Контактные данные: Сорокин Антон Иванович. тел. (044) 766- 70- 28; email: [email protected]

Каленкович Наталья Александровна. тел. (029)837- 63- 75; (044) 550- 93- 00; vk: id192420970

История о нас.

«Не слушай, что будут обо мне говорить…. Узнай меня сама»

Антон Сорокин

С чего начать? Можно начать с того, как мы первый раз встретились. Можно с того, как первый раз пошли вместе гулять…. С первого скандала, с первого поцелуя…. Думаю, все стоит начать с самого начала.

Для чего это было?

Тот год был не особо удачным для меня: проблемы на работе, непонимание в семье, проблемы с жильем (на тот момент я жил в общежитии от работы и моим соседом по комнате был какой-то пресловутый неотесанный парень, похожий на «мужика» из старинных сказок, основными целями в жизни которого являлись деньги). В добавок, на тот момент, я встречался со своей студенткой. Не могу сказать, что это она мне сильно нравилась или я любил ее …. Мне просто было одиноко и она скрашивала мои одинокие долгие зимние вечера и ночи. Мне нужен был человек, который будет рядом, с которым можно будет поговорить, который выслушает…. Не могу сказать, что она понимала все то, что я говорил ей, но она умела слушать.

Наши отношения с ней не были похожи на настоящие – мы виделись редко, и весь смысл встреч был замещением времени. Возможно, что эти отношения мне нужны были из-за отсутствия близких людей рядом…. На тот момент мой лучший друг жил и работал в Минске, связи с товарищами потеряны уже давно из-за полного не совпадения интересов , да и зачем общаться с людьми, которые тебя не понимают и подавляют все твои начинания…..

Другими словами, мне было одиноко, скучно и тоскливо. Все, что когда-то радовало и интересовало меня казалось бесполезным и бессмысленным…. Что бы как-то заглушить тоску по светлым чувствам я начал заниматься в хореографическом коллективе (возможно, это было сделано, что бы как-то почувствовать себя частью общества, частью чего-то большого, красивого, нужного), но и это не принесло своих результатов. Кстати, забыл сказать, что я уже танцевал раньше в одном коллективе, но ушел из-за чувства ненужности. В первом коллективе меня устраивало все: отношения между танцорами, внутренний климат, репертуар и все остальное, но было одно но…. Есть плохая закономерность в жизни – когда ты кому-то нужен или им что-то нужно от тебя, то ты в почете, у тебя есть уважение и чувство «нужности». Как только ты выполнил свой долг, или можете называть это по-другому, тебя тут же забывают. Ты попадаешь на территорию забвения, пусть даже не на долго, до следующего раза, но ты там и в этот период ты совсем один….. Ужасное чувство, когда понимаешь, что ты стал не нужным….. Именно по этой причине я ушел. Конечно же я жалел и скучал, но нельзя поменять отношения в коллективе….

В свете всего происходящего я дико искал какую-нибудь лазейку, для которой стал бы чем-то больше, чем просто слово, просто человек, просто тень. Стыдно сказать, но я абсолютно не задумывался на тот момент о последствиях и не думал о результате, к которому рано или поздно мог бы прийти.

В один из дней, мне как обычно нечего было делать и, как будто по чьему-то повелению, мне позвонил старый знакомый и попросил помещение для репетиции. Дома делать было нечего и планов на вечер не было, и, если честно, меня распирал жуткий интерес к тому, что он делал, ведь зная его, я был уверен, что это будет «комедия», которая действительно поднимет мне настроение. Соответственно, «почему бы и нет»,- подумал я и согласился. Вечером, примерно в шесть начали подходить какие-то люди. Товарищ пришел не первым и мне уже стало смешно, ведь он, как руководитель «группы», должен всех встречать и рулить процессом, но, как я и предполагал, «комедия» начала набирать обороты с самого начала. Кстати, среди всей «толпы малолеток», которую он привел, были и три представительницы прекрасного пола и, как оказалось, одну я когда-то знал (вместе выступали на различных концертах, только в разных жанрах: на тот момент меня интересовала только хореография, а она занималась исключительно вокалом в одном из коллективов колледжа, в котором училась.)

Так как я был на работе, то вид у меня был соответствующий: строгие брюки, сорочка, тонкий галстук (они как раз были в моде весь тот сезон) и вязанный кардиган модной фирмы. Надев маску «великого ценителя» вокально-инструментальных ансамблей, я сделал круг почета по авансцене, дал пару указаний присутствующим и самому товарищу (таким образом я хотел подчеркнуть свою важность не только перед его группой, но и перед ним самим. Создать некую вуаль загадочности к своей персоне среди собравшихся.) Присев на третьем ряду я дал команду к началу действия. Скажу честно, что услышанное мной было не так уж и плохо и мое первое впечатление и мнение о предстоящей «комедии» стало быстро рассеиваться. Я начал вслушиваться, анализировать. Нога начала сама дергаться, отбивая такт песням, звуки которых доносились до моих ушей и которые мне определенно нравились. Все, что происходило на сцене мне определенно нравилось, за исключением одной песни, бек-вокалисткой которой выступала какая-то девушка. Именно ее голос мне жутко резал слух. Может это была не ее песня или просто бэк был построен в другой тональности, но однозначно – мне это не нравилось! Я уже говорил выше, что попытался построить вид чуть ли не продюсера, и с таким же важным видом, после вопроса об увиденном, я слегка восхитился и указал на эту девчонку. Не помню, были ли учтены мои замечания в дальнейшем, но это определенно отложило свой отпечаток в дальнейшем на состав группы.

Когда «показ» превратился в репетицию я вернулся в свой кабинет и начал создать вид активной деятельности, в надежде, что та самая старая знакомая, которую привел товарищ, придёт и поинтересуется моими делами. Я перебирал бумаги, которые давно приготовил к макулатуре, какие-то папки нагромождали мой стол (я даже не знал их содержимого), постоянно открывал ящик стола и закрывал. Все это безусловно придавало вид чего-то очень важного, чего-то необходимого и срочного, что обязательно нужно закончить в срок. И вот открылась дверь. Конечно я был безусловно доволен, что она пришла и в голове уже зрели планы на вечер и на то, как провести его с ней. Присев напротив меня мы начали разговор. Если честно, то он не предвещал ничего того, о чем я уже успел подумать: какие-то отрывистые фразы, абсолютно глобальные темы, никакой конкретики в вопросах и все в этом духе…. Было четко понятно, что ей просто надоел тот шум в актовом зале и она пришла в мой кабинет просто посидеть отдохнуть, расслабить слух от громкой музыки и криков, которые доносились из зала.

Репетиция подошла к концу и все стали собираться. Естественно я хотел произвести хорошее впечатление, особенно на девушек, которые были в группе и, понимая, что мне этого не удалось, я решил сделать жест вежливости и подарил каждой по воздушному шарику, которые просто завалялись среди другого прочего мусора в моем кабинете. Этот жест был принят девушками и оценен милыми улыбками.

Так прошел один день. Потом другой, третий. Со времени репетиции у меня на работе, прошло около двух недель и мне вновь позвонил тот товарищ и предложил прийти к нему на репетицию, для «оценки со стороны», как он выразился.

В тот день я пошел на репетицию в танцевальный коллектив, ведь в общежитии делать было нечего, со студенткой не хотелось никуда идти, а других предложений на вечер у меня не было. Во время «обкатки» танцевальных композиций я думал о предстоящей репетиции, на которую меня пригласили. В голове возникали вопросы: зачем я им? Неужели они учли мои замечания? Может быть они считают меня ценным критиком или просто хотят поглумиться надо мной…..? Все это кружило у меня в мыслях, создавая некий хаос мыслей. Во время короткой передышки, ко мне подошла одна из танцорок и попросила совет. «Вот оно. Значит мое мнение важно для людей. Значит что-то они берут из моих замечаний и предложений» Все это еще раз утвердило мнение о необходимости моего присутствия на том сборище…..

Отпросившись задолго до конца, я быстро оделся, обулся и выбежал на остановку. В те минуты, пока ждал автобус, я обратил внимание на свой внешний вид: кроссовки, какие-то синие джинсы в виде «галифе», зелёный балахон и коричневое пальто, которое и пальто то язык не поворачивается назвать….. «Мда, выгляжу как 17-летний подросток… А ведь мне 24….»,- подумал я и, почти, собрался ехать в общежитие переодеваться, но что-то меня остановило…. Возможно это была лень, возможно понимание того, что могут заставить идти на обход и тогда я точно не успею…. Хотя, сейчас я могу признаться и себе и вам, что скорее всего это было любопытство и непонятная гордыня. Мне безумно хотелось скорее попасть в то место, где они проводили свою репетицию. Тут я вспомнил, что забыл воспользоваться туалетной водой, «ведь там скорее всего будут девушки»,- поймал я себя на мысли и прямо на улице, не стесняясь прохожих расстегнул пальто и начал обильно поливать себя парфюмом, который, по моему личному убеждению, очень нравился всем представительницам прекрасной половине человечества….. Как я тогда ошибался…., но сейчас не об этом. Сев в автобус я начал перебирать все умные фразы, какие-то определения, всплывавшие в беспорядке мыслей. Пытался строить логические фразы и высказывания, касающиеся музыки и т.д. Очнувшись от всего этого, заметил, что чуть не пропустил свою остановку. Выйдя из автобуса начали дрожать колени, будто я иду на экзамен, от которого зависит репутация, будущее…. Почему-то, за время поездки я «накрутил» себя так, будто это моя репетиция и просматривать придут меня, а не я. Отгоняя эти мысли я набрался смелости, закурил, что бы как-то успокоиться и позвонил товарищу. После разговора с ним, в котором он объяснил где они и как к ним пройти, я «натянул» на себя гримасу важности, сделал глубокий вдох, собрался с мыслями и выдвинулся по направлению к ним.

Войдя в актовый зал, где они репетировали, я почувствовал атмосферу добра, положительных эмоций и веселья. Сразу осмотрелся: парни дурачились со своими гитарами, кто-то из них стоял за «пультом», а две девушки сидели на крайнем ряду и переговаривались между собой. Сразу заметил, что среди них нет той самой знакомой, с которой так и не состоялся разговор.

Мы поприветствовали друг друга и мне предложили присесть и насладиться всем происходящим, на что я ответил с важностью, что у меня не много времени и я действительно пришел их послушать, ссылаясь на еще одну репетицию. Сейчас я понимаю, что сделал это для того же, для чего и тогда, у меня в колледже – что бы лишний раз придать важности моему присутствию. Во время прогона я заметил, что девушка, которая пела в прошлый раз, во время своей песни сидит. «Значит мои замечания всё-таки имеют какой-то вес среди общих масс и творческих коллективов»,- подумал я и расплылся в непонятной ехидной улыбке. После полного прослушивания я решился до конца доиграть роль самопровозглашенного «продюсера» и выдвинул несколько предложений, по поводу репертуара группы, сценического образа и результата, которого они могут добиться, если будут четко следовать моим указаниям. Другими словами, я сделал глупость….. Хотя, это с какой стороны посмотреть…. Мое предложение для них заключалось в обновлении и наработке композиций, после которой я организовал бы им запись на студии и пробитие в радиоэфир. Вроде бы нормальное, прогрессивное предложение, которое должно толкать к покорению новых вершин, а с другой стороны: есть ли у меня эти возможности? Слово не воробей, вылетит – не поймаешь, а я имею дурное свойство сначала говорить, а потом думать. За секунду эта мысль пронеслась в моей голове, но я сумел не подать виду, да и говорил я все это с такой уверенностью, что чуть было сам не поверил.

После репетиции ребят я пошел домой в общежитие. По дороге я прокручивал всю эту ситуацию еще несколько раз, что бы понять, как из нее можно выкрутиться…. Конечно же я ничего не придумал и, придя в общежитие, поужинав, стал думать над вопросом, как же все таки рассказать всю правду товарищу….

Кстати, я не говорил о том самом товарище…. Не на долго отвлечемся и поговорим о нем. Зовут моего товарища Павел. На тот момент ему было примерно 19 – 20 лет и это был его самый первый, самый значимый и самый удачный проект. Соответственно все свои силы, эмоции, чувства и все свободное время он тратил на ту группу молодых людей, пытаясь донести до них свои идеи, свои цели и внушить им, что то, чем они занимаются, обязательно поможет им в будущем.

Люди, как средство самоутверждения.

Мы познакомились с Пашей, когда он был на первом курсе, а я на выпускном четвертом курсе. Это был тихий, скромный, запуганный мальчик, который никогда не был в шумных компаниях, никогда не делал глупостей и тем более, не общался девушками (разве что как с подругами или на уровне «Привет! Пока!»). С виду он казался скучным, импозантным и абсолютно не подающий надежд, для вступления в общество «Братство Самца», которое мы с друзьями когда-то придумали, для личного самоутверждения и смешного пиара. Казалось, что если рядом с ним громко чихнуть, то он непременно вздрогнет от испуга. Не хочу обманывать читателей, ведь я действительно не помню, как мы познакомились с ним…. Помню лишь причину: Павлик учился на музыкальном отделении, а оно славилось красивыми девушками, и как, такие парни, как мы – выпускники и танцоры, могли упустить такой шанс – знакомство с новыми девушками…. Другими словами мы взяли его «на поруки». Это заключалось в следующем: мы организовали какие-то нелепые праздники, тусовки, вечеринки, а от Павла требовался лишь доступ к его одногрупницам, ведь только через него мы могли получить их доверие. Так проходили выходные – с нас веселье, а от Паши девушки…. Как бы это противно не звучало, но мы превратили его в некоего «сутенёра», только он это делал абсолютно не подозревая…. Во время наших шумных гулянок старались уделять ему внимание, что бы он не чувствовал себя одиноким и ненужным, ведь, честно говоря, девушки практически не обращали на него внимания…. Для того, что бы раскрепостить эмоции, животные инстинкты мы научили его пить спиртное. Под действием алкоголя он становился совершенно другим человеком: без оков морали, оков «правильности», навязанной ему его семьей. Со временем мы стали очень хорошими друзьями и начали часто проводить время вместе. Мы учили его общению с девушками, учили премудростям отношений и понятиям жизни в колледже, где мы все учились. В конце года (а мы только один год проучились вместе), мы не увидели ожидаемого результата. Да, изменения были, но в большей степени, он остался тем же «маменькиным сынком», каким был, при нашем первом знакомстве. Тогда у меня в голове возникла мысль о переходящем символе нашего «Братства Самца»! Конечно же никакого символа не было, но это было необходимо, ведь за этот год Павел стал для нас подобием «брата», который оставался совершенно один. После того, как мне вручили диплом, о средне-специальном образовании я позвал Павлика на крыльцо колледжа. Посмотрев ему в глаза я увидел непонятную тоску, по проведенному вместе времени. «Ты же знаешь о нашем братстве? Так вот, у нас есть традиция, каждый год выпускник, получивший переходящий символ лидера выбирает первокурсника, наиболее соответствующего качествам предводителя братства. В свое время этот символ достался мне, от выпускника физкультурного отделения и он мне сказал эти слова и рассказал об это традиции. Я долго присматривался ко всем первокурсникам, но не увидел в них никакого потенциала, никакого интереса в поддержании внутреколледжных традиций, а потом мы с тобой начали тусить и я понял, что нашел. Паша, я хочу торжественно вручить тебе символ лидерства «Братства….» и хочу сказать, что ты будешь достойным продолжателем того, что мы заложили здесь». Засунув руку в карман, я не смог найти ничего, кроме старой потрепанной зажигалки, которая уже давно не горела. Набравшись решимости сделать эту абсолютно ненужную вещь символом, я протянул ее Павлу со словами : «Теперь ты достоин. Теперь ты часть нас. Храни и преумножай братство». В тот самый момент его лицо поменялось: оно изменило цвет, глаза начали быстро бегать, а губы задрожали в лихорадочном припадке эмоций.

Как вы уже поняли, на самом деле нет никакого символа и нет братства, но мы должны были что-то сделать с этим парнем. Должны были изменить его жизнь, изменить его отношение к жизни. Возможно, методы, которые мы выбрали, были и не правильными, но на тот момент казалось, что все правильно и другого пути нет.

Мы не потеряли связь и после нашего окончания. Павел очень изменился, за время обучения. Возможно на него повлияло наше окружение, возможно это было результатом роста (года идут и все мы меняемся), а возможно это было результатом той самой зажигалки, которую я вручил ему тогда. Ведь передав этот «липовый символ» я передал и часть своей уверенности, надежды на будущее, свои воспоминания о прошлом, свои надежды на будущее. Опять же, возможно это было сделано, как я сейчас понимаю, для поднятия собственной самооценки, ведь я вступал во взрослую жизнь, в которой у меня не было никакого опыта, где меня никто не знал, где я снова становился тем самым пятном, тенью, где предстояло все начать с самого начала. Будет ли у меня взлет, или упаду на самое дно бескрайнего океана жизни – ничего этого я тогда не знал…. Я уходил из колледжа, где оставлял все воспоминания, друзей, Людей, которые сделали меня таким, какой есть сейчас и я бесконечно им благодарен за это.

Влечение….

После той самой репетиции, на которой я наговорил много того, что не мог сделать, меня обуревало беспокойство. Я ходил в каких-то судорожных сомнениях и не знал, что же теперь делать. Выход был только один – позвонить Павлу и все рассказать, но как я могу сказать это по телефону? Для этого нужно встретиться. Взяв телефон, я нашел его номер в телефонной книжке и нажал на кнопку вызова. Во время разговора с ним голос был не уверенным, иногда дрожал и часто от меня доносились не членораздельные звуки, вроде «ээээ, мммм, мггг,». Я просто не знал, что сказать и все таки назначил ему встречу. Мы договорились встретиться на нашем старом месте: какая-то пиццерия, больше похожая на обычную забегаловку или рюмочную из какой-нибудь деревни или райцентра. Одевшись также, как при нашей последней репетиции я вышел из общежития. Вы будете смеяться, но меня по-прежнему одолевали сомнения, по поводу всей этой идеи с правдой.

Идя по городу к назначенному месту я обращал внимание на все, что меня окружало: на людей, на здания, на сквер, который был справа от меня, на мусор, валявшийся возле мусорных контейнеров, на проезжавшие мимо автобусы, которые были похожи на «световой экспресс», ведь на дворе стоял февраль и вечером на улице было уже темно. Мысли кружили в каком-то непонятном вальсе, без квадратов и абсолютно не в такт.

Придя на встречу мы заказали пиццу, по паре бокалов пива и начали обсуждать будущее коллектива. Если честно, то суть нашего разговора абсолютно не относится к тому, о чем я на самом деле хочу рассказать. После обсуждения всех дел я поинтересовался о той девушке, которую, по моей небрежной наводке, выкинули из песни. Узнал, что ее зовут Наташа. Она первокурсница, учится на моем родном дошкольном отделении. Что бы хоть как-то очистить совесть, я решил взять ее номер телефона у Павла и позвонить ей, что бы извиниться.

Так прошел этот вечер. Придя в общежитие я обнаружил, что мой сосед по комнате уехал домой. Поужинав и посмотрев какой-то не интересный фильм я решил всё-таки позвонить Наталье. Набрав номер, я приставил телефон к уху и начал ждать ответа. То, что произошло дальше напрочь изменило мою жизнь.

Знаете, у каждого человека свой голос: у кого-то высокий, у кого-то низкий, у кого-то он звонкий, а у кого-то сиплый. В этом случае, неожиданно для себя, я услышал очень женственный, нежный, красивый и льющийся сплошной мелодией голос. Во время всего нашего разговора я наслаждался ее голосом, как чем-то упоительным, чем-то очень приятным и притягивающим к себе. Во время разговора она не произвольно кокетничала со мной, что, несомненно, подпитывало мой интерес. В конце беседы я абсолютно был уверен, что хочу встретиться с ней и вдруг мысли превратились в слова и я позвал ее погулять. Мне было очень приятно, что она согласилась. Не могу точно сказать, что это было за чувство, когда она ответила согласием…. Одно могу сказать точно: меня переполняло чувство гордости, чувство собственного достоинства, какой-то непонятной детской радости. Определенно, голос мне очень понравился, а я такой человек-для очень большое значение имеют мелочи: цвет глаз, голос, волосы, улыбка, пальцы рук, форма ступней и т.д. Назначенного дня я ждал, как ребенок ждет подарок на новый год, как будто должно произойти что-то волшебное, что определенным образом придаст всему происходящему некий образ сказки, которую нам читали в детстве.

Неделя пролетела быстро и близился день «волшебства». Как снег на голову вернулся мой лучший друг. Он приехал на выходные из Минска, что бы повидаться с семьей и друзьями. Естественно, что когда он мне позвонил и предложил хорошо провести время в его компании и компании наших общих друзей я не смог отказать. «А как же Наташа?», думал я. Как я смогу сказать ей, что вечер, который мы должны были посвятить знакомству друг с другом срывается? Тогда я принимаю единственно верное решение на тот момент и предлагаю ей и другу (кстати, его зовут Женя, но о нем не много позже) совместить вечер где-нибудь в месте активного отдыха…. Таким местом стала бильярдная на нашем районе. Мы с Женей часто засиживались там, проводя время за бутылочкой холодного пива и с кием в руках, гоняя шары по столу (на тот момент ни кто из особо не играл и хвастаться было нечем, но мы делали вид великих гроссмейстеров, что бы хоть каким-то образом превосходить друг друга).

Как и свойственно девушкам, Наташа опаздывала и мы пошли в заведение «Мир бильярда» вдвоем. По дороге я рассказал Евгену о девушке, которая будет с нами и о своих планах на вечер. Если честно, то я думал не много провести время всем вместе, а потом проводить ее домой и продолжить веселье с друзьями. Во время разгара партии у мен зазвонил телефон. Это была она. Выскочив как ошпаренный я понесся на остановку, что бы не пропустить тот момент, когда она будет выходить из автобуса. Мой судорожный забег не оказался напрасным и я успел. Даже осталось время выкурить сигарету и представить разговор, который непременно состоится. И вот подъехал автобус.

Я помню, как я первый раз увидел ее. На ней была «разно уровневая» юбка, клетчатая сорочка и укороченная джинсовка. На ногах были аккуратненькие туфельки. Волосы были распушены, челка заколота назад. Легкий макияж ни чуть не мешал, а наоборот подчеркивал глубокие глаза, которые сразу приковывали внимание. Утонченная фигура, словно музыкальный инструмент – ничего лишнего. У меня сперло дыхание. Самооценка упала «ниже плинтуса», ведь как такая девушка могла приехать ко мне? Я почувствовал себя каким-то жалким, но гордым: хоть я был не очень красив, но рядом шла Афродита.

Придя на место, я всех познакомил и мы начали беседовать. Суть разговора абсолютно не важна, да и если честно, я половину не помню. За то я помню, какими глазами смотрел на нее: это был взгляд совершенно потерянного человека… человека, который не мог поверить в то, что происходило. Следил за ее чертами лица. Когда она улыбалась от какой-то шутки, отпущенной моим другом, уголки ее губ кокетливо приподнимались, а в глазах появлялся какой-то огонек, скулы немного сводились и на щечках образовывались небольшие натяжки, которые придавали ее улыбке, и без того переполненной эмоциями, некий шарм. Когда она улыбалась, то можно было забыть обо всем: о проблемах, плохом настроении, каких-то неудачах,- хотелось просто улыбаться с ней.

Не много посидев мы принял решение поиграть, ведь мы находились в бильярде. Очередь определена и мы стали наблюдать за игрой друг – друга. Как в дальнейшем выяснилось, Наташа абсолютно не умела играть, но это отнюдь не мешало ей загонять шары в лузы. Девушка с кием в руках – что может быть сексуальнее?! В один из моментов она попросила помощи и я с удовольствием тут же сорвался с места, за мгновение оказавшись рядом с ней. Линия ее тела при прицеливании перед ударом была идеальна. Она была похожа на багиру, охотящуюся на бескрайних просторах Африки и вот-вот готовящуюся сделать свой смертельный бросок. Сосредоточенный взгляд, твердые руки, готовность к решению нанести удар. В этот момент я не выдержал и прикоснулся к ней под предлогом помощи, хотя она по большому счету ей была абсолютно не нужна. Запах ее тела – до боли знакомый из детства, волнистые волосы, спадающие с плеч и щекочущие мой нос, от которых пахло каким-то бальзамом и лаком: все это привело меня в полный восторг и в состояние эйфории. Сделав несколько ударов вместе с ней мы все чаще стали соприкасаться руками. Не могу сказать точно, делалось ли это специально или самопроизвольно, но при этом мое тело наполнялось эмоциями. Спустя какое-то время я сам стал провоцировать такие моменты, что бы лишний раз дотронуться до нее, ощутить запах ее волос, почувствовать нежность рук, так изящно ускользавших от меня. После очередного забитого ею шара мы встретились взглядом. За мгновение без слов мы рассказали друг-другу все что было, чего хотим, о чем думаем. Сердце стало биться в три раза быстрее. По телу пробежала дрожь. Голова сама наклонилась по направлению к ней.

Первый поцелуй. Самый долгожданный и неожиданный. Самый правильный: не страстный, не пошлый. Искренний. Наполненный непонятными чувствами. Нежные губы, которые касались меня. Глаза закрыты. По щеке скользнула ее рука. Тело вздрогнуло от неожиданного прикосновения. Взял ее руку в свою ладонь. Секунды полета. Ощущение невесомости. Все сразу стало ясно, как будто выпил волшебную таблетку – мир ярче, динамичней, наполнился яркими красками. Секунды эйфории. Мгновения волшебства, которое мы создавали сами, только мы, только вдвоем. Последующая улыбка, прямой взгляд. Я уже не принадлежал себе. С того самого момента уже не было ее, не было меня…. Были мы. Мы не говорили это вслух, возможно, мы даже не думали об этом, но внутри что-то перевернулось, встало на нужное место. Это шло не от мозга, не от сердца. Оно было намного глубже. Это было в душе.

Ложась спать, я не мог выкинуть из головы того, что произошло вечером. Все тело ломило, как у наркомана, голова шумела от круговорота мыслей. Как? Зачем? Почему? Эти вопросы не носили никакого конкретного характера и небыли ни к кому обращены, но покоя они тоже не давали. Лёг в кровать. Погрузился во мрак. Её глаза, улыбка, ее голос, смех, её руки. Прикосновения. Взгляд. Поцелуи. Все это не просто прокручивалось в беспорядке, а шло так, как будто я еще раз это переживаю. Так, будто живу этим. Будто мне больше не о чем было размышлять. Попытался сосредоточиться и подумать о предстоящем конкурсе (как раз наступал сезон, когда в нашей сфере деятельности начинаются различные смотры художественной самодеятельности). Усилия оказались тщетными….

Не способный что-либо сделать с собой, я взял телефон и позвонил ей. Как только снова услышал ее голос, все слова пропали. Я судорожно метался по комнате и пытался продолжать вести диалог.