Имеются и другие классификации лидеров. Так, они делятся на правящих и оппозиционных; крупных и мелких; кризисных и рутинных; пролетарских, буржуазных, мелкобуржуазных и т.п. (марксизм).

Социальная значимость, функции и весь социальный облик лидеров прямо зависят прежде всего от характера политического строя. Очевидно, что они будут коренным образом расходиться, например, в теократическом государстве, тоталитарном и демократическом обществах. Демократия, понимаемая в своем прямом, этимологическом значении как власть народа, большинства, вообще плохо совместима с политическим лидерством, предполагающим руководство одного лица.

В современных государствах примирение принципов лидерства и народовластия осуществляется на пути представительной демократии, оставляющей избранникам народа свободу действий в пределах, очерченных законом. Здесь отчетливо проявляются две главные тенденции, во многом изменяющие традиционные, преимущественно харизматические представления о лидерстве. Эти тенденции — институциализадия и профессионализация лидерства.

Институциализация лидерства сегодня проявляется прежде всего в том, что процесс рекрутирования, подготовки, движения к власти и сама деятельность политических руководителей осуществляются в рамках определенных институтов — норм и организаций. Функции лидеров ограничены разделением законодательной, исполнительной, судебной и информационной властей, конституциями и другими законодательными актами. Кроме того, лидеры отбираются и поддерживаются собственными политическими партиями, контролируются ими, а также оппозицией и общественностью. Все это значительно ограничивает их власть и возможности маневра, повышает влияние среды на принятие решений. В силу развития демократического контроля, а также отсутствия разного рода революционных ситуаций в современных индустриально развитых государствах практически не появляются политики, которые оставляли бы такой же глубокий след в истории, как, например, Наполеон, Бисмарк, Петр Первый, а также Гитлер или Сталин. Современные лидеры больше, чем прежде, подчинены решению обыденных, повседневных созидательных задач.

С этим связана вторая тенденция в развитии лидерства — его профессионализация. Еще в 1919 г. М. Вебер в известной работе «Политика как призвание и профессия» отмечал растущее «превращение политики в «предприятие», которому требуются навыки в борьбе за власть и знание ее методов, созданных современной партийной системой». В нынешних условиях усложнения общественной организации и взаимодействия государственных органов с партиями, группами интересов, СМИ и широкой общественностью важнейшими функциями политики и политиков становятся не применение насилия и даже не борьба за власть, а «преобразование общественных ожиданий и проблем в политические решения».

Политик фактически превратился в специалиста в области общественных коммуникаций, предполагающих обеспечение четкой формулировки требований населения, налаживание необходимых для принятия коллективных решений и их реализации контактов с парламентскими и правительственными органами, СМИ, общественными организациями и отдельными людьми, разрешение конфликтов и нахождение согласия. Сегодня эффективно реализовать эти функции не может человек, не обладающий специальной квалификацией: знаниями, навыками и опытом.

Политический труд постепенно превращается в профессию, аналогичную профессии врача, конструктора или адвоката. Он становится главным и постоянным источником дохода. Хотя профессиональные политики занимают выборные должности, большинство из верхнего эшелона обычно сохраняет род своих занятий даже после смены правящей партии. Этому способствует аккумуляция ими ряда политических должностей в парламенте, партии, органах местного самоуправления, других учреждениях.

В ряде стран (Японии, Франции, США) учет профессионализации политической деятельности проявляется в отборе будущих политических лидеров- еще в детском или подростковом возрасте и их подготовке в специальных школах и университетах. Такие меры в сочетании с развитием политического участия граждан и укреплением контроля за власть имущими способствуют повышению эффективности политического лидерства, его подчинению интересам всего общества.

Политические лидеры и элиты занимают руководящие позиции и осуществляют свои функции в рамках определенных политических систем, выступающих реальным воплощением, материализацией механизма власти в обществе.

Функции лидера

Разнообразие типов лидеров во многом объясняется широким кругом решаемых ими задач. При характеристике основных этапов, стадий деятельности лидеров можно выделить их три общих функции: 1) политический диагноз, предполагающий анализ и оценку ситуации; 2) определение направления и программы деятельности, служащей решению общественной проблемы; 3) мобилизация исполнителей (должностных лиц, бюрократии и масс) на реализацию целей.

Что же касается более конкретной, содержательной характеристики функций лидера, то к ним можно отнести следующие:

1. Интеграция общества, объединение масс. Лидер призван воплощать в себе и представлять во взаимоотношениях с другими государствами национальное единство, объединять граждан вокруг общих целей и ценностей, подавать пример служения народу, отечеству.

2. Нахождение и принятие оптимальных политических решений. И хотя лидеры не застрахованы от ошибок, часто действуют не лучшим образом, все же именно способностью найти наиболее приемлемые пути решения общественных задач обычно оправдывается их пребывание в руководстве.

3. Социальный арбитраж и патронаж, защита граждан от беззакония, самоуправства бюрократии, различного рода нижестоящих руководителей, поддержание порядка и законности с помощью контроля, поощрения и наказания. Хотя социальный патронаж на деле реализуется далеко не всегда, вера в «хорошего царя», «отца народов», «народного президента» и т.п. до сих пор широко распространена не только в массовом сознании народов с преимущественно патриархальной политической культурой, но и в странах с вековыми демократическими традициями.

4. Коммуникация власти и масс, упрочение каналов политической и, особенно, эмоциональной связи и тем самым предотвращение отчуждения граждан от власти. В условиях сложной, многоступенчатой иерархии государственных органов и их бюрократизации личностное восприятие власти особенно значимо для преодоления недоверия к ней, формирования у населения гражданского сознания, патриотизма. С помощью телевидения и других СМИ, в ходе встреч с избирателями и других мероприятий политические лидеры имеют достаточно широкие возможности непосредственного общения с народом.

5. Инициирование обновления, генерирование оптимизма и социальной энергии, мобилизация масс на реализацию политических целей. Строго говоря, в этой группе объединены несколько близких по своей направленности функций. Лидер призван охранять народные традиции, обеспечивать прогресс общества, вселять в массы веру в социальные идеалы и ценности. В большей мере выполнение этих функций присуще харизматическим лидерам, однако не только им. Так, например, достаточно успешно справился с задачей преодоления «вьетнамского синдрома», национального пессимизма и апатии, распространившихся в США после поражения в войне с Северным Вьетнамом, американский президент Рональд Рейган.

6. Легитимация строя. Эта функция присуща главным образом лидерам в тоталитарных и авторитарных государствах. Когда политический режим не может найти своего оправдания в исторических традициях, национализме и демократических процедурах, он вынужден искать его в особых качествах харизматических лидеров, которые наделяются необыкновенными, пророческими способностями и в большей или меньшей мере обожествляются. Так было в нашей стране, когда большевистская власть, безжалостно разрушая многовековые традиции, узаконивала свои действия гипертрофированным авторитетом Маркса, Ленина и Сталина, наделяя их чертами земных божеств и усиленно насаждая культ их личностей.

Политическая система общества и проблема власти.

Теория политической системы.

Политическая система как механизм власти.

Структура и функции политической системы.

Типы политической системы.

Политическая система советского типа.

Теория политической системы.

Политическая система – это совокупность государственных, политических и общественных организаций, форм и взаимодействия между ними, посредством которой осуществляется реализация общезначимых интересов с использованием политической власти.

Термин «политическая система» был введен в политологию в 50-60-х гг. ХХ в. Это было связано с необходимостью рассмотрения политики как системы. Ранее политика сводилась к деятельности государственных структур, выделению их в качестве главных субъектов властных отношений. До определенного момента подобное объяснение отражало реальность. Однако процессы развития гражданского общества, появление свободной личности с ее правами и свободами привели к тому, что гражданин стал не только подчиняться, но и влиять на государство через политические организации. Власть стала прерогативой государства, а властные отношения я приобрели сложный характер. Политика должна решать более сложную задачу: поиск универсальных закономерностей и механизмов, которые обеспечивали бы обществу устойчивость и выживаемость в условиях неблагоприятной внешней среды.

Понятие «система» в научный оборот ввел немецкий биолог Л. Фон Берталанфи (1901-1972) как совокупность взаимозависимых элементов, как целостность, состоящая из «элементов, находящихся во взаимодействии». Отношения взаимозависимости означают, что, с изменением даже одного элемента системы изменяется вся целостность. Система развивается благодаря тому, что реагирует на сигналы извне и на требования своих внутренних элементов.

Понятие «система» на рассмотрение общества перенес Т. Парсонс, представивший общество как взаимодействие четырех подсистем, которые находятся в взаимозависимости и взаимообмене: экономической, политической, социальной и духовной. Каждая из подсистем выполняет свои функции, реагирует на требования, которые поступают изнутри или извне, а вместе они обеспечивают жизнедеятельность общества в целом. Определение коллективных целей, мобилизация ресурсов на их достижение, принятие решений составляю функции политической подсистемы. Социальная подсистема обеспечивает поддержание устоявшегося образа жизни, передает новым членам общества нормы, традиции, обычаи, ценности, которые составляют мотивационную структуру личности. И, наконец, интеграцию общества, установление и сохранение связей солидарности между ее элементами осуществляет духовная подсистема

Основателем системного подхода в политической науке принято считать американского политолога Д. Истона (один из ведущих американских политологов. Основной вклад Истона в политическую науку связан с адаптацией и применением принципов и методов системного анализа к изучению функционирования политических систем, а также с исследованием проблем политической социализации).

. Политическая система представляется им как механизм формирования и функционирования власти в обществе по поводу распределения ресурсов и ценностей. С одной стороны, политика предстает как самостоятельная сфера, основное назначение которой – распределение ресурсов, а с другой стороны, политика есть часть общества, она должна реагировать на импульсы , поступающие в систему, предотвращать конфликты, возникающие по поводу распределения ценностей между индивидами, группами. Т.о. политическая система может существовать имея возможность, способность реагировать на импульсы, поступающие из внешней среды и приспосабливаться к внешним условиям функционирования.

Иной подход к анализу политических взаимодействий предложил Г. Алмонд. (американский политолог, специалист в области общетеоретической и сравнительной политологии. Наибольшую известность Алмонду принесли работы по теории политической системы и политической культуры). Он исходил из того, что способность политической системы осуществлять преобразования и поддерживать стабильность зависит от специализации функций и ролей политических институтов, выступающих как совокупность взаимозависимых элементов. Политическая система может рассматриваться не только в терминах «сохранение», «адаптация», но и взаимодействие структур, осуществляющих определенные функции. Алмонд проводил сравнительный анализ различных политических систем, с целью выявления основных функций, которые необходимы для обеспечения эффективного социального развития. Данный анализ предполагал переход от изучения формальных институтов к рассмотрению конкретных проявлений политического поведения. Исходя из этого, Алмонд и Пауэлл определили политическую систему как совокупность ролей и их взаимодействий между собой, осуществляемых не только правительственными институтами, но и всеми структурами общества. Политическая система должна осуществлять три группы функций:

Функции взаимодействия с внешней средой;

Функции взаимосвязи внутри политической сферы;

Функции, обеспечивающие сохранение и адаптацию системы.

Переход развитых стран к информационным технологиям позволили рассматривать политическую систему как механическую модель. Первым уподобил политическую систему кибернетической машине американский политолог К. Дойч (р. 1912 г). Он рассматривал политическую систему в контексте «коммуникационного подхода», при котором политика понималась как процесс управления и координации усилий людей по достижению поставленных целей. Формулировка целей и их коррекция осуществляется политической системой на основе информации о положении общества и его отношений к данным целям. Функционирование политической системы зависит от качества постоянного потока информации, поступающей из внешней среды и информации о ее собственном движении. На основе двух потоков информации принимаются политические решения, предполагающие последующие действия на пути к цели.

2. Политическая система как механизм власти.

В рамках системного подхода любая система, в том числе и политическая, автономна и имеет границы со средой. Своеобразные пограничные столбы, которые указывают на пределы системы, называются “вход” и “выход”. Современный политический анализ пытается изучить обмены политической системы со средой и объяснить, каким образом она справляется с общественными проблемами, конфликтами и обеспечивает динамизм и постоянство самой системы и общества в целом.

обратная связь

Решения

Действия

Контроль

Требования

Поддержка

Апатия

Политическая

система

Вход

Выход

“Вход” – это практически любое событие, которое по отношению к политической системе является внешним, влияет на нее и способно ее изменить.

“Выход” – это ответная реакция на воздействие, выступающая в виде решений, выработанных политической системой, ее специализированными институтами.

Обратная связь между “входом” и “выходом” осуществляется через окружающую среду. Это так называемая “петля обратной связи”, отражающая в представленной модели политический процесс.

На “вход” в политическую систему подаются импульсы различного рода. Во-первых, это требования. Требования направляются в адрес властей и служат сигналом о наличии в обществе определенных потребностей. Требования есть не что иное, как выражение мнения о правомерности или неправомерности, справедливости или несправедливости решений властей, связанных с распределением общественных благ и использованием общественных ресурсов. Помимо требований, в политическую систему вводится множество разнообразной информации: ожидания, предпочтения, ценностные установки, настроения. Все это может совпадать с требованиями или выступать в качестве побудительных причин для требований.

Во-вторых, на “входе” существует импульс поддержки. Поддержка есть выражение лояльности членов общества по отношению к системе. Это легитимация политической системы, своеобразный постоянный плебисцит членов общества на доверие политическим институтам. Поддержка может быть открытой и скрытой. Открытая поддержка материализуется в действиях. Это наблюдаемое поведение: участие в выборах, поддержка определенных партий и лидеров, словесное одобрение принимаемых решений. Скрытая поддержка выражается во внутренних установках и ориентациях личности, в предрасположенности к определенным политическим идеалам, нормам, моделям поведения.

Д.Истон пришел к выводу, что политическая поддержка может быть эмоциональной (диффузной) и инструментальной (специфической). Эмоциональная поддержка является относительно прочной и стабильной. Она легитимирует данную политическую систему в условиях даже самых тяжелых кризисов, помогает, в конечном счете, государству и обществу выстоять и адаптироваться к новым условиям среды. Инструментальная поддержка складывается под воздействием результативности деятельности правительства. Она формируется путем введения “поощрений” за лояльное поведение и строится на ожидании такого поощрения. Инструментальная поддержка условна, менее прочна, подвержена эрозии.

Без поддержки политические системы недолговечны. Штык всем хорош, но не нем нельзя сидеть, говорил Талейран. Без поддержки можно властвовать, опираясь лишь на голую власть, на силу, но невозможно спокойно управлять. Поддержка как раз и обеспечивает необходимые условия для правления, нормального функционирования политического сообщества.

Политические системы различаются разными комбинациями эмоциональной и инструментальной поддержки. Когда они гармонично дополняют друг друга, то политическая система функционирует стабильно и имеет большой кредит доверия у граждан. Отсутствие поддержки означает, что система находится в глубоком кризисе и обречена на гибель.

На “выходе” из политической системы в среду проявляются результаты ее работы – обязывающие решения и действия по их реализации. Обязывающие решения могут быть в форме законов, постановлений исполнительной власти, решений судов. Политическая система перерабатывает огромное количество социальной информации и превращает ее в конкретные авторитетно-властные решения. Процесс переработки требований в политические решения называется внутрисистемной конверсией. В свою очередь, решения и действия оказывают влияние на среду, вследствие чего возникают новые требования. “Вход” и “выход” системы постоянно воздействуют друг на друга. Этот непрерывный цикл называют “петлей обратной связи”. В политической жизни обратная связь имеет фундаментальное значение для проверки правильности принятых решений, их коррекции, устранения ошибок, организации поддержки. Обратная связь важна и для возможной переориентации, отхода от заданного направления и выбора новых целей и путей их достижения.

Политическая система, игнорирующая обратную связь, неэффективна, так как она не в состоянии оценить уровень поддержки, провести конструктивную адаптацию к среде, мобилизовать ресурсы и организовать коллективные действия в соответствии с общественными целями. В конечном счете, это оборачивается политическим кризисом и потерей политической стабильности.

Процесс поступления и регистрации требований на “входе”, преобразование (конверсия) их системой в решения и передача на выход с последующим контролем за реализацией – это и есть политический процесс. Политический процесс показывает, как возникают социальные требования, как они превращаются в общезначимые проблемы, а затем в предмет действия политических институтов, направленных на формирование общественной политики, на желаемое решение проблем. Системный подход помогает уяснить механизм формирования новых политических стратегий, роль и взаимодействие различных элементов системы в политическом процессе.

3. Структура и функции политической системы.

Политическая система состоит из подсистемы, которые взаимосвязаны друг с другом и обеспечивают функционирование публичной власти.

Институциональная подсистема включает в себя государство, политические партии, общественные организации и движения. Центральное место отводится государству. Концентрируя в своих руках большинство ресурсов, обладая монополией на законное насилие, государство обладает большими возможностями воздействия на различные стороны общественной жизни.

Нормативная включает правовые, политические, моральные нормы, ценности, традиции, обычаи. Через них политическая система оказывает регулятивное воздействие на деятельность институтов, граждан.

Функциональная – это методы политической деятельности, способы осуществления власти (согласие, принуждение, насилие, авторитет и т.д.).

Коммуникативная включает в себя все формы политического взаимодействия как внутри системы (власти, общества, индивида) так и с политическими системами других государств: прессконференции, встречи с населением, выступления по телевидению и т.д.

Политическая система выполняет ряд функций:

Политическое целеполагание – означает выработку собственно политических целей, касающихся укрепления власти, политических институтов, развития демократии, классовых, национальных отношений. Выбор и установление целей требует серьезной политической деятельности, опирающейся на анализ происходящих процессов.

Властно-политическая интеграция общества. Данная функция означает использование политики и власти для выражения воли господствующего класса, всего народа и подчинение ей всех основных действий в обществе.

Регулирование режима социально-политической деятельности. Это установление таких способов поведения и деятельности людей, группы, организаций, их взаимодействий между собой, которые обеспечивали соблюдение общих интересов и устойчивость общественных отношений.

Обеспечения целостного управленческого воздействия на общественные процессы выражает потенциал политической системы как субъекта управления верхнего уровня. Объектами управления является общество и его сфера, отрасли экономики и культуры, регионы, отдельные производственные единицы. В ходе управления используются различные ресурсы общества: природные, материальные, людские. Для этого осуществляются функции управленческого цикла: обрабатывается и используется основная информация, принимаются и реализуются решения, осуществляется контроль.

Функции политической системы не являются неизменными, они развиваются с учетом конкретно-исторической обстановки.

4. Типы политической системы

Типологии политических систем. В современном мире существуют многообразные политические системы. В зависимости от различных критериев предлагаются разные классификации.

В соответствии с цивилизационным подходом политические системы подразделяют на традиционные, модернизированные демократии и тоталитарные. По характеру взаимодействия с внешней средой выделяют открытые и закрытые политические системы. Открытые системы активно обмениваются ресурсами с внешним миром, способны воспринимать ценности других стран. Закрытые политические системы характеризуются ограниченными контактами с внешней средой, не воспринимают иные системы ценностей.

Г. Алмонд в соответствии с доминирующим типом политической культуры выделил англо-американскую, континентально-европейскую, доиндустриальную и частично индустриальную, тоталитарную.

Ж. Блондель предложил в качестве критерия классификации политических систем рассматривать содержание и формы управления. В соответствии с этим он выдели пять основных типов: либеральные демократии, коммунистические (авторитарно-радикальные), традиционные, популистские, авторитарно-консервативные.

С.Н. Айзенштадт рассматривает шесть типов политической системы: примитивные системы, патримониальные империи, кочевые или завоевательные империи, феодальные системы, централизованные бюрократические империи и современные системы. Современные, в свою очередь, подразделяются на демократические, автократические, тоталитарные.

Также не менее известна классификация систем на открытые (с динамичной структурой, широкими взаимосвязями со средой) и закрытые (с жестко фиксированной структурой, с предельно ограниченными связями со средой). Типичным примером закрытых политических систем были системы в бывшем СССР и современном Китае.

Широко распространена классификация политических систем, различаемых в зависимости от типа политического режима. Политический режим – это совокупность способов и методов осуществления власти, отражающих реальное состояние прав и свобод граждан в обществе. В этом отношении выделяют три основных типа политической системы: тоталитарную, авторитарную, демократическую.

5. Политическая система советского типа.

Развитие политической системы в СССР прошло несколько этапов.

Первый этап – 1917-1953 гг., когда политическую систему советского государства можно охарактеризовать как тоталитарную (коммунистическая разновидность). Для неё характерно:

1. Наличие развернутой идеологической доктрины, которая охватывает все жизненно важные стороны человеческого бытия, которая стремится ответить на все потенциально возникающие у членов общества вопросы и которой предположительно придерживаются все, живущие л данном обществе. Эта идеология ориентирует общество на некое конечное совершенное состояние – коммунизм. Иначе говоря, она содержит в себе призыв, основанный на категорическом неприятии существующего общества и стремлении завоевать мир ради построения нового общества. “Образ врага” всегда выступает важнейшим компонентом тоталитарной идеологии, позволяющим режиму сплотить общество перед угрозой как со стороны вредителей и диверсантов внутри общества, так и со стороны враждебного внешнего окружения.

2. Единственная массовая партия, как правило, ( коммунистическая партия) возглавляемая одним человеком, лидером харизматического склада и вбирающая в себя относительно небольшую часть населения (до 10 %); партия, чье ядро страстно и непоколебимо предано идеологии и готово всемерно способствовать ее широкому распространению; партия, которая организована по иерархическому, олигархическому принципу и, как правило, либо стоит над бюрократической государственной организацией, либо полностью слита с нею.

3. Система террористического полицейского контроля, поддерживающего партию, и одновременно осуществляющего надзор над ней самой в интересах ее вождей. Такая система может быть направлена не только против “врагов” режима, но и против произвольно выбираемых классов населения, причем террор служб безопасности систематически использует современную науку, в особенности, психологию.

4. Технологически обусловленный и почти всеобъемлющий контроль партии и се преданных кадров над всеми средствами массовой коммуникации и информации — прессой, радио, кино.

5. Аналогичный, технологически обусловленный и почти полный контроль над всеми вооруженными силами.

6. Централизованный контроль над всей экономикой и руководство ею посредством бюрократической координации се ранее независимых составных частей; этот контроль, как правило, распространяется также на большинство других общественных организаций и групп.

Второй этап – 1953 -1985 гг. можно назвать авторитарным. Несколько иначе обстоит дело в условиях посттоталитарных режимов. Перед этими режимами не встает проблема формирования новых институтов, которые бы качественно отличались от их предшественника. Посттоталитарные режимы всячески подчеркивают свою преемственность и близость с давшими им рождение тоталитарными режимами. Однако проблема институциализации существует здесь не менее, а порой в еще более острой форме, ибо все, на чем держался прежний режим, либо вообще отказывается функционировать, либо функционирует плохо, неохотно, выставляя наружу пороки режима и делая их посмешищем. В известном смысле, посттоталитарный режим является, по сравнению с тоталитарным, режимом лицемерия. Не обладая источниками доверия тоталитаризма, посттоталитаризм пытается насколько это возможно использовать авторитет своего гигантского собрата-предшественника, спрятаться за его спиной, либо декларируя в основном те же самые цели и намерения, либо лишь поверхностно модернизируя их. Однако результаты такого лицедейства, как правило, весьма плачевны. Наиболее характерный пример посттоталитаризма — политический режим, возникший в СССР после смерти Сталина. Мы не хотели бы здесь вдаваться в обсуждение всех тех аргументов, которые нередко приводятся исследователями в доказательство (или в опровержение) новой природы режима, возникшего с уходом в мир иной “вождя всех времен и народов”. Но если важнейшей характеристикой авторитаризма полагать появление в нем условий для функционирования различных центров власти, если допустить возникновение в условиях постсталинского режима различных элитных группировок и групп интересов, то с этой точки зрения режим придется признать скорее авторитарным, нежели тоталитарным по своей природе. Различия элит и наличие групп интересов не было институциализировано этим режимом, однако и прежние институты в их ослабленном, одряхлевшем виде предоставляли немалые возможности для артикуляции и постепенной консолидации новой структуры интересов. Политические институты сталинизма, приспособленные к нуждам харизматического вождя, в новых, послесталинских условиях наполнились качественно иным, нереволюционным содержанием. Они функционировали скорее по традиции, да и сам авторитет Генерального Секретаря и партии воспринимался скорее как традиционный, чем как харизматический. Идеология эволюционировала в ослабленный миф, выборы из места демонстрации массового ликования в поддержку режима превратились в посмешище. Источник власти режима утратил первоначальную ясность, определенность очертаний, приобретя взамен угрожающую самой власти множественность.

Понятие и типология политических режимов.

Понятие политического режима.

Типы политических режимов.

Особенности политического режима постсоветского периода.

Понятие политического режима.

Сущность власти заключается в ее способности придавать отношениям между людьми целесообразность, разумность, упорядоченность.

Общество как сложная система взаимодействия индивидов, групп, организаций нуждается в управлении, регуляции и согласовании человеческих интересов и действий. Власть упорядочивает социальные отношения с помощью различных средств: насилия, принуждения, убеждения, поощрения, страха и т.д. Совокупность средств и методов реализации политической власти, определяющая степень свободы и правовое положение личности, называется политическим режимом.

Для России в период перехода к рыночным отношениям практическую значимость приобретает, казалось бы, академический вопрос: «Всегда ли преобладание в характеристике политического режима свободы выбора над методами насилия и принуждения является благом для страны?» Достаточно вспомнить тиранов Древней Греции (VII—VI вв. до н. э.), которые, насильственно захватив власть, проводили глубокие реформы в интересах широких слоев общества. Наиболее яркий пример — афинский тиран Писистрат (VI в. до н. э.), который не только ограничил произвол родовой знати и улучшил материальное положение демоса, но и сохранил конституцию Солона. Есть и более современные примеры: военно-диктаторские оккупационные режимы в Германии и Японии после Второй мировой войны, военные и гражданские диктатуры в Южной Корее, на Тайване, в Сингапуре способствовали формированию рыночной экономики и политической демократии в указанных странах. Это дало немецкому правоведу И. Изензее повод заявить, что, исходя из европейской этики государства, можно было бы выделить воспитательные и развивающие диктатуры, направленные на «общее благо». Конечно, этот вывод далеко не бесспорен, но он заставляет более внимательно отнестись к содержанию понятия «политический режим», к его отличительным характеристикам по сравнению с другими категориями политики.

Политическая власть многообразна по формам и средствам проявления. Для отражения различных аспектов ее функционирования используются такие понятия, как «форма правления», «политический режим», «политическая система».

Для того чтобы эффективно воздействовать на общество, поведение людей, классов, власть должна быть организована, иметь средства влияния, принуждения. Организация верховной государственной власти, ее органов, их взаимоотношения с населением обозначаются понятием «форма правления». Обычно выделяют монархическую и республиканскую формы правления. Однако не всегда характер политической власти в обществе соответствует форме правления. Например, Швеция, Норвегия, Бельгия более демократичны, чем многие республики, хотя по форме правления являются конституционными монархиями. В то же время Германия 1930-х гг. по форме правления была республикой, однако характер власти был диктаторский. В связи с этим появилась потребность в определении тех средств и методов, с помощью которых государственная власть регулирует и упорядочивает отношения между людьми. Этот аспект функционирования власти отражает понятие «политический режим».

В европейской политической науке это понятие является базисным, в то время как в американской предпочтение по фундаментальности отдается категории «политическая система». Несмотря на длительное использование понятия «политический режим», за ним не сохранилось достаточно четкого содержания.

Сторонники системного подхода расширительно трактуют данное понятие, отождествляя его с категорией «политическая система». Это порождает известные теоретические трудности, поскольку возникает опасность терминологического дублирования двумя понятиями одного ряда политических явлений. На наш взгляд, термины «политическая система» и «политический режим» характеризуют политическую жизнь с разных сторон: если политическая система отражает характер взаимосвязи политики с экономикой, социальной, культурной и другими сферами жизни общества, то политический режим определяет средства и методы реализации власти. Следовательно, политический режим представляет собой функциональный «срез» политической системы, он складывается в результате политической деятельности и политического курса, которые выбирают держатели верховной власти.

Некоторые исследователи ограничивают содержание политического режима формой правления. Согласно данной точке зрения, классификация политических режимов основывается на различии законодательной и исполнительной функций государства и выяснении их соотношения. По такому принципу выделяются режим слияния властей (абсолютная монархия), режим разделения властей (президентская республика) и режим сотрудничества (парламентская республика). Акцентируя внимание на деятельности правительственных структур, подобное толкование игнорирует влияние других политических институтов: партийной системы, групп давления и т.д. В связи с этим форму правления было бы точнее представить как один из компонентов политического режима. Подробнее вопрос о формах правления рассматривается в теме 11 (см. с. 247—249).

Рис. 9.1. Элементы политического режима

Принцип легитимности

Известно, что эффективность воздействия власти на общество определяется не степенью принуждения, а уровнем легитимности режима. По определению американского политолога X. Линца, принцип легитимности подразумевает способность власти создавать у населения веру и «убеждение в том, что, несмотря на все промахи и недостатки, сушествующие политические институты являются наилучшими, нежели какие-либо другие, которые могли бы быть установлены и которым следовало бы в результате подчиняться». Убеждение в правомерности власти принимать решения, которые граждане должны выполнять, формируется через соответствие этих решений ценностям, разделяемым большинством общества. На практике различают два уровня легитимности: вертикальный и горизонтальный. Вертикальный уровень легитимности политического режима предполагает соответствие власти ценностям широких слоев общества, их представлениям о справедливости, демократии. В этом случае власть опирается на поддержку народа, соответствует его устремлениям. Горизонтальный уровень легитимности означает, что режим проводит в жизнь лишь ценности и устремления правящей элиты. Очевидно, что большей легитимностью обладает политический режим, основанный на согласии различных групп (правящих и управляемых) по базовым ценностям, на которых осуществляется функционирование власти, то есть при наличии одновременно горизонтальной и вертикальной легитимности.

Структура институтов

Индивидуальные устремления могут приобретать роль решающих факторов общественного развития тогда, когда они выражаются в деятельности политических институтов. Именно политические институты преобразуют волю отдельных индивидов в политическую волю, политические решения и политические действия, влияющие на ход социальных изменений. Это влияние осуществляется через партии, группы давления, неполитические структуры (церковь, средства массовой информации и т.д.), наконец, через самый важный институт политического режима — государство. В конечном счете эффективность политического режима зависит от организации государственной власти, от тех принципов, на которых взаимодействуют институты законодательной, исполнительной и судебной ветвей власти. Эти принципы определяют конкретную структуру государственной власти и полномочия ее органов. Выбор той или иной организации государственной власти обусловливается системой культуры, то есть совокупностью идеалов, ценностей, представлений, господствующих в обществе. Способы формирования высшей государственной власти, принципы организации ее институтов и их взаимоотношения с гражданами выражаются единым понятием «форма правления».

Институты высшей власти могут основываться на принципе престолонаследия (монархия), а также создаваться путем прямого или косвенного волеизъявления народа, то есть в результате всеобщих выборов или выдвижения коллегии выборщиков (республика). Кроме того, отношения между институтами законодательной, исполнительной и судебной ветвей власти могут основываться на принципах слияния (абсолютная монархия), жесткого разделения (президентская республика) или сотрудничества законодательной и исполнительной ветвей власти (парламентская республика).

Партии в структуре власти

Сущность политических режимов определяют партийные системы. До появления партий институты власти функционировали исходя из принципа разделения властей, однако с возникновением партий ситуация изменилась. Партии, обладающие большинством депутатских мандатов и контролирующие парламентское большинство и правительство, превращают принцип разделения властей в символ. Они единолично определяют политический курс и способы его реализации. Однако роль партий в парламентской и президентской республиках неодинакова. В парламентских демократиях правительство формируется из представителей одной или нескольких партий, а парламентские выборы превращаются в соперничество партий. Для победы партии необходимы единство действий, строгая дисциплина. Победившая партия или коалиция партий формирует правительство, и без ее одобрения член партии (депутат парламента) не может войти в состав кабинета министров.

В президентской республике формирование институтов законодательной и исполнительной ветвей власти осуществляется путем прямых выборов, а не в результате продвижения кандидата усилиями какой-либо партии. Вследствие этого влияние партий на предвыборную борьбу невелико, сама же борьба является соперничеством ярких личностей.

2. Типы политических режимов

Тоталитаризм и его разновидности

Термин «тоталитаризм» происходит от средневекового латинского слова «totalis», что означает «весь», «целый», «полный». Тоталитаризм — это полный контроль и жесткая регламентация со стороны государства всех сфер жизнедеятельности общества, каждого человека посредством прямого вооруженного насилия. Государство поглощает все общество и конкретного человека. При этом власть на всех уровнях формируется закрыто, как правило, одним человеком или узкой группой лиц из правящей элиты. Тоталитаризм представляет собой специфически новую форму диктатуры, возникшую в XX в.

Диктатура (от лат. dictatura «неограниченная власть») — режим правления одного лица или группы лиц во главе с лидером без какого-либо контроля со стороны управляемых — возникла давно и имела множество исторических форм своего проявления. Первоначально, в республиканском Риме (V—I вв. до н. э.) диктатором именовалось чрезвычайное должностное лицо (магистрат), назначавшееся на срок не более шести месяцев для организации защиты от внешней угрозы или для подавления внутреннего мятежа. Диктатор был связан правом в своих полномочиях и сроках пребывания у власти. Начиная с Суллы и особенно Цезаря, который многократно наделялся диктаторским полномочиями, характер диктатуры существенно изменился. Диктатор стал неподвластен праву, неподотчетен народу и изменял законы в своих интересах. Однако впоследствии — и в средневековье, и в новое время — диктатуры были внутренне непрочными режимами, их сплачивала лишь воля диктатора. Тоталитаризм представляет собой принципиально новый тип диктатуры, в которой особую роль играют государство и идеология. Термин «тоталитарный» ввел в политический лексикон лидер итальянских фашистов Б. Муссолини (1883—1945). Цели фашистского движения, по его мнению, состояли в создании сильного государства, использовании исключительно силовых принципов осуществления власти и подчинения всех общественных сил иерархическому принципу. Сущность тоталитаризма как нового политического порядка Б. Муссолини выразил формулой: «Все в государстве, ничего вне государства, ничего против государства».

Теоретик итальянского фашизма Дж. Джентиле (1875—1944) Раскрывал содержание «тотального государства» следующим образом: «Для фашизма все заключено в государстве. Ничто человеческое или духовное не существует само по себе, в еще меньшей степени это обладает какой-либо ценностью вне государства. В этом смысле фашизм тоталитарен, и фашистское государство как объединение и унификация всех ценностей дает толкование жизни всего народа, способствует расцвету и придает ему силы. Вне государства не должны существовать ни индивиды, ни группы (политические партии, общества, синдикаты и классы)».

Возникновению тоталитаризма способствовали объективные процессы, развивавшиеся в конце XIX — начале XX вв. Вступление человеческого общества в индустриальную стадию развития обусловило создание разветвленной системы массовых коммуникаций. Возникли технические возможности для идеологического и политического контроля за личностью. Растущие разделение и специализация индустриального труда разрушили традиционные формы жизни и сделали личность беззащитной перед миром рыночной стихии и конкуренции. Усложнение социальных отношений потребовало усиления роли государства как универсального регулятора и организатора взаимодействия индивидов, имеющих несовпадающие интересы. Опыт показывает, что тоталитарные режимы, как правило, возникают при чрезвычайных условиях: нарастающей нестабильности в обществе; глубокого кризиса, охватывающего все стороны жизни; наконец, при необходимости решения стратегической задачи, исключительно важной для страны.

В западной политической науке выделяют следующие признаки тоталитаризма: а) единственная массовая партия; б) монопольно существующая признанная всеми идеология; в) монополия на средства массовой информации; г) монополия на средства вооруженной борьбы; д) террористический контроль со стороны политической полиции; е) централизованная система контроля и управления экономикой. Особенно следует отметить такой признак, как абсолютная концентрация власти в руках вождя, опирающегося на властвующую партию. Принцип вождизма или фюрерства отражает низкий уровень развития демократического сознания, возникает как выражение потребности в символе единства нации в условиях социальной нестабильности. Фюрер в фашистской Германии стоял во главе государства, выражал его волю; сила государства исходила от фюрера. Он имел неограниченную власть над подчиненными. Авторитет вождя не был основан на осознанном доверии, а имел скорее мистический, личностный характер.

Авторитаризм: типология форм

Авторитаризм обычно рассматривается как тип режима, который занимает промежуточное положение между тоталитаризмом и демократией. Однако подобная характеристика не указывает на сущностные признаки явления в целом, даже если принять во внимание то, какие черты от тоталитаризма, а какие от демократии можно обнаружить в нем. Сущностно значимым при определении авторитаризма является характер отношений государства и личности: они построены больше на принуждении, чем на убеждении. При этом авторитарный режим либерализует общественную жизнь, не стремится навязывать обществу четко разработанной официальной идеологии, допускает ограниченный и контролируемый плюрализм в политическом мышлении, мнениях и действиях, мирится с существованием оппозиции. Руководство различными сферами жизни общества не столь тотально, нет строго организованного контроля над социальной и экономической инфраструктурой гражданского общества, над производством, профсоюзами, учебными заведениями, массовыми организациями, средствами массовой информации. Автократия (от греч. autokrateia самодержавие, самовластие, то есть неограниченная власть одного лица) не требует демонстрации преданности со стороны населения, как при тоталитаризме, ей достаточно отсутствия открытого политического противостояния. Однако авторитарный режим беспощаден к проявлениям реальной политической конкуренции за власть, к фактическому участию населения в принятии решений по важнейшим вопросам жизни общества. Авторитаризм подавляет основные гражданские права.

Для того чтобы сохранить неограниченную власть в своих руках, авторитарный режим осуществляет циркуляцию элит не путем конкурентной борьбы кандидатов на выборах, а кооптацией (волевым введением) их в руководящие структуры. В силу того, что процесс передачи власти в подобных режимах осуществляется не путем установленных законом процедур замены руководителей, а насильственно, эти режимы не являются легитимными. Однако, несмотря на отсутствие поддержки со стороны народа, автократии могут существовать длительное время и достаточно успешно. Они способны эффективно решать стратегические задачи, несмотря на свою нелегитимность. Примерами подобных эффективных с точки зрения осуществления экономических и социальных реформ могут служить авторитарные режимы в Чили, Сингапуре, Южной Корее, Тайване, Аргентине, странах арабского Востока.

Указанные черты авторитаризма свидетельствуют об известном сходстве его с тоталитаризмом. Однако самое существенное различие между ними состоит в характере отношений власти с обществом и индивидом. Если при авторитаризме эти отношения дифференцированы и опираются на «ограниченный плюрализм», то тоталитаризм вообще отвергает всякий плюрализм и разнообразие социальных интересов. Существенным различием является и то, что тоталитаризм стремится ликвидировать не только социальный, но и идеологический плюрализм, инакомыслие, тогда как авторитаризм не оспаривает права на автономное самовыражение различных групп общества.

Одна из современных типологий авторитарных режимов принадлежит немецкому политологу Д. Берг-Шлоссеру. Он выделяет следующие разновидности авторитаризма.

Традиционные абсолютистские монархии — режимы, в которых отсутствуют разделение властей и политическая конкуренция, власть сконцентрирована в руках узкой группы лиц, господствует идеология аристократического класса. Примером могут служить режимы в странах Персидского залива, а также в Непале, Марокко и т.д.

Традиционные авторитарные режимы олигархического типа преобладают в Латинской Америке. Как правило, экономическая и политическая власть при таких режимах сосредоточена в руках нескольких влиятельных семейств. Один лидер сменяет другого при помощи переворота или фальсификации итогов выборов. Элита тесно связана с церковью и военной верхушкой (например, режим в Гватемале).

Гегемонистский авторитаризм новой олигархии создавался как режим, выражавший интересы компрадорской буржуазии, то есть той части буржуазии экономически отсталых, зависимых стран, которая осуществляла посредничество между иностранным капиталом и национальным рынком. Такие режимы существовали при президентстве Маркоса на Филиппинах (1972—1985), в Тунисе, Камеруне и т.д. Достаточно массовой разновидностью авторитарных режимов являются «военные режимы». Они бывают трех видов: а) обладающие строго диктаторской, террористической природой и персональным характером власти (например, режим И. Амина в Уганде); б) военные хунты, проводящие структурные реформы (например, режим генерала Пиночета в Чили); в) однопартийные режимы, существовавшие в Египте при Г.А. Насере, в Перу при X. Пероне, и т.д. Следует выделить в качестве еще одной разновидности авторитаризма теократические режимы, при которых политическая власть концентрируется в руках духовных лиц. Примером такого типа может быть режим аятоллы Хомейни в Иране.

Полиархия

Когда-то австрийский философ К. Поппер (1902—1994), размышляя над альтернативой: диктатура или демократия, заметил, что «мы основываем наш выбор не на добродетелях демократии, которые могут быть сомнительны, а единственно на пороках диктатуры, которые несомненны… Этого достаточно, чтобы сделать выбор в пользу демократии»… Действительно, термин «демократия» оказывается размытым в силу различных причин. Он стал включать не только формы политического правления (народовластие), но и идеологические, мировоззренческие, моральные предпосылки человеческого существования. То, что когда-то считалось главным в определении демократии — участие рядового гражданина в политической жизнь — теперь становится второстепенным, поскольку на первый план вышла проблема социальной стабильности. Это позволило американским политологам Т. Дай и X. Цайглер выявить парадокс демократии: «Демократия — это власть народа, но ответственность за выживание демократии лежит на плечах элиты. Это — ирония демократии: элиты должны править мудро, чтобы «правление народа» выжило. Если бы выживание американской политической системы зависело от активности, информированности и просвещенности граждан, демократия в Америке давно исчезла бы, ибо массы в Америке апатичны и дезинформированы в политическом отношении и удивительно мало привержены демократическим ценностям… Но, к счастью для этих ценностей и для американской демократии, американские массы не ведут, они следуют за элитами…» Таким образом, демократия как идеал и демократия как набор институтов и процедур принятия решений не совпадают. Наиболее последовательно эту идею проводит американский политолог Р. Даль. Во втором — институциональном — смысле инфраструктуру современных демократий он обозначает термином «полиархия». Он рассматривает полиархию «как специфический вид режима для управления современным государством — режима с характеристиками, которые определенно отличают его от всех других режимов, существовавших до XIX в., а также от большинства современных режимов, установившихся в нациях-государствах». Полиархия как политический порядок предполагает наличие «относительно высокой терпимости к оппозиции — к тем, кто противостоит действиям правительства, и относительно широких возможностей участвовать во влиянии на поведение правительства и даже в смещении мирным путем различных официальных лиц».

Функционально полиархия как политический режим опирается на семь институтов, которые обеспечивают его эффективность. К ним относятся:

1) выборность должностных лиц; контроль за решениями правительства конституционно закреплен за избираемыми от народа представителями;

2) свободные и честные выборы, исключающие всякое насилие и принуждение;

3) всеобщее голосование, предполагающее право на участие в выборах всего населения и право претендовать на выборную должность в правительстве;

4) относительно высокая зависимость правительства от избирателей и результатов выборов;

5) свобода слова, обеспечивающая возможность свободно выражать свое мнение, включая критику правительства, режима, общества, господствующей идеологии;

6) существование альтернативных и часто конкурирующих между собой источников информации и убеждений, выведенных из-под правительственного контроля;

7) высокая степень свободы в создании относительно автономных и самых разнообразных независимых организаций, включая оппозиционные партии, группы интересов.

Мировой опыт демократизации чрезвычайно актуален для современной модернизации России. По крайней мере он позволяет выявить особенности политического развития российского общества, соотнести их с мировыми тенденциями.

3. Особенности политического режима постсоветского периода

Способы реализации политической власти в истории российского общества не оставались неизменными. Трем периодам российской политической истории, качественно отличающимся друг от друга — досоветскому, советскому и постсоветскому — соответствовали конкретные способ и характер государственного правления. Сходство же этих трех периодов заключалось прежде всего в том, что российскому политическому процессу на всем его протяжении больше соответствовала диктатура, чем демократия.

Традиционной абсолютной монархии, существовавшей со времен правления Ивана III до 1917 г., была характерна диктатура, то усиливавшая свою жесткость (как было при Иване IV, Петре I), то переходившая в умеренную авторитарную систему с элементами парламентаризма в лице Государственной Думы и многопартийности (например, в конце царствования Николая II). Вся полнота власти сосредоточивалась в руках монарха, который в своем правлении опирался не только на традиции, но и на насилие.

Особой разновидностью диктаторского политического режима является диктатура пролетариата, установленная после Октябрьской революции 1917 г. Диктатура пролетариата, по определению В.И. Ленина, означала, что «только определенный класс, именно городские и вообще фабрично-заводские рабочие, в состоянии руководить всей массой трудящихся и эксплуатируемых в борьбе за удержание и укрепление победы, в деле создания нового, социалистического, общественного строя, во всей борьбе за полное уничтожение классов». На практике был создан политический режим партийной номенклатуры. В составе правительства за весь советский период рабочих было мало, а в Коммунистической партии их было значительно меньше половины. Государство, возглавляемое профессиональными революционерами, сосредоточило в своих руках всю полноту законодательной, исполнительной и судебной власти, монополизировало национальную собственность. Постепенно сформировавшийся новый класс партийно-государственной номенклатуры тяготел к олигархическому характеру власти, социальную базу которой составили массовая Коммунистическая партия и Советы. Правящее меньшинство осуществляло свою власть над большинством, опираясь не только на сильный пропагандистский аппарат, но и на разветвленную карательную систему, средства политического террора и борьбы с инакомыслием. Вследствие этого режим со временем приобрел черты тоталитарности. Вместе с тем политический режим в СССР, для которого больше подходит название «диктатура номенклатуры», стремился реагировать на социально-экономические потребности населения, удовлетворять их. При наличии ресурсов, которые формировались в основном за счет продажи нефти, газа, вооружений, это удавалось делать, однако по мере их сокращения возможности режима также ограничивались. На отдельных этапах тоталитарный режим приобретал черты авторитарности, как это было при Н.С. Хрущеве.

Отмена конституционных гарантий монопольного положения Коммунистической партии привела к падению режима. Появились новые институты власти: президент, парламент, органы местного самоуправления. В 1993 г. была упразднена система Советов, формально являвшихся основой механизма функционирования власти в стране.

Однако по характеру государственная власть мало изменилась, по существу она осталась авторитарной. Это — естественное следствие незрелости гражданского общества в России. Авторитарные начала обнаруживаются сегодня в значительной концентрации власти в руках главы государства — президента. Авторитарный режим способен обеспечивать концентрацию ресурсов на стратегических направлениях развития общества, эффективно реагировать на возникающие проблемы. Данная тенденция особенно характерна для стран, переходящих к рынку. Однако авторитарный режим в России имеет и существенные недостатки. Прежде всего концентрация власти в руках президента в таких объемах, которые превышают полномочия президентов Франции и США вместе взятых, делают общество весьма зависимым от его субъективной воли.

Слабая степень разделения политических ролей и функций говорит о неразвитости политического механизма в целом. Чем выше степень дифференциации и специализации функций политических институтов, тем выше их способность реагировать на возникающие в обществе новые интересы и потребности. Следовательно, пирамидальная структура власти, характерная для современной России, обладает высокой степенью инерционности, субъективизма.

Подобная система в период президентства Б.Н. Ельцина создавалась заинтересованными олигархическими группами, которые в обмен на финансовую поддержку режима личной власти получали привилегии. Это обстоятельство обусловливало низкую социально-экономическую эффективность режима. Прежде всего имеется в виду его неспособность надежно гарантировать все конституционные права и свободы граждан, реагировать на возникающие у них потребности. Недостаточная, а в некоторых случаях и просто низкая эффективность режима постоянно ставит перед ним вопрос о его легитимности, необходимости ее поддержания.

В условиях чрезмерной концентрации власти в руках президента и исполнительных органов фактически отсутствуют возможности постоянного действенного контроля за их деятельностью как со стороны общества, так и со стороны законодателей. Это создает возможности для бесконтрольного расходования федеральных средств, для коррупции. Инструментами контроля в этих условиях могут выступать средства массовой информации и зрелая партийная система. Однако конкурентная партийная система, способная выявить и выразить интересы социальных групп, еще не завершила своего формирования. Средства массовой информации в условиях рынка сами оказываются зависимыми от власти.

В начале XXI в. происходит трансформация политического режима в России. Это связано с президентством В.В. Путина, который стремится к реальным социально-экономическим преобразованиям, учитывающим потребности широких слоев общества. Однако на этом пути существенным препятствием выступает наследие, доставшееся ему от предшествующего президента в виде абсолютной нищеты значительных слоев общества, высокой степени преступности, коррумпированности и продажности чиновников, угрозы распада федерации.

Для того чтобы преодолеть эти негативные последствия, В.В. Путин выстраивает новую модель политического режима — модель «управляемой демократии». Она предполагает значительную концентрацию власти в руках президента при его контроле за деятельностью парламента, что позволяет ему легетимизировать свои политические решения в законодательных актах и иметь поддержку своего политического курса со стороны представителей народа. Однако существенная опасность такой модели заключается в отсутствии системной оппозиции режим может все больше приобретать откровенно авторитарные черты, перерастающие в режим личной власти.

Гражданское общество и власть.

Гражданское общество: понятие, генезис, основные признаки.

Предпосылки возникновения гражданского общества.

Структура гражданского общества.

Конституционализм как режим взаимоотношений государства и гражданского общества.

Гражданское общество: понятие, генезис, основные признаки.

После распада Советского Союза в его бывших республиках, в том числе и Беларуси, многие ученые стали уделять определенное внимание гражданскому обществу и правовому государству как двум компонентам в структуре современного цивилизационного общества, хотя их теория разрабатывалась на протяжении многих веков. В этом плане заслуживают упоминания такие мыслители, как Н. Макиавелли, Т. Гоббс, Дж. Локк, Д. Юм, Г. Лейбниц, Ш. Монтескье, Ж.-Ж. Руссо, И. Кант, Г.Гегель, К. Маркс и Ф. Энгельс и др.

Согласно Гобсу, гражданское общество – составная часть государства, того Левиафана, без которого оно погрузится во мрак, дикость, варварство, невежество, бесконечные войны.

В отличие от Гоббса, Локк отдает предпочтение не государству, стоящим над гражданским обществом, основу которого составляет частная собственность, священная и неприкосновенная. Но Локк не забывает напоминать всем субъектам гражданского общества об их неукоснительном подчинении закону, который превыше всего.

Монтескье обосновывает верховенство права. Он выдвигает понятие свободы, рассматривая её как право поступать, делать все, что дозволено законом.

Гегель решительно выделил гражданское общество из структуры государства, показав, что оно находится не внутри государства, а вне его, хотя между ними сохраняется тесная связь, ибо оба эти компонента составляют единое целое, то есть общество.

Главная заслуга в разработке концепции гражданского общества в его взаимосвязи с государством, несомненно, принадлежит Гегелю. На основе систематизации всего наследия французской, англосаксонской и немецкой общественно-политической мысли Гегель пришел к выводу, что гражданское общество представляет собой особую стадию в диалектическом движении от семьи к государству в длительном и сложном процессе исторической трансформации от средневековья к Новому времени. Социальная жизнь, характерная для гражданского общества, радикально отличается от этического мира семьи и от публичной жизни государства, образуя необходимый момент в тотальности рационально структурированного политического сообщества. Она, по Гегелю, включает рыночную экономику, социальные классы, корпорации, институты, в задачу которых входят обеспечение жизнеспособности общества и реализация гражданского права.

Гражданское общество составляет комплекс частных лиц, классов, групп и институтов, взаимодействие которых регулируется правом, и оно прямо не зависит от самого политического государства. По Гегелю, семья как “первый этический корень государства” представляет собой сущностное целое, члены которого рассматривают себя в качестве “акциденций”, а не как конкурирующих между собой индивидов, связанных неким договором. Что касается гражданского общества, то там дело обстоит иначе. Многочисленные его составляющие зачастую несопоставимы, неустойчивы и подвержены серьезным конфликтам. Оно напоминает беспокойное поле боя, где одни частные интересы сталкиваются с другими частными интересами. Причем чрезмерное развитие одних элементов гражданского общества может привести к подавлению других его элементов. Гражданское общество не может оставаться “гражданским” до тех пор, пока оно не управляется политическим государством. Лишь верховная публичная власть – конституционное государство – может эффективно справиться с его несправедливостями и синтезировать конкретные интересы в универсальное политическое сообщество. С этой позиции Гегель критиковал современную теорию естественного права за то, что в ней смешиваются гражданское общество и государство, рассматривается последнее как партнер его подданных и тем самым подвергается сомнению “абсолютный божественный принцип государства”.

Хотя Гегель и выступал против ликвидации разделения между гражданским обществом и государством, очевидно то, что степень свободы гражданского общества от государства невозможно сколько-нибудь четко фиксировать с помощью каких-либо общих правил. В конечном счете, как считал Гегель, отношения гражданского общества и государства можно определить с точки зрения политической рациональности, преимуществ и недостатков ограничения самостоятельности, абстрактной свободы и конкурентного плюрализма гражданского общества в пользу универсальных государственных прерогатив. “Если смешивают государство с гражданским обществом и полагают его назначение в обеспечении и защите собственности и личной свободы, – писал Гегель, – то признают интерес единичных людей как таковых той окончательной целью, для которой они соединены, и из этого вытекает также, что мы можем по произволу быть или не быть членами государства. Но государство на самом деле находится в совершенно другом отношении к индивидууму; так как оно есть объективный дух, то сам индивидуум лишь постольку объективен, истинен и нравственен, поскольку он есть член государства”. В отношении сфер частного права и частного блага, семьи и гражданского общества государство выступает одновременно и как внешняя необходимость, и как имманентная цель. Более того, в государстве в абстрактных терминах воспроизводится идея божественности и боговдохновенности, идея нравственного начала. По словам Гегеля, “государство само по себе есть нравственное целое, осуществление свободы, осуществление же свободы есть абсолютная Цель разума. Государство есть дух, стоящий в мире и реализующийся в нем сознательно”.

Таким образом, идеальное государство у Гегеля представляет собой не радикальное отрицание естественного состояния вечной войны (Гоббс, Спиноза), не инструмент сохранения и завершения естественного общества (Локк), не простой механизм администрирования данного природой автоматически саморегулируемого гражданского общества. Последнее одновременно требует и обеспечивает условия для институционально самостоятельного суверенного государства, которое соединяет вместе элементы гражданского общества как самоопределяющегося целого и тем самым ведет этическую жизнь к всенаправляющему, более высокого порядка единству. Лишь признавая и удерживая гражданское общество в подчиненном положении, государство может обеспечить его свободу. Государство представляет общество в его единстве. Гражданское общество одновременно сохраняется и преодолевается как необходимый, но подчиненный аспект более широкого, более сложного и более высокого сообщества, которое организовано политически.

Идею Гегеля о разграничении гражданского общества и государства на материалистической основе развивали Маркс и Энгельс. Гражданское общество – сферы материальной жизни и деятельности людей. Жизнедеятельность гражданского общества – главная движущая сила исторического прогресса. Гражданское общество представляет собой общественную организацию, развивающуюся непосредственно из производства и общения, как совокупность экономических отношений, соответствующих производительным силам.

Исходя из современного понимания гражданского общества, мы можем сформулировать определение данного понятия.

Гражданское общество есть сфера не политических отношений: экономических, социальных, духовных, культурных, семейных, профессиональных, этнических, религиозных, спортивных, молодежных и т.д.

Гражданское общество не вводится конституцией, иным юридическим актом. Оно формируется постепенно, естественно, само по себе по мере развития и совершенствования всей системы общественной жизни.

Не государство создает гражданское общество, а наоборот, гражданское общество отказывает давление на государство, заставляя его стать демократическим и правовым.

Гражданское общество – саморегулирующая система вне государственных отношений, возникающая в результате взаимодействия свободных, равноправных и юридически независимых от государства граждан и их добровольных объединений.

Гражданское общество – промежуточная инстанция между индивидом и государством. Это такое состояние общества, при котором каждый человек получает реальное материальные и духовные возможности для свободного, равноправного самовыражения, активного участия в управлении делами общества и государства

Гражданское общество позволяет всем его членам объединяться в различного рода общественные и политические ассоциации (партии, движения, союзы, общества, организации и т.д.), деятельность которых не противоречит Конституции данного государства.

Гражданское общество создает условия для удовлетворения многообразных потребностей людей, реализации их интересов и целей.

Для понимания сущности гражданского общества следует разграничить собственность и власть, что будет означать разграничение экономической и политической власти. Тогда в определенном смысле, условно, конечно, осуществиться четкое разграничение функций гражданского общества и государства. Экономическая власть – функция гражданского общества; политическая власть – функция государства. Разумеется, и государство занимается вопросами экономики, и, наоборот, гражданское общество – вопросами политики.

Основные признаки гражданского общества:

Достаточное материальное обеспечение всего населения.

Самоуправляемость.

Наличие собственности в распоряжении граждан.

Отношение свободного обмена продуктами деятельности между независимыми субъектами собственности.

Соответствующая свободным рыночным отношениям политические системы общества.

Наиболее полное обеспечение прав и свобод человека.

Приоритет гражданских прав по сравнению с законами государства.

Высокий уровень интеллектуального, психологического развития граждан и др.

Основа всякого общества – экономические отношения, отношения собственности, ибо экономика первична. Частная собственность, свобода предпринимательства, рынок – тот фундамент, на котором создается, развивается и совершенствуется гражданское общество.

Всю собственность, которая не является государством, называют гражданской. Её формы весьма разнообразны: индивидуальная, семейная, партнерская, кооперативная, коллективная, коммунальная, акционерная и т. д.

Духовные основы гражданского общества – высокий уровень сознания, культуры всех людей; развитые моральные нормы, регулирующие общественные и межличностные отношения; вера индивида в свои силы и возможности, чувства собственного достоинства; активность в общественной жизни, высокая политическая культура граждан.



Страницы: Первая | 1 | 2 | 3 | Вперед → | Последняя | Весь текст