люди до удивления мало знали о чувствеобоняния. Описать какой-либо запах мы могли, только сравнив его с другим,всем известным: “Эти духи пахнут жасмином…” У науки не было возможностиизмерить силу запаха, как, скажем, мы измеряем силу света. Многонепонятного таилось и в самой природе запахов. Хотя разных “ароматических”гипотез было изобретено немало.Например, еще Тит Лукреций Кар, автор поэмы “О природе вещей”, написаннойсвыше двух тысячелетий назад, предложил такое объяснение чувству обоняния.Он полагал, что в полости носа есть маленькие поры, различные по размерам иформам. Всякое пахучее вещество испускает крошечные частицы, которые входятв соответствующие поры полости носа, словно ключ в замочную скважину.Позднее природу запахов ученые попытались объяснить особенностямихимического состава вещества. Частицы Лукреция получили название молекул.Каждая молекула, дескать, имеет свою пространственную форму, отсюда иразница в запахах. Однако довольно скоро выяснилось, что в природе естьнемало соединений-родственников, которые имеют почти одинаковоестереохимическое строение, состоят из одних и тех же атомов, а пахнутсовершенно по-разному.Теория “ключа и замка” оказалась верной лишь в самом первом приближении.Пахучее вещество действительно должно обладать рядом определенных свойств.Скажем, оно должно быть летучим, только тогда его молекулы смогут достичьорганов обоняния. Что же касается формы молекул, то исследования с помощьюрентгеновских лучей, инфракрасной спектрометрии, электронно-лучевогозондирования и т.д. показали, что между формой молекулы и ее запахом неттакого уж строгого соответствия.Распознавание запаха идет в несколько этапов. Рецепторы – чувствительныеклетки живого организма – покрыты специальными пленками – мембранами. Намембранах есть особые, рецептивные участки, построенные из фрагментовбелковых молекул. В пахучей молекуле можно выделить несколько фрагментовособого вида. Эти участки обладают особой “общительностью”, способностьюобразовывать связи с рецептивными участками.Связи можно подразделить на две группы. Первая отвечает за взаимнуюориентацию пахучей молекулы и чувствительных участков мембраны. То есть наэтой стадии как бы срабатывает теория “замка”. Но замок-то получаетсяособый. Говоря совсем уж упрощенно, это не дверной замок, а замок изсцепленных рук. Обе руки как бы подлаживаются под геометрию друг друга.Выступ, образованный пальцами одной, входит в ямку, образованную ладоньюдругой… Таким образом создается эластичное, но довольно прочноесоединение.Прочность замка из сцепленных рук обеспечивает сила напряженных мышц. Приконтакте же пахучей молекулы и мембраны в дело вступают связи второй группы- донорно-акцепторные и водородные. С помощью этих связей образуютсяструктуры, перераспределяющие электрические заряды на данном локальномучастке мембраны.Если же молекул пахучего вещества много, концентрация их велика,отдельные локальные участки начинают сливаться, и мембрана переходит нановый уровень – образует так называемый кооперативный структурный переход.А в итоге – и при распределении заряда на локальных участках, и прикооперативном структурном переходе – образуются электрические сигналы,которые по нервам передаются мозгу и формируют наши представления о запахев зависимости от числа образовавшихся связей, электронной плотностизарядов, их взаимного расположения.

…Вот, оказывается, какая большая работа проделывается нами приобнаружении запаха. Чтобы понять, чем пахнет, мы перво-наперво начинаемпринюхиваться, увеличиваем приток воздуха в верхнюю часть носа, к двумуглублениям, в которых располагаются органы обоняния. Они состоят изучастков желтоватой кожи площадью в несколько квадратных сантиметровкаждый. Эта ткань пронизана нервными волокнами. Молекулы пахучих веществраздражают нервные окончания, и те, в свою очередь, посылают сигналы вобонятельную луковицу. Оттуда сигналы транслируются в высший мозговойцентр, где суммируются и перерабатываются в характеристики запаха. Мозгсравнивает полученные сигналы с теми, что имеются в кладовой его памяти; имы, наконец-таки, узнаем, чем пахнет. Луком, розой или керосином…

ЧЕМ ПАХНЕТ БОЛЕЗНЬ?

- Когда маленький самолет местной авиалинии сделал вынужденную посадкупрямо на поле где-то в Курганской области, я вышел, озабоченный задержкойрейса, и вдруг пахнуло чем-то очень знакомым – теплым, полынным, степным, -пишет кандидат медицинских наук В.Ягодинский. – Я вспомнил себя почему-торядом с лошадью, на стогу сена. Лошадь большая, а стог огромный. Степнойветер всколыхнул глубинные слои памяти, и оттуда стали подниматьсявоспоминания…Потом доктор проверил себя, расспросив родных и знакомых. Да, всеоказалось точно: самолет приземлился неподалеку от его родных мест, и запахнапомнил ему об этом.О том же, что “дым Отечества нам сладок и приятен”, впоследствии говорилии многие другие опрошенные им люди. Так, один испанец, которого вывезли изВаленсии еще совсем маленьким в 1937 году, попав на родину уже взрослым,тотчас вспомнил “отдающий мылом запах мраморного корыта для стирки”,присущий местным домам. Еще кто-то припомнил, что тюрьмы и больницы во всеммире имеют особый, только им свойственный запах.О специфике запаха, о ностальгии, вызываемой им, говорят и многиелитераторы. Так, скажем, И.С.Тургенева тянуло в родное Спасское-Лутовиновоиз Москвы и Петербурга, Парижа и Лондона, Рима и Берлина, потому что”воздух родины имеет в себе что-то необъяснимое…” А вот что пишет в одномиз своих писем А.К.Толстой: “Сейчас только вернулся из лесу, где искал инашел много грибов. Мне как-то говорили о влиянии запахов и до какойстепени они могут напомнить и восстановить в памяти то, что было забыто ужемного лет. Мне кажется, что лесные запахи обладают больше всего этимсвойством… Вот сейчас, нюхая рыжик, я увидел перед собой, как в молнии,все мое детство во всех подробностях до семилетнего возраста”.А вот вам еще одна литературная ассоциация. Герой романа Германа Гессе”Игра в бисер” Иозеф Кнехт вспоминает:”Мне было тогда лет четырнадцать, и произошло это ранней весной…Однажды после полудня товарищ позвал меня пойти с ним нарезать ветокбузины… Мы подошли к кустам бузины, усыпанной крохотными почками, листикиеще не проклюнулись, а когда я срезал ветку, мне в нос ударилгорьковато-сладкий резкий запах. Казалось, он вобрал в себя, слил воедино иво много раз усилил все другие запахи весны. Я был ошеломлен, я нюхал нож,руку, ветку… Мы не произнесли ни слова, однако мой товарищ долго изадумчиво смотрел на ветку и несколько раз подносил ее к носу: стало быть,и ему о чем-то говорил этот запах…Примерно в то же самое время я увидел у своего учителя музыки старуюнотную тетрадь с песнями Франца Шуберта… Както, дожидаясь начала урока, яперелистал ее, и в ответ на мою просьбу учитель разрешил мне взять нанесколько дней ноты… И вот на следующий день после нашего похода забузиной я вдруг наткнулся на “Весенние надежды” Шуберта. Первые же аккордиошеломили меня радостью узнавания: они словно пахли, как пахла срезаннаяветка бузины, так же горьковато-сладко, так же сильно и всепобеждающе, каксама ранняя весна!..”

Конечно же, медик Ягодинский попытался отыскать научно-медицинскуюподоплеку замеченных явлений. “Известно, что А.К.Толстой страдал астмой, -пишет он. – Значит, у него была склонность к аллергическим реакциям. Неотсюда ли столь ясное видение картины детства от одного только запахарыжика?”И далее доктор развивает свою догадку, вспомнив, что в иммунологии естьпонятие так называемого первородного греха, заимствованное из библейскойтерминологии. Суть его в том, что самая первая встреча организма, например,с вирусом гриппа производит столь сильный иммунологический эффект, чтоклетки, образующие антитела, “запоминают” узор мозаики антигенной оболочкивируса. И потом, при встрече с другими вирусами гриппа, организм, наряду сновыми иммунными заготовками, продолжает штамповать противотела и к”пример-штамму” вируса.Человек всю жизнь носит в крови защитные тела не только к вирусам ибактериям, но и к любым веществам, способным вызвать иммунную реакцию.Наука знает, по крайней мере, пять источников “чужих” молекул. Первыйисточник – микроорганизмы, о которых мы уже упоминали. Второй – пища (неслучайно герой романа Марселя Пруста “В поисках утраченного времени”вспоминает картины детства, едва раскусив печенье, приготовленное еготетушкой по старому рецепту). Третий – пыльца растений; именно она,наверное, вызвала у самого Ягодинского видение стога сена. Четвертый -химические вещества, в том числе бытовые, например, мыло и стиральныйпорошок (так вот откуда воспоминания мальчика-испанца!). Наконец, пятыйпринадлежит самому организму. Это может быть эмбрион – плод, обладающийантигенами не только матери, но и отца, или ставшие “чужими”клетки-”уроды”, появившиеся в организме из-за генетических аномалий илистарения.И хотя давно уже бытует понятие “иммунологическая память”, продолжаетврач, означающее настороженность к веществам, когда-либо побывавшим ворганизме, о связи этой памяти с нашей памятью в ее обычном понимании покавроде бы еще никто не говорил. А зря. В корне иммунных реакций лежат весьматонкие процессы распознавания “своего” и “чужого” на основе долговременнойиммунологической памяти. На некоторые повторные встречи с аллергеноморганизм отвечает бурной реакцией. (Вспомните про своих знакомых сбронхиальной астмой или с повышенной чувствительностью к цветочной пыльце.)Не такой ли механизм сработал у А.К.Толстого, когда он, нюхая рыжик,мгновенно вспомнил детство?Но почему вспомнил? Какая связь между запахом – аллергеном, памятьюголовного мозга и памятью иммунологической? Давайте порассуждаем. Основнаяарена, на которой бушуют реакции иммунитета, – это костный мозг,кроветворная, а точнее, лимфоидная ткань. Главные действующие лица – клеткиэтой ткани, прежде всего лимфоциты и макрофаги.Аллергия – лишь частный случай ответа иммунной системы на повторныйконтакт с антигеном. А пахучие вещества лишь часть иммунных раздражителей,способных вызвать аллергию. Число вариантов лимфоцитов, играющих основнуюроль в иммунитете, столь велико, что любой антиген всегда находит ворганизме сорт лимфоидных клеток с соответствующими рецепторами. Контактмежду антигеном и рецепторами вызывает бурную реакцию размножения “нужных”вариантов клеток.Образующиеся при аллергии иммунные комплексы могут повреждать некоторыевиды клеток организма, представляющие собой “склады” высокоактивныхвеществ, например, гистамина и ацетилхолина. Резкое повышение концентрацииэтих нейростимуляторов в крови и тканях (особенно мозговой) вызываетсвоеобразный шок, закрепляющий ассоциации иммунологической и мозговойпамяти….Вот какую теорию развернул перед нами врач В.Ягодинский, отметив вконце своих рассуждений, что воспоминания героя романа “Игра в бисер”оказались столь сильны еще и потому, что данный эпизод произошел смальчишкой в переходном четырнадцатилетнем возрасте, когда происходитгормональная перестройка организма, да еще и весной, то есть в сезон, когдав организме вообще обостряются психофизиологические процессы и чувства.Вдобавок “чувство бузины” было еще и закреплено музыкальной ассоциацией смузыкой Шуберта. Прекрасная музыка стала дополнительным закрепляющимстимулом.Не будем тут комментировать связь запахов с болезнями, особенно с такойсложной, как астма. Врач, видимо, свое дело знает, ему, как говорится, икарты в руки. Но тот же Ягодинский мимоходом упоминает, что “вероятно,широкие ассоциативные связи с запахами мы унаследовали от предков, в жизникоторых обоняние играло огромную роль. Еще более важны запахи для животных.Их поведение от рождения до смерти неразрывно связано с восприятиемзапахов, которые несут информацию об окружающей среде, возбуждают инстинктыи фактически диктуют характер действий…” Об этом аспекте запахов мы свами и поговорим дальше.

И ВОЗДУХ РОДИНЫ НАМ СЛАДОК И ПРИЯТЕН?..

Однажды мне довелось слышать по радио любопытное эссе, которое читал самавтор, если не ошибаюсь, капитан первого ранга в отставке Александров. Онокасалось запахов в подводной лодке.У каждого отсека субмарины они свои, отмечает автор. В корме, например,чуть пахнет маслом. А поскольку температура здесь высокая, иногда до 40 С,то масло в воздухе чувствуется даже не носом, а всей кожей. Ощущение такое,будто ты обернут легкой марлей, пропитанной маслом. Ощущения эти идут сдетской поры – так пахнут компрессы от простуды.В реакторном отсеке воздух свеж и прохладен. А все из-за реактора.Остаточная радиоактивность порождает множество отрицательных ионов, и онипридают воздуху свежесть. Закроешь глаза, и можно даже представить себягде-нибудь на прибрежном лугу.В жилых отсеках сразу же у переборки вас встречает сладковатый запахтлена. Цистерны грязной воды, гальюны, умывальники, душевые добавляют его ватмосферу отсека, когда включается компрессор, снимающий избыточноедавление воздуха, создающееся из-за того, что в воздух время от временидобавляют кислород, чтобы компенсировать увеличение выдыхаемого людьмиуглекислого газа.В каютах, когда останавливается вентилятор, от одеял пахнет сыройверблюжатиной. Из столовой и камбуза тянет прогорклым маслом. Запах легковпитывается в одежду, и, когда мимо проходит кок, это сразу чувствуется…Но вот запахло дымом. Или перегретой изоляцией. Захлопали двери,пробежали люди. Легкий дымок между тем заполняет отсек. Пожара еще нет, ноаварийную тревогу вот-вот объявят. “Динь-динь” – понеслись звонки поотсекам. “Аварийная тревога в третьем!..” После этого забегали еще сильнее.Ищут, ищут, ищут… Если не найти, весь отсек затянет тяжелым едким смогом.И потому нюхают, нюхают… Время от времени кто-то отбегает к переборке -здесь не так дымно, можно отдышаться. И снова бегом туда, где пахнетсильнее. Нужно во что бы то ни стало найти и обесточить аварийныймеханизм…Но вот, кажется, нашли. У всех отлегло от души. Включается компрессор.Сейчас будут снимать избыточное давление. А заодно и потравят в воздух избаллонов высокого давления, чтобы создать оптимальный состав атмосферы.Когда услышишь по трансляции: “По местам стоять к всплытию!” – это ужепраздник. Хотя лодка и не всплывает совсем, а лишь приближается кповерхности, чтобы выдвинуть из-под воды на одну-две минуты специальнуювоздухоприемную шахту. Субмарина как бы делает полный глоток свежегоморского воздуха, и все становятся к вентиляционным грибкам. И дышат,дышат, дышат… Жадно, как рыбы, ловят воздух ртом. Ловят его, словно онживое существо. Он и похож на живое существо, увертливое, словно угорь. Вотоно обняло тебя своими невесомыми ладошками, прикоснулось к темчувствительным бугоркам в носу, которые отвечают за чувствительность кразного рода запахам. Повеяло свежестью, простором, и в такие минутыпочему-то кажется, что дальше в жизни у тебя все-все будет очень хорошо…Интересным дополнением к этому сообщению может послужить тот факт, чтоопытные подводники ухитряются определять глубину и курс, которым следуетподлодка, даже без помощи приборов. Глубину они “вычисляют” по величинепрогиба нитки, натянутой от борта к борту. Чем больше прогиб, тем сильнее,стало быть, сжат ее корпус, тем на большей глубине она находится… А вот сопределением курса дело обстоит куда сложнее. “Определяемся по нюху”, -смеются подводники, и в их шутке, возможно, скрыта большая доля истины.Вспомните, как небезразличны обитатели субмарины к глотку свежеговоздуха. Вспомните, как врач В.Ягодинский отреагировал на запах степноговетра в родных местах… Так, быть может, живым существам свойственноулавливать запах родины, по нему корректировать свой путь, скажем, во времясезонных перелетов и иных миграций? Так заставляют думать вот какиефакты…Некоторое время назад биологи старались разгадать тайны миграций лосося,угря и некоторых других обитателей морских глубин. Как известно, лососивылупляются из икринок в горных речках и ручейках. Лишь достигнувнескольких сантиметров в длину, они начинают свое путешествие к морю. Затемнесколько лет они странствуют по океанам (например, те, что родились наюге, добираются до Гренландии, а родившиеся на севере уходят далеко на юг).Но вот прозвучала некая, неслышимая нами труба, неведомый зов природы, иначинается обратная миграция. Причем рыба не только безошибочно находитустье реки, впадающей в океан, но и поднимается вверх по течению именно дотого ручейка, где расположено родное нерестилище.Каким образом? Поначалу была выдвинута теория, согласно которой лососи иим подобные ориентируются по магнитному полю Земли. Однако даже еслипредположить, что рыбы имеют свои биологические компасы, – а подобныемагнетитовые клетки были не столь давно обнаружены в организмах голубей,угрей, тех же лососей, то никакой компас не может вывести пернатого,хвостатого путешественника именно к родному гнезду или нерестилищу.Точность компаса маловата, нужен дополнительный ориентирующий прибор. Вкачестве такового, полагают ученые, и может выступать… нос.Вот о каком интересном эксперименте рассказывал, к примеру, известныйфранцузский биолог Жан Жак Барлуа. В одном из рукавов реки было отловлено300 лососей. Половине из них ноздри заткнули ватой и всех выпустили ниже потечению, где река разветвлялась на несколько рукавов. Лососи, у которыхноздри оставались свободными, легко отыскивали приток, где они быливыловлены, остальная же рыба в полной растерянности кружилась на одномместе, будучи не в состоянии отыскать дорогу к нужному им ручью.”Вывод напрашивается сам, – подчеркивает Барлуа, – лососи отыскиваютручей, из которого несколько лет назад они вышли, по каким-то пахучимхимическим веществам…”Этот вывод был подтвержден дополнительным опытом. Лососи, выпущенные всадок объемом в 1800 л, чувствовали себя “в своей воде”, если в нее былодобавлено 40 л из их родного ручья. Стало быть, чувствительность ихиндикатора составляет, как минимум, 1:40, т.е. на одну молекулу воды изродного ручья может быть четыре десятка чужеродных, и тем не менее лососьчутья не теряет.Изумительным нюхом обладает и угорь. Большую часть жизни он проводит впресной воде, а вот нерестится в море. Причем, не где попало, а только вСаргассовом море – районе Атлантики, близ Бермудских островов и известногомногим Бермудского треугольника. Так вот, молодые угри, родившиеся наглубине порядка 400 м, вскоре расплываются в двух противоположныхнаправлениях: одни к берегам Америки, другие держат курс настарушку-Европу. Причем “американцы” с “европейцами” никогда ролями неменяются. Как они узнают, где их родина? Одно из предположений – по запаху.Было подсчитано, что, если растворить наперсток розового масла в массеводы, в 58 раз превышающей массу Боденского озера, то угорь все равно этопочувствует. Его нюх сравним с нюхом хорошей охотничьей собаки, а возможно,даже превосходит его.Кстати, о четвероногих путешественниках. Известно, что собаки всегданаходят дорогу к своему дому, как бы далеко от него ни убежали. А кошки – итого хлеще – могут отыскать свой дом, даже будучи завезенными на тысячикилометров от него, по воздуху. Как? Каким образом? По звездам?.. Точногоответа на этот вопрос у науки сегодня нет. Есть лишь рабочее предположение- опять-таки ориентируясь по магнитному полю и запаху.Но каким же сладким должен казаться запах родины, будь она на севере илина юге, если живое существо стремится в родные места за тысячи километров,преодолевая по пути немалые препятствия и терпя изрядные лишения?..

ХИМИЧЕСКИЕ “РАЗГОВОРЫ”

О том, что запахи могут играть большую роль в жизни живых существ,говорят и многие другие факты. Скажем, наблюдая за жизнью тех же рыб,американский зоолог Д.Х.Тодд из Океанографического института в Вудзеобратил внимание вот на какую особенность жизни маленьких морских рыбешек -мукусов. Два вида этих рыбок часто живут в одних и тех же местах.Самки-соседки очень похожи друг на друга, но тем не менее два вида нескрещиваются между собой? Почему?Чтобы понять это, Тодд провел несколько экспериментов. Скажем, самецодного вида мукуса, посаженный в аквариум, видит через стекло самку своеговида и тут же начинает “щеголять” перед ней. Его реакция будет аналогичной,если через стекло ему показывают и самку другого вида. Стало быть, главноеотличие вовсе не во внешности. Тогда в чем же? В запахе… Это наглядноподтвердил второй эксперимент. Самца пересадили в соседний аквариум. Когдаего сажали именно в тот, где до него обитала самка его вида, он снованачинал “щеголять”, а вот если в соседний, где обитала самка другого вида,- подобной реакции не следовало.”Полагают, что химический канал передачи информации у водных животныхсамый древний и распространенный”, – пишет в своей статье “Невидимыепослания водных существ” научный сотрудник Института океанологииЭ.А.Зеликман. И добавляет: “Выделяемые водными животными или растениямивещества отпугивают или привлекают, заставляют скучиваться в стаи или,наоборот, рассыпаться по убежищам”.Скажем, если плоских червей турбеллярий собрать вместе в большомколичестве, то у них, как правило, повреждается головной конец с нервнымиузлами. Причем повреждается не механически, а, так сказать, химически,поскольку количество повреждений растет не только по мере увеличениянаселенности сосуда, но также и в зависимости от того, насколько редкоменяют в этом сосуде воду. И черви перестают размножаться, хотя пищи дляних в сосуде может быть и вдоволь. “Пища-то есть, да жилплощадь маловата”,- как бы рассуждает мудрая природа.Впрочем, подобные факты ныне уж не особо удивляют биологов. Они знают,что пахучие вещества – феромоны – играют огромную роль в жизни многих живыхсуществ. Известно, например, что самки и самцы насекомых многих видовнаходят друг друга за десятки километров, ориентируясь лишь по запаху.Да что там насекомые! Ваша собственная собака, выведенная на прогулку,тотчас начинает изучать носом отметки, оставленные до нее другимипредставителями собачьего (или иного) рода. Такое изучение, если хотите,вполне заменяет собакам чтение газет. Ведь запах все расскажет: как давноздесь побывал предшественник, какого он возраста и пола, готов к спариваниюили нет… Соответственно этому и меняется дальнейшее собачье поведение.Даже встретившись, что называется, нос к носу, те же собаки зачастуюдоверяют больше чутью, чем зрению. Они не столько осматривают, сколькообнюхивают друг друга. И только снюхавшись, могут приступить к исполнениюобщего замысла.Некоторые вещества почему-то играют в жизни животных особую роль. Естьживые существа, которые защищаются с помощью запаха. Так, землероек, кротови выхухолей многие хищники предпочитают не трогать. Хорьки, росомахи,скунсы тоже в момент опасности могут вьщелять запахи такой силы, стольнестерпимые, что, однажды их испытав, никто, пожалуй, второй разсвязываться с тем же скунсом никогда не захочет.Причем способов оставить после себя запах у животных много. У крупных -это моча, кал и специальные железы. Скажем, у зайца такие железы обнаружилина подбородке, у медведя – на лапах, у барсука – под хвостом, а у оленя самхвост по существу представляет собой такую железу. У верблюда самое пахучееместо находится на затылке, у слонов – по бокам головы, у лося – налоктевых суставах, а у сайгака их вообще насчитали по всему телу болеедвадцати…В общем, животные обитают в сложном ароматическом мире. Запахи во многомопределяют и регулируют их поведение. Причем на это поведение могут влиятьне только запахи, выделяемые другими животными такого же вида, но дажелюдьми. Вот, например, какой случай описывает в своей книге “Самшитовыйлес” Михаил Анчаров.”…У Нюры была одна особенность, производившая, мы бы сказали, даженекоторое неприятное впечатление.Ну, вы читали во многих книжках и видели фильмы, в основномприключенческие, о том, как мчащаяся тройка или другое взбесившеесяживотное было остановлено на скаку героическим броском центральногоперсонажа. Ну, тут, конечно, то-се, ахи-охи, спасенные люди,самопожертвование… Так вот, что касается Нюры, она могла остановить наскаку любое взбесившееся животное. Но для этого она не кидалась наперерез,не повисала на рогах или дышле. Все происходило до отвращения прозаически.Вот взять хотя бы быка Мирона… Все знали, бежит по улице – разбегайся,не то потопчет не глядя, старый или малый, или на рог возьмет. Его быприрезать давно, такой зверюга, да уж больно производитель был хорош. Его исохраняли, уповая на людской ум и беглую сообразительность. И только когдасовсем уж невмоготу становилось, выкликали Нюру. Нюра выходила и говорила:”Ну поди сюда… поди…”И бык Мирон кончал скоком своим колебать землю, смирял его на шаг,опускал задранный хвост и шел к Нюре. И не то чтобы хлебом приманивала илиеще каким лакомствами, а просто шел, и все. И смотрел на нее. Потом Нюрашла, куда ей велели идти, и бык за ней тоже, куда она велела идти, – какпривязанный. И она приводила его в стойло.Про другого бы человека сказали – колдунья. А про Нюру кто скажет -колдунья? Смешно. Нюра, она Нюра и есть”.Далее автор еще упоминает, что на Нюру так реагировал не только быкМирон, но и всякая другая живность. И даже люди, в особенности мужики. Иона с ними могла обращаться столь же запросто, как с этим самым свирепымбыком. Как это так может получаться, мы с вами подробнее еще поговорим вдальнейшем.Пока же отметим, что “колдуном”, подобным вышеописанной Нюре, в некоторыхслучаях может стать и каждый из вас.Дело в том, что, по свидетельству многих натуралистов, большинствоживотных с видимым удовольствием изучают незнакомые для себя запахи даже втех случаях, когда это и не сулит, казалось бы, им никакой практическойвыгоды. Более того, в некоторых случаях запах заведомо может нести с собойопределенное беспокойство, а то и прямую опасность, и все-таки зверь идетна риск. Скажем, всем известно, что кошка готова на любое безрассудство,только бы насладиться валерьянкой.И вот какой интересный случай по этому поводу рассказывал известныймногим писатель, журналист и натуралист В.М.Песков. Однажды ему показалифотографию: лис обнюхивает валенок сидящего человека.- Ручной лисовин? – поинтересовался Василий Михайлович.- Нет, дикий…Дальше выяснились вот какие подробности.Однажды в сенях дома камчатский лесничий Виталий Николаенко оставилрюкзак с провиантом, среди которого был и кусок сыра. И первый жепробегавший мимо дома лисовин поступил согласно басне Крылова: “Лисицу сырпленил…” Лис покрутился возле дома, а затем, не в силах противитьсясоблазну, даже залез в сени. Спугнутый, он, однако, не убежал далеко, апродолжал крутиться неподалеку. Лесник, убедившись, что лисовина пленяетименно запах сыра, разложил его кусочки с таким расчетом, чтобы последнийнаходился прямо у его ног. И лис не выдержал, прошел по пахучей дорожке доконца. А когда доел последний кусочек, стал обнюхивать валенок – нет ли гдееще лакомства?Многие животные даже непрочь… подушиться. Причем привлекательными дляних могут оказаться самые разные запахи: старого сала, селедочной шкурки,даже если рыба уж и протухла, апельсиновых корок и даже сигаретных окурков.Тщательно исследовав источник запаха, животное затем может поваляться наданном месте, чтобы перенести запах на свою шкуру. Зоологи называют такоеповедение тергоровой реакцией и отмечают случаи ее проявления практически увсех хищников – собак, лисиц, львов, тигров, медведей и т.д. В чем сутьтакой привычки? Сообщить другим, что здесь есть еда? Но окурки ведь никтоесть не будет даже с самой большой голодухи… Так, быть может, онииспользуют подобные запахи с той же целью, с какой люди, особенно женщины,используют духи, – чтобы привлечь внимание к своей особе?

А НА ЧУВСТВА НАМ НАЧХАТЬ?

Кстати сказать, о том, что запах может быть отличной приманкой, те жеохотники, натуралисты, биологи знают довольно давно. И используют в своихцелях. Так, скажем, на тухлятину приманивают медведей на дистанцию верноговыстрела. Тот же медведь, куница и соболь теряют всякую осторожность призапахе меда. Волки приходят на запахи крови и падали, селедочного рассола,А вот сохатого, к примеру, можно приманить запахом лука или чеснока, азайца – на петрушку.В некоторых случаях используют также синтетические аналоги природныхпахучих веществ. Так, скажем, на полях Северо-Кавказского институтафитопатологии не столь давно испытывали новые приманки длясельскохозяйственных вредителей. Скажем, синтезировав вещество, по запахусхожее с феромонами, выделяемыми самкой жука-щелкуна, исследователи создаливесьма эффективную ловушку. Самцы щелкуна за многие километры устремлялисьна свидание и находили свой конец на липкой ленте типа всем известноймушиной липучки.Впрочем, и мы, оказывается, не так уж далеко ушли от “братьев нашихменьших”. Вспомните хотя бы о таком феномене: внешне женщина собой ничегоособого не представляет, а поклонники за ней толпой… Почему? Вот какобъясняет это явление директор Центра усовершенствования человека,врач-психотерапевт А.И.Андреенков. Оказывается, причина успеха (или,соответственно, неуспеха) кроется во многом именно в запахе, том феромоне,который выделяет данная женщина. Запах, исходящий от каждого, – тот самый,по которому собаки-ищейки находят преступника, – мы с вами тоже чувствуем,однако лишь на подсознательном уровне. Причем есть среди букета ароматоваттрактанты и репеланты – то есть запахи привлекающие и отпугивающие. Еслипреобладают последние, то человек вскоре инстинктивно начинает чувствоватьв собеседнике недруга, старается побыстрее от него отделаться. И, напротив,аттрактанты заставляют, скажем, мужчину искать новых и новых встреч свнешне совсем некрасивой дамой.Причем надо сказать, что многие духи, как бы призванные собой заменитьнедостаток природных аттрактантов, зачастую составляются неграмотно, – онине привлекают, а, напротив, отпугивают окружающих, французские парфюмерыэто, к примеру, уже поняли и начали добавлять в свою парфюмерию аттрактантыживотного происхождения. Быть может, поэтому французские духи и пользуютсястоль широкой популярностью; синтетикой человеческий нос и мозг обманутьоказалось невозможно.Научные исследования последних лет показывают, что “тот” или “не тот”запах может оказаться даже причиной бесплодия женщины. Приезжает вечеромдомой зачуханный радиацией, нитратами, толкучкой в транспорте мужчина, инесет от него таким амбре, что никакая ванна и лосьоны не помогают. Онперестает выделять возбуждающие женщину, необходимые для зачатия вещества,и все ночные труды напрасны. Можно ли помочь беде?- Я проводил публичные сеансы, – рассказал Александр Иванович Андреенков,- распылял по залу определенные вещества. На следующий день шансы у многихна взаимность повышались. Я это ощущал даже на себе. Вообще-то я считаюсебя “сморчковидным” мужчиной, но когда в кармане у меня лежит флакон снекоей жидкостью, в метро ко мне подходят очень даже эффектные девушки…Данные отечественных экспериментов подтверждают и зарубежныеисследователи. Так, еще лет 30 тому назад, будучи помощником профессора вуниверситете штата Юта, Дейвид Берлине? работал с кусочками человеческойкожи, которые получал в операционных университетской больницы (туда,случалось, доставляли незадачливых любителей горнолыжного спорта). Хранилже он их в открытых колбах. И в один прекрасный день заметил, что егоколлеги по лаборатории сделались необычайно дружелюбны и предупредительныдруг к другу. Так продолжалось несколько дней, пока Берлинер не убрал своиколбы в холодильник. И уже через час лаборатория приобрела привычный вид:хмурые озабоченные лица, вспышки раздражительности…Поначалу Берлинер сам усомнился в мелькнувшей было догадке. Однакоповторные эксперименты поставили точки над “i”. Некоторые кусочкиопределенно имели власть над окружающими, делали их добрее ижизнерадостнее. Почему? Потребовался год, чтобы заинтригованныйисследователь пришел к выводу: всему причиной феромоны. И еще свышечетверти века, чтобы накопить статистику, выявить все тонкости воздействия.Вот как выглядит общая картина на сегодняшний день.У человеческого эмбриона обнаружено два раздельных канала восприятия -феромонов и прочих запахов. К моменту рождения феромонный иливомеронасальный канал почти атрофируется; до исследований Берлинераполагали, что такого канала у нас попросту нет. К счастью, это оказалось нетак – с развитием плода внутримозговая структура превращается в двакомплекса нервов.Один из них – конечный или терминальный – доходит до ядра гипоталамуса(есть такой отдел мозга, ответственный за репродуктивные гормоны и половоесозревание). Данный орган так же регулирует состояние покоя, восторга,радости, удовольствия, восстановления сил… Берлинер и его единомышленникиуверены, что именно по терминальному нерву сигналы передаются извомеронасального органа в гипоталамус.Другой комплекс представляет собой совокупность вомеронасальных органов,которые пронизывают образование, именуемое дополнительной колбочкой.Интересно, что у животных имеется отдельный орган для различения феромонов,а у человека эволюцией он как бы “стерт” и размещается там же, в носу,который воспринимает и обычные запахи. Исследователи, однако, выяснили, чточасть нервных волокон, идущих из носа, образует специфические петли;последние проникают в области мозга, управляющие чувствами и настроением, изаканчиваются опять-таки в гипоталамусе.Ныне специалисты придерживаются мнения, что описанная система с высокойстепенью вероятности связана с программой продолжения рода. Решая вопрос,стоит ли поддерживать с Нею (или с Ним) дальнейшие отношения, наш рассудок- благодаря двум микроскопическим образованиям по обеим сторонам носовойперегородки – дает ответ на один из важнейших вопросов бытия! Горенесчастному, у которого эти образования бездействуют: ему недоступен запахлюбви, а стало быть, он обречен на безбрачие и бесплодие.

ШЕРЛОК ХОЛМС ЖИВЕТ В ПРОБИРКЕ?

Давайте вспомним, что в делах криминальных носы, чутье и запахи играютвовсе не последнюю роль. Вот вам только один пример.Есть в недрах МВД РФ не совсем обычная коллекция. Такие “консервы”,полагаю, видеть доводилось немногим: на железных полках сотни стеклянныхбанок с притертыми крышками. А внутри – куски байки, такой же, как насолдатских портянках. На банках этикетки: “От детей”, “От лошади”, “Отавтомашины”… А ниже обозначены дата, место взятия запаха, номер дела.Эта необычная коллекция находится в лаборатории криминалистическойодорологии экспертно-криминалистического центра МВД России. “Одор” впереводе с латыни – “запах”. Стало быть, одорология – наука о запахах.Однако в центре занимаются лишь той частью этой науки, которая помогаетраскрывать преступления.Обычно ведь как ведут расследование? По “горячим” следам пускаютсобаку-ищейку. И она по запаху, если повезет, приведет прямо к домупреступника. Бери его, тепленького…Но такая удача бывает далеко не всегда. Преступники ныне тоже сталиумные, стараются следы запутывать, посыпают их порошками, отбивающими усобаки нюх, а то и попросту уезжают с места преступления на автомашине.Ищи-свищи ветра в поле…Однако какие-то зацепки у следователей все-таки остаются. Одна из них -”консервы” с запахами. Банка очень хорошо впитывает в себя посторонниезапахи. Этим и пользуются эксперты. Есть у них отработанная методика, покоторой запахи с места преступления переносятся на куски байки, а затем”консервируются” в стеклянных банках.Идентифицировать затем эти запахи тоже помогают собаки. Только не ищейки,а детекторы. Они, как правило, невелики ростом, не могут, доведись такое,справиться с преступником самостоятельно. Да этого от них и не требуется.Работа их заключается в другом. Понюхал, скажем, детектор по кличке Вудкусок байки, запомнил запах. А потом безошибочно может сравнить его сдругим, из банки. Подойдет к ней и сядет довольный:”Я, мол, свое дело сделал…” И нюх его – в несколько раз более тонкий,чем у других собак – бывает, разрушает легенду, искусно выстроенную матерымпреступником: “Не был я там, гражданин следователь, и знать ничего незнаю…” Вуд его выведет на чистую воду.Впрочем, в последние годы тонкое дело детектирования, сравнения запахов,стали доверять не только собакам. У поэта Николая Заболоцкого, например,есть такие строки:

Муху странную бери,Муху в банку посади,С банкой по полю ходи,За приметами следи.

Если муха чуть шумит, -Под ногами медь лежит.Если усиком ведет, -К серебру тебя зовет…

Сам Заболоцкий по этому поводу писал, что основой для написаниястихотворения послужили сочинения средневекового схоласта АгриппыНеттесеймского и предания, которые он сам слыхивал в русских деревнях.И тут нам впору удивиться народной наблюдательности. Потому как народныеприметы затем во многом были подтверждены исследованиями ученых. Так,скажем, известный исследователь Н.Н.Кольцов еще в 20-е годы ставил опыты поопределению чувствительности живых организмов. В 200-литровый сосуд сводой, в котором помещались одноклеточные существа – сувойки, он капалвсего лишь каплю слабого раствора анионов кальция. И ножки сувойекподжимались – они чувствовали примесь!Впрочем, для нас, уже познакомившихся с результатами опытов на рыбах -угрях и лососях, такая чувствительность вовсе не кажется фантастичной.Интереснее для нас в данном случае другое: ученые попытались использоватьживые существа в качестве сверхчувствительных датчиков для электроннойаппаратуры.Например, сотрудники биологического факультета МГУ несколько лет назадухитрились записать на осциллографе сигналы, шедшие от вкусовых щетиноккомара-пискуна. При этом выяснилось, что каждому химическому соединениюсоответствует определенная последовательность электрических импульсов, дажеесли концентрация данной примеси составляла всего сотые доли грамма на литрводы.Только вот беда: стоило поменять одного комара на другого, и характерэлектрических импульсов менялся. То же происходило, когда экспериментаторыпереходили от опытов с одной мухой к другой. Точного повторениярезультатов, как говорят специалисты, их воспроизводимости, добиться неудалось. И потому интерес к подобным экспериментам постепенно сталисчезать.Но потом их возобновили на новом уровне под руководствомчлена-корреспондента РАН Л.А.Пирузяна. И вот как все это стало выглядеть.На первый взгляд перед нами обыкновенная лаборатория. Нет здесь никомаров, ни мух, ни лабораторных столов – обычные штативы с пробирками. Новот в пробирках..- В пробирках тоже нет ничего необычного, – пояснил один изэкспериментаторов Г.А.Чуич. – В них раствор, где размещены клетки крови -молекулы гемоглобина, белки… Зато реакции, которые происходят с этимивеществами, действительно, не совсем обычны…Представим себе, в комнату зашел некто, постоял и вышел. Вошедший посленего в помещение экспериментатор через некоторое время может определить,что заходивший был в синем вельветовом костюме, у его шариковой ручки нетколпачка, а сам он был слегка раздражен, скорее всего, мелкими бытовыминеприятностями. И рассказали экспериментатору обо всем этом биодатчики – тесамые растворы живых клеток в пробирках.Оказывается, некоторые живые клетки определенным образом реагируют на теили иные химические соединения, распространяющиеся воздухе в виде запахов.По результатам анализа таких реакций и удается затем установить, кто именнобыл в комнате и каково его состояние.Причем живые клетки – уже достаточно стандартные образования, чтобы наодни и те же раздражители реагировать всякий раз одинаково. То есть налицовоспроизводимость результатов. И всетаки исследователи не останавливаютсяна достигнутом. Теперь их не устраивает недолговечность приборов изпробирки. Ведь многие живые клетки могут существовать вне организма лишьсчитанные часы, в лучшем случае – несколько дней. Нельзя ли увеличить сроких службы? Можно. Хотя бы вот каким образом…

ПО СЛЕДУ МОЛЕКУЛЫ ИДЕТ “ПУРГА”

…Наш разговор начался с того, что кандидат биологических наукА.М.Королев попросил у меня портфель.- Нет-нет, открывать не надо! Я и так узнаю, что внутри…И он стал подносить к закрытому портфелю тонкие гибкие трубочки-зонды,тянувшиеся от стойки с несколькими электронными блоками, опутаннымипроводами.- Похоже, там у вас лежат книги или журналы. Словом, печатная продукция,- сказал Королев через пару минут. – А еще дня три тому назад в портфелепобывала копченая рыба, а еще раньше – стиральный порошок и крем дляобуви…- Но как вы все узнали?!- “Пурга” помогла, – ученый кивнул на установку. – Только никакогоотношения к полярному ветру она не имеет. Это лишь сокращение полногоназвания – “полупроводниковое устройство регистрации газового анализа”. Аговоря проще, “электронный нос”…Так писал я лет десять тому назад о суперновинке того времени. И вотснова переступаю порог биофака МГУ.- Здравствуйте, Александр Михайлович! Что у вас новенького?И нынешний заведующий лабораторией общих и прикладных проблемхеморецепции стал показывать мне свое хозяйство.Новинок много. Но прежде всего меня, конечно, интересовала судьба”электронного носа”. Оказалось, современная модификация “Пурги” ужеумещается в портфеле и весит всего 4,5 кг. С устройством можно работать нетолько в лаборатории, но и, так сказать, в натурных условиях. АлександрМихайлович тут же продемонстрировал, как это делается.Устройство разделено на три блока. Первый – набор чувствительныхдатчиков-сенсоров – умещается в футляре размером с коробку для духов. Принеобходимости его можно укрепить на телескопической ручке и просунуть влюбой закуток. Во втором блоке заключена вся электроника, необходимая дляопределения того, чем именно пахнет. И, наконец, в третьем блоке помещаютсяникель-кадмиевые аккумуляторы и “побудитель расхода”, как его назвалКоролев, то есть мембранный насос, прокачивающий воздух через систему.В общем, как и прежде, я вижу перед собой искусственный аналог природногоноса. Насос выполняет роль легких, прокачивающих воздух через носовуюполость, электроника служит “мозгом”, распознающим запахи, ну, а рольчувствительных элементов в носу отведена полимерным мембранам. Все это,правда, пока не удалось ужать до размеров естественных аналогов, но работыв данном направлении активно ведутся. Королев обещал, что во времяследующего моего визита он сможет показать “электронный нос”, весящий ужепорядка… 100 г!Тем не менее и тот “нос”, что имеется в наличии сегодня, умеет ужедостаточно много. Скажем, ни одна собака-ищейка не способна уловить запахчеловека в помещении, где сильно пахнет бензином, ацетоном, краской, иликогда следы присыпаны пахучим веществом, например, табаком. А вотэлектроника может! Причем в отличие от индикаторов, работа которых основанана улавливании инфракрасного, теплового излучения живых существ, даннаясистема способна отличить человека от других млекопитающих – скажем, крыс,обычно во множестве населяющих складские помещения. Сигнал тревоги будетподнят лишь в том случае, когда в охраняемое помещение действительнопроникает посторонний.- Правда, настоящим Шерлоком Холмсом “электронный нос” еще не стал, -улыбается Королев. – Если помните, знаменитый сыщик по несколькимхарактерным признакам чуть ли не полностью восстанавливал обликзлоумышленника. Наши “носы” пока не в состоянии отличить одного человека отдругого. Зато на определенные запахи, скажем, метан или наркотики, нюх уних отменный – в 10 раз лучше, чем у той же собаки!..Такая особенность позволяет “искусственному носу” найти применение вомногих отраслях науки, техники и народного хозяйства. Скажем, вынюхиваяметан, можно очень быстро обнаружить, а затем и устранять утечки вгазопроводах. Есть сведения, что в районе многих месторождений угля и нефтитоже наблюдается повышенная микроконцентрация этого природного газа. Сталобыть, “электронный нос” способен отыскивать и залежи данных полезныхископаемых. Заинтересовались новинкой и медики. Они полагают, что многиеболезни, такие, например, как тонзиллит, дифтерит, подагра и многие другие,имеют специфические запахи, уловив которые, можно очень быстро поставитьточный диагноз заболевания…- Все это, конечно, хорошо, – сказал я Александру Михайловичу, – ну, акакой, скажите, пожалуйста, прок от вашей разработки обыкновенномучеловеку, так сказать, обывателю?- А вы когда-нибудь задумывались, чем пахнет новая мебель? – вопросом навопрос ответил Королев.Признаться, такой оборот дела меня несколько огорошил: а, действительно,чем?Оказывается, современная мебель из ДСП въезжает в квартиру вместе с целымбукетом запахов – и далеко не все из них полезны для здоровья.Фенолформальдегидные смолы и прочие вещества, входящие в состав клеев илаков, выделяют в атмосферу самые настоящие отравляющие вещества,концентрацию которых в квартире, конечно, вряд ли кто замерял. А надо бы…Тогда, по крайней мере, будешь точно знать, отчего болит голова и комувыставлять счет за подпорченное здоровье.А пища?.. Обратите внимание, ваша кошка или собака зачастую воротят носот колбасы, которую вы только что принесли из магазина. А мы ничего,лопаем: наши анализаторы не так чувствительны к запахам, как у животных. И,бывает, травимся… “Электронный нос” в портативном варианте позволил быучуять порчу еще в магазине или на рынке, и вы не потратили бы деньгипонапрасну.Или вот еще один поворот темы. Не для кого ведь не секрет, что семьи нашистали менее прочными. Говорили мы и о причинах того – современные мужчинызачастую не способны выделять соблазнительные для женщин запахи. Ноположение ведь можно исправить, если знать наверняка, в чем причинасемейной аварии. “Электронный нос” мог бы дать точный анализ ситуации.Мог бы… Но, к сожалению, пока не может. А причина тому одна – нет унашего государства денег ни на науку, ни на любовь, ни на “электронныеносы”… Так что все мы в итоге остаемся с носом. Каждый – со своимсобственным.

ЧЕМ ПАХНЕТ ДЕЛО?

И все-таки мне не хотелось закончить свои рассказ на грустной ноте, нехотелось бы, чтобы вы печально повесили носы. И потому в заключение давайтепоговорим о чем-нибудь хорошем, хотя бы о горизонтах одорологии. Ведьновые, обнадеживающие сведения о запахах, их изучении и примененииприходят, если не каждый день, то все-таки довольно часто. Приведу лишьнекоторые из потока сообщений….Сразу нужно оговориться, что “искусственный нос” – название дляприбора, созданного сотрудниками двух академических НИИ – Института общейфизики и ФИАНа имени П.Н.Лебедева, – несколько неудачное. Хотя бы потому,что данный “нос” может анализировать даже те соединения, которые вовсе непахнут. В таком случае он как бы пробует их на вкус.Происходит же это следующим образом. Прибор по своему принципу действиянесколько напоминает локатор. Только в исследуемое вещество посылается нерадиоимпульс и не ультразвук, а луч лазера. Попадет в этот луч молекула – итотчас оставит в его спектре след, темные полосы, которые физики называютспектром поглощения. Каждая молекула “наследит”, конечно, по-своему, – ивприемник попадают, образно говоря,”отпечатки ее пальцев”.Ну, а дальнейшее, как говорится, дело техники. Спектр тотчасанализируется с применением новейшей вычислительной техники, и вскоре настол исследователя может быть положена справка с точным указанием, какиеименно молекулы и в каком количестве встретил на своем пути лазерный луч.Причем работает этот комплекс настолько быстро, что “искусственный нос” принеобходимости может выдавать подряд целую серию моментальныхснимков-анализов, своеобразных кадров. А если сопоставить их вместе,получится некий фильм – скажем, “кино” о жизни муравейника с точки зрениязапаха. Быть может, посмотрев такой “фильм” и раз, и другой, и третий,исследователи наконец-таки разберутся в тех сложных процессах, которыесоставляют жизненные алгоритмы этих интереснейших насекомых, иерархию ихобщества….Исследователи медицинского центра имени Дж.Гопкинса и некоторых другихучреждений разгадали механизм, благодаря которому нервным клеткам в носупозволяется на некоторое время отметить наличие запаха, а потом забыть онем и подготовиться к восприятию следующего раздражителя.Оказалось, что мембранам и рецепторам на поверхности обонятельных клетокотводится лишь малая доля секунды для восприятия запахов. А затем белок подназванием “барк-2″ блокирует возбужденные рецепторы запаха.Недавно обнаруженный фермент в той или иной форме присутствует в тканяхпо всему организму. Судя по всему, ферменты этой группы выполняют оченьважную функцию, регулируя способность клеток принимать самые разные сигналыкак извне, так и изнутри организма. Фермент определяет, как долго рецепторимеет право воспринимать тот или иной раздражитель, а затем приводит его всостояние готовности для получения следующего сигнала.”Барк” прикрепляет химическую метку – фосфатную группу – кактивированному рецептору, что позволяет другому белку, под названием”дета-аристин”, связаться с рецептором и заблокировать себя. Еслиобратиться к аналогии, то “барк” можно сравнить с дирижером оркестра,который следит, чтобы все музыканты были готовы к исполнению следующеймузыкальной фразы.Исследователь Роберт Левковец первым получил методом клонирования ген,ответственный за выработку этого фермента. Он установил его структуру ихимический механизм действия. По его словам, на сегодняшний деньидентифицировано шесть разных видов “барка”, которые, по-видимому,занимаются в организме тем, что отключают клеточные рецепторы гормонов,химических сигналов и разных препаратов, в том числе и средств противастмы, гипертонии и болезни Паркинсона. Таким образом, по словам Левковца,получается, что, если наука овладеет способом отключения тех или иных”барков” по своему усмотрению, это может привести к резкому усилениюдействия ряда лекарств….По данным ООН, мировые потери урожая от насекомых-вредителейсоставляют около трети общего сбора. Понятное дело, специалисты всего мираломают себе головы, как получше защитить поля, сады и огороды от ордпрожорливых букашек и прочих насекомых. Испробовано уже многое – иядохимикаты, и огонь… Но, пожалуй, наиболее действенным средством борьбына сегодняшний день оказался запах.В одной из лабораторий Института эполюциончой морфологии и экологииживотных РАН, где работает доктор биологических наук Е.Н.Поливанова, ваммогут показать несложный инструмент, уже прошедший испытания на плантацияхтоматов и кукурузных полях. Да-да, вы догадались правильно: небольшаядеревянная площадка, установленная на шесте, nuкрыта клейким веществом ибуквально усеяна основными вредителями томатов и кукурузы, – бабочкамихлопковой совки. Насекомых так много, что не сразу замечаешь небольшуюоранжевую капсулу в центре площадки. Она заполнена синтетическимиферомонами. Нашим ученым удалось подделать запах так искусно, “то самцыхлопковой совки слетаются на площадку за многие километры. И находятпечальный конец на клейкой дощечке. А самки, оставшиеся без женихов, немог/т принести потомства, а значит, и сколь-нибудь серьезный вред полю….Английские пивовары используют теперь в своем деле нового контролера.В его роли выступает “электронный нос”. Он следит за малейшими нарушениямизапаха, исходящими от солода, а это, в свою очередь, позволяетрегистрировать и исправлять вовремя нарушения технологии.Это устройство, созданное Дж.Гарднером из Гарвардского университета,прежде чем приступить к делу, прошло предварительное обучение упрофессиональных дегустаторов. Ну, а затем стало и превосходить их. Ведь вотличие от человека электроника никогда не устает и не ошибается.Чувствительный элемент “носа” состоит из 12 полимерных нитей, каждая изкоторых создана из особого пластика, отличающегося разнойэлектропроводностью. Набор нитей адсорбирует пары пива, в результате чегоэлектропроводность каждой нити меняется по своему закону. Совокупностьизменений соответствует тому или иному запаху примерно так же, как каждыйчеловек имеет свой почерк.При градуировке прибора пивовары составили таблицу запахов, совпадающих сопределенными стадиями процесса. А затем уж “электронный нос” стал самследить, как варится пиво. Причем, как уверяют специалисты, подобнуютехнологию в принципе можно внедрить не только в пивоварение, но и, скажем,в технологию переработки табака. Так что дайте срок, “электронный нос”окажется не только в пиве, но и в табаке!…Лето на исходе, а сезонный товар все еще не распродан… Что делать?Менеджер крупного универсама вызвал на подмогу экспертов, и те посоветовалииспользовать для привлечения покупателей… запах свежего сена! Сказано -сделано. Гранулы с нужными ароматами срочно распределили по отделам”товаров для отдыха” и, пожалуйста! Через неделю, намечавшиеся убыткиобернулись приличной прибылью. Эксперты получили благодарственное письмоплюс чек с соответствующей суммой.Впрочем, они даже не удивились, что их уловка сработала. Поскольку делоуж проверенное. Немного раньше они точно так же помогли фирме “Спот БейкериИнкорпорейшн” из Сиэтла распродать булочки в упаковке. В полиэтилен булочкизапечатали, чтобы они подольше не черствели. Но идея, сулившая, казалосьбы, верный выигрыш, чуть не обернулась поражением: хлеб в полиэтиленесовершенно утратил запах, и его никто не хотел брать. Выручили опять-такигранулы с запахом свежеиспеченного хлеба….Японские медики полагают, что запахи могут помочь организмурасслабиться, получше отдохнуть, а в нужные моменты и мобилизовать все своирезервы. Уже даже точно знают, какие именно запахи, в какие периоды рабочейсмены использовать, а также для какой именно работы – физической илиумственной – лучше подходит то, а не другое. Так, скажем, студенты лучшесдают экзамены и зачеты, если аудиторию время от времени наполнятьароматами мяты или ландыша. Запах ванили, напоминающий о милой атмосфередомашнего праздника, позволяет пациентам расслабиться во времятомографического обследования. А свежий запах моря – чуть йода, чуть соли -благоприятствует проведению деловых переговоров!Новинка так понравилась, что строительная компания “Кадзима” ныне едвауспевает выполнять заказы на поставку в офисы специальных систем длянасыщения ароматами производственных помещений. Довольны поставщики,довольны и клиенты – чего ведь только не сделаешь для пользы и процветаниядела!