Вступительная лекция.

Для успешной организации общественной жизни в России нам всегда не хватало понимания не только исключительной важности, но и первоочередной необходимости проведения государственно-правовых реформ. Именно государственно-правовые реформы в России всегда запаздывали или вовсе не проводились. Даже в годы самых активных общественных преобразований на совершенствование государственно-правовых институтов не обращали внимания.

В России государственная власть всегда была сама по себе. Развитого гражданского общества здесь еще никогда не было. В результате Россия всегда имела своеобразную, отличную от передовых зарубежных стран, государственно-правовую надстройку, по существу, далекую как от интересов народа, так и беспомощную в оптимальном разрешении задач, стоящих перед обществом. Успешное разрешение всех задач, стоящих и сегодня перед Россией, по нашему мнению, как раз и упирается в проблему правильной расстановки акцентов в государственном устройстве. Лишь оптимальное государство со своей совершенной системой может успешно вести экономическую политику, а вслед за этим и за счет этого решать социальные проблемы, а также вопросы развития науки, культуры и искусства. Логика современного российского переходного государства, как об этом свидетельствует и мировая практика, такова, что здесь в последовательном разрешении нуждаются одновременно три наиважнейшие проблемы:

во-первых: необходимо твердо идти по пути создания, оптимально функционирующего государственно-правового механизма, отвечающего требованиям демократического правового государства;

во-вторых: с помощью совершенствующегося государства здесь необходимо завершить задуманные экономические реформы и выйти на рельсы цивилизованного рынка, способного лучше, чем раньше обеспечить спросы и потребности общества в товарах и услугах. Лишь создав такую, конкурентоспособную и эффективную экономику, мы сможем рассчитывать на полноценный бюджет и отсюда;

в-третьих: успешно разрешить и стоящие перед нами социальные проблемы.

Пока в России эта схема не будет осмыслена на всех уровнях, вряд ли можно ожидать серьезных успехов в создании нормального общества. Сегодня, как никогда раньше, становится очевидным положение о том, что иной, приемлемой альтернативы правовому государству нет. Поэтому, общество шаг за шагом должны идти в направлении именно правового государства, постепенно осваивая и развивая его институты. Государственный аппарат должен освоить методы работы соответственно условиям формирования правового государства. Отсюда напрашивается и такой немаловажный вывод, который сводится к тому, что мы должны очень серьезно переосмыслить наши приоритеты в общественном устройстве. Суть этого переосмысления сводится к тому, что если до сих пор отправным в научных осмыслениях общественного развития в России считалось удовлетворение потребностей в социально-экономических разработках, а государственно-правовые проблемы вообще не выдвигались, то сегодня следует признать, что и результатом такого мышления и поведения были провалы в реализации бесчисленных социально-экономических программ. Даже будучи, возможно, хорошими, эти многочисленные программы социально-экономического развития не реализовывались, поскольку не были состыкованы с проблемами государственно-правового реформирования российского общества, не увязаны с целями и задачами, стоящими перед политической властью. Другими словами, в России всегда пытались, в первую очередь, разрешить социальные проблемы (больше строить жилья, дорог, расширить работы по газификации, телефонизации, устранить безработицу, повысить зарплату бюджетникам и т.д.).

Однако, разрешение этих проблем, в конечном счете, упиралось в экономику, а слабая эффективность последней, продолжающийся ее спад, в свою очередь, диктовались неумелым государственным управлением, несовершенством законодательства, созданием ненужных запретов и препятствий на пути самостоятельной деятельности предпринимателей, землевладельцев и т.д.

Сегодня все больше становится очевидным, что политике, государство ведению, также необходимо учиться. Государство ведение также является объектом науки, научных разработок, как и экономика, социология и т.д. Если построить дом с нарушением строительных норм и правил, то такой дом не будет устойчивым и развалится. Подобно этому государственное строительство также должно быть основано на определенных нормах и правилах, выработанных всей мировой практикой. Однако именно в этой области, то есть использования научно выверенных, исторически апробированных институтов государственно-правового строительства, Россия сильно отстает от передовых зарубежных стран. Да и, пожалуй, мало кто здесь задумывается над тем, что из-за игнорирования именно норм и правил государственно-правового строительства, такая богатая природными ресурсами, Россия живет в полунищите, не может нормально организовать свою общественную жизнь. То, что мы очень сильно отстали от многих зарубежных стран в области государственно-правового строительства – это исторический факт.

Практическая задача юриспруденции – это построение единого правового порядка в обществе.

В целом, система юриспруденции дает представление об уровне, способах правовой организации общественной жизни, которая естественно постоянно меняется и пополняется. Но в то же время, существует и некая постоянная схема системы юриспруденции, которая присутствует во все времена и во всех странах. Это, сам каркас юриспруденции, который неминуемо присутствует там, где есть государство и право. Проблема социального назначения юриспруденции, по существу, сводится к выяснению роли и места государства и его законов в обществе. Известно, что каково государство, таковы и его юридические законы и юриспруденция в целом. Вопрос о социальном назначении государства волнует людей издревле. Речь идет о том, для чего нужно государство? Думается, что вопрос о том, зачем нужно людям государство, да и нужно ли оно им вообще, сегодня вряд ли является чисто риторическим. После преодоления марксистско-ленинского учения об отмирании государства и с началом формирования правового (справедливого) государства, мы должны значительно активизировать свои поиски в направлении того, чтобы выяснить истинное назначение государства в обществе. Именно в этом ключе следует понимать и то, что в последние годы довольно много пишут и говорят о национальной идее, об основах устойчивости российского государства. На мой взгляд, в этом направлении как раз и необходимо вести речь о политической философии современной государственности, то есть о том, как после преодоления марксистско-ленинского учения об отмирании государства, ученые должны теоретически и практически оправдывать необходимость и ценность государства. Выяснение политической философии государственности вообще и государственности Российской Федерации в частности сегодня, на мой взгляд, сводится к поиску ответа на вопрос: «зачем нам нужно государство вообще и государство Российской Федерации, в том числе». Другими словами, стоит ли нам жить и трудиться только ради строительства единого и неделимого государства Российской Федерации? Ведь один раз в истории мы уже крепко обожглись на том, что захотели построить у себя коммунизм, и ради этого погубили жизнь миллионов, возможно, самых свободолюбивых людей! Тогда ведь тоже целью движения нашего общества (многонационального народа) объявлялся коммунизм, а люди при этом оказались средствами его достижения. Что из этого вышло уже известно. Да и зарубежного опыта на счет подобных целей движения общества и средств их обеспечения немало. Только жаль, что мы не привыкли учиться на чужих ошибках. Однако, так или иначе, мы сегодня, наконец-то, должны усвоить, что коммунизм, государственность, ее целостность, суверенитет и прочие подобные явления не могут быть сами по себе целью нашего движения. Напротив, они могут рассматриваться лишь как средство в сложном механизме общественного движения. Что же тогда является целью общественного развития, обеспечиваемой, в том числе и с помощью государства, с использованием его суверенитета? Ответ на этот вопрос как раз и должна дать политическая философия. Рассуждая в этом направлении, необходимо обратиться к государственной практике других стран, кстати сказать, имеющих значительно больший опыт в этом деле, чем мы. Ведь проблема социального назначения государства волнует человечество давно, и на этот счет уже выработаны определенные представления и многие из них апробированы на практике. К тому же, по большому историческому счету, сегодня в России происходит, по существу, то же самое, что происходило во Франции, в США в конце XVIII века (а в некоторых других странах в несколько иное время), то есть попытка создания новой государственности во имя подлинных интересов людей. И ведь тогда, в этих странах, также были различные представления о будущности государства, как по сущности, так и по форме (например, конфедерация или федерация в США). Я не согласен с теми, кто больше нажимает на наш менталитет, а поэтому считает неприемлемым опыт других стран. В вопросах стремления к свободе, к счастью, равноправию, а отсюда и к видению социального назначения государства, права, думается, что все люди мира одинаковы. Вряд ли русский или башкир в вопросах государство ведения менее свободолюбив, чем француз или американец. Поэтому опыт, накопленный в строительстве государства в США или во Франции, не может быть проигнорирован. Хотелось бы подчеркнуть, что спокойствие, согласие и процветание у них наступило после того, когда были найдены удовлетворяющие большинство населения разумные и самоочевидные факторы, объединяющие людей в единое, само защищающее гражданское общество. Таковыми были идеи равенства людей, неотъемлемости у них естественных прав на жизнь, на свободу, на стремление к счастью. Именно эти, а не какие-нибудь другие идеи вдохновляли большинство людей на новое созидание, на мир и согласие. Обеспечение этих естественных прав недвусмысленно рассматривалось не только целью движения, но главной задачей, верховной функцией государства, создаваемого людьми. Именно самоочевидность и разумность того, что люди сотворены равными, что они независимо от государства имеют права на жизнь, на свободу, на стремление к счастью, а государственность создается этими же людьми для обеспечения этих прав, объективно не могли противопоставлять этих людей друг против друга. Сознание того, что государственная власть создается в целях обеспечения прав граждан, а если она отойдет от этой цели, то народ может заменить ее, глубоко оправдывало и само государство, делало его уважаемым и ценным. Причем эти самоочевидные истины были расписаны в Конституции и других законах этих стран, что значительно повышало заинтересованность людей в обеспечении соблюдения их.

Так была найдена политическая философия государственности, и передовое человечество постепенно вышло на рельсы правового(справедливого)государства. Конечно, и в этих странах совершаются преступления, а порою даже чудовищные, и от них человечество не застраховано. Однако то, что у них общегражданское согласие намного крепче и там, в целом, созданы нормальные условия для жизни людей, также очевидно.

Не мир, не общегражданское согласие, не обеспечение людям их естественных прав на жизнь, на свободу и счастье вдохновляет многих государственных и политических деятелей. Поэтому они организуют войну законов, войну Конституций, которые кое-где переходят и в настоящую войну, с большими человеческими жертвами.

Наше гражданское общество, которое и содержит всю эту чиновничью верхушку, остается маловлиятельной силой, способной по-настоящему спросить у своих правителей об истинных целях государственной власти. Государственная власть в России все еще остается ради государственной власти, а поэтому социальное назначение ее как легально, так и фактически – остается неопределенным. Однако все это сегодня. Люди достойны лучшего, и у них есть надежды на то, чтобы сделать государство гуманным, справедливым и служащим их интересам. Тогда повысится роль государства в глазах людей, они начнут больше доверять власти, поймут ее ценность, необходимость для общества. В правовом (справедливом) государстве должен полностью преодолеваться психологический страх перед государством и правом, насажденный в то время, когда государство и право рассматривались как орудие (инструмент) насилия. Ведь в нормальном обществе люди живут, работают, смеются, отдыхают, и государство и право им, по сути, не мешает. Можно прожить всю жизнь, а с государственно-правовой ответственностью и не столкнуться. Юридическое право, законы рассчитаны в основном на тех, кто их не соблюдает.

Поэтому, для условий правового государства самое главное – это осознанное понимание необходимости права, государства на случаи, когда нарушаются права и свободы людей, и освободиться от такой болезни, как боязнь государства и права. Необходимо преодолеть государственный нигилизм, насажденный учением об отмирании государства и права. Историческая судьба государства и права в современном цивилизованном мире решается совсем по-другому. Нам сегодня, осознанно, с помощью формирующегося гражданского общества, необходимо совершенствовать государственно-правовые институты, сделать их подлинными институтами общественных интересов и орудием защиты прав граждан. Не надо ждать, когда государство, право отомрут как ненужные для общества институты, а необходимо научиться постоянно, жить с ними, ясно сознавая, что они объективно присущи обществу.

Государство и право – это не чуждое обществу, как болезнь, явление, а естественный его продукт. Современное сложное и плюралистическое общество без государства и права нормально функционировать не может.

Государство и право, как бы они не были производны от общества, по отношению к индивидуальному сознанию, поведению личности – объективная реальность.

С этим нужно считаться всем, кто с ходу там и тут пытается принять законы. Особенно такая болезнь присуща кандидатам в депутаты и другим претендующим на высокие посты в государстве.

В период предвыборной кампании, а также сразу после победы на выборах многие из среды этих людей предлагают принять множество новых законов, зачастую не имея представления о системе права, о механизме правового регулирования общественных отношений. Конечно, новые законы нужно принимать. Иначе мы можем затормозить развитие общества. Однако это нужно делать со знанием дела. Ведь каждый новый закон должен быть всесторонне вписан в уже существующую систему права. Если этого не сделать, то можно вызвать хаос и большие затруднения для органов правоприменения.

Государственно-правовые болезни, которые сводятся, в одних случаях к игнорированию роли права в организации общественной жизни, а в других случаях, к преувеличению его возможностей, должны быть преодолены с помощью юридической науки. В правовом государстве должен быть выработан научный подход к использованию законов в организации общественной жизни.

Условия правового государства требуют строго научного подхода как к правотворчеству, так и к организации правоприменительной работы государственных органов. В разрешении проблемы социального назначения государства и права большая роль принадлежит юристам.

Юрист – это специалист в области правотворчества и правоприменения.

Необходимо четко обозначить сферу деятельности юристов-специалистов в области применения права. Эта сфера и есть юридическая или же, что одно и то же, правовая работа.

Юридическая работа – это не любая работа по реализации требований правовых норм. Реализацией требований правовых норм занимаются все субъекты права. Все, к кому относятся требования правовых норм, обязаны их соблюдать, исполнять.

Юридическая работа – это работа юристов и она направлена на обеспечение правильного применения, соблюдения, исполнения и использования требований правовых норм. Если все, кому адресованы юридические требования, обязаны исполнять, соблюдать их, то предметом деятельности юристов, то есть предметом юридической работы, является обеспечение правильного применения и использования требований правовых норм. Юридическая работа так же, как и врачебная, ветеринарная, агрономическая и другая работа является специальной, требующей профессиональных знаний.

Используя специальные знания, юрист в различных формах (в зависимости от места и занимаемой должности или работы) подключается к тому, чтобы правовые требования были реализованы правильно и точно. Таким образом, юридическая работа – это работа юристов, а поэтому иные формы реализации права, кем бы то они ни были осуществлены, не охватываются понятием юридическая работа.

Наподобие того, что врачебная работа осуществляется врачами-специалистами (хотя любой разумный человек самостоятельно может применять какие-то лекарства), настоящая юридическая работа также требует специальных знаний.

Должна быть  организована  соответствующая  подготовка  юристов-специалистов в области юридической работы.

Юридическая работа сегодня осуществляется в различных формах. Мы еще никак не можем освободиться от прежних стереотипов, когда вопрос быть или не быть юристу, выполняющему юридическую работу, решался тем, кто утверждал штаты сугубо по государственной линии. Однако настоящая юридическая работа в нашей стране, так же как и во многих цивилизованных странах, думается, развернется лишь тогда, когда получат действительное развитие рыночные отношения, когда появятся многочисленные частные адвокатские фирмы, открывающие здоровую конкуренцию за лучшее юридическое обслуживание. Только тогда появится потребность у юристов к подлинным знаниям, только тогда наши люди получат более дешевую и более квалифицированную юридическую помощь. Юридическая работа в целом должна подняться на новый уровень. Это также важное требование правового государства, и тогда возрастает у людей и доверие к государству, к его законам. В современных условиях формирования новой государственности Российской Федерации нам необходимо еще раз основательно переосмыслить социальное назначение юриспруденции и исходя из этого принять соответствующие меры, направленные на повышение роли и значения ее в общественной жизни.

Юриспруденция и юридическая наука

Юриспруденция и юридическая наука – близкие по смыслу и содержанию понятия. Однако, при более внимательном подходе к этим понятиям, они все же различаются. Здесь происходит, примерно, то же самое, что мы наблюдаем при характеристике других предметов и опосредующих их наук. Так, под экономикой, прежде всего, понимают совокупность общественных отношений в сфере производства, обмена и распределения продукции, и лишь затем, экономическую науку, изучающую эти отношения.

То же самое и с историей, которая первоначально представляет собой процесс развития природы и общества, а лишь потом – науку, изучающую прошлое человечества.

Или же взять понятие «искусство». Искусство представляет собой художественное творчество, объективно возникающее в процессе общественной жизни. На определенном этапе развития искусства возникает необходимость всестороннего его осмысления, которым занимаются определенные специалисты. Наступает этап исторического осмысления всего того, что связано с художественным творчеством, то есть возникает искусство как наука.

Юриспруденция также, в первую очередь, представляет собой область создания и использования правовых (юридических) средств, для оптимизации управления общественными процессами.

Юриспруденция - это обладание знаниями о государстве и праве и использование их в процессе правотворческой деятельности.

Юридическая же наука - это деятельность по добыче, производству этих знаний. Конечно, несмотря на эти различия, в практическом плане юриспруденция и юридическая наука ассоциируются как тождественные понятия.

Объединяет их юрист, как практический деятель в области права, который одновременно опирается как на знания законов, других источников права, так и на данные научного осмысления их (на уровне знаний комментарий, монографий и т.д.).

Законы – это, конечно, средство управления поведением людей.

Только через законы можно выйти к цивилизованным средствам управы в отношении тех, кто не хочет жить по правилам человеческого общежития. Выходя через государства к юридическому праву можно сказать, что право – это средство справедливого управления общественными делами. Это объясняется тем, что юридическое право должно оформляться легитимными законами, гласно, в интересах людей, то есть справедливое начало должно быть заложено в юридических законах, из которых складывается и само юридическое право в целом.

Если юридическое право (законы государства) не будет легитимным, справедливым, то государство-образующий народ может требовать его отмены или замены. Именно через такие противоречия развивается человеческое общество, и совершенствуются юридические законы.

Правовое государство – это светское государство. Поэтому важнейшим направлением в деятельности светского государства должна быть правильная постановка проблемы взаимоотношений публичной власти и религии.

Религия – распространенная и важнейшая сторона духовной жизни в рамках любого государство образующего общества.

В современном мире нет ни одного государства, где бы ни было верующих, и где бы ни было, надобности в оптимальном определении этой стороны духовной жизни.

Исходя из современных достижений науки теории государства и права, цивилизованное государство не должно ни мешать, ни способствовать становлению и развитию в обществе какой-либо идеологии. В значительной мере это зависит от того, как то или иное государство относится к сфере идеологии.

Государство не должно допускать установление в обществе монополии какой-либо одной идеологии. Само же государство также должно быть деидеологизировано. Оно и его служащие не могут придерживаться линии одной лишь идеологической концепции.

Государство, основываясь на легитимных законах, представляет интересы всех слоев населения, независимо от их идеологических убеждений и представлений. В правовом государстве, на основе легитимных законов, обеспечивается подлинный плюрализм в духовной сфере. Причем плюрализм в духовной сфере допускается не только потому, что в правовом государстве иначе быть не может, а в значительной степени потому, что только плюрализм в духовной сфере позволяет оптимально развиваться науке, искусству, образованию, религии и т.д. Мировая общественная практика достаточно убедительно показала, что основа застоя в общественном развитии, загнивания во всех сферах жизни закладывается тогда, когда все общество начинает поклоняться одной идеологии, или когда какая-то одна идеология самим государством объявляется единственно правильной и верной на все времена.

Необходимо отметить, что слово право в литературе и в общественной жизни употребляется в различных смыслах. На сегодня можно выделить, по крайней мере, три аспекта использования термина право:

1. Право как русское слово, употребляемое в том смысле, что кому-то что-то принадлежит. Здесь слово право употребляется в противовес таким словам, как обязанность, долг. Для дальнейшего облегчения проблемы разграничения различного смыслового содержания термина право первое его значение обозначим как право-слово;

2. Термин право, далее, употребляется в смысле правила поведения, установленного или принятого в общественной жизни. Это значение термина можно обозначить как право – правило поведения, и поскольку оно применялось ранее и широко применяется в настоящее время, остановимся на нем подробно. В праве – правиле поведения выделяются следующие разновидности:

Общее право. Этим понятием в литературе обозначают правила поведения наиболее общего характера, которые выступают как система обобщенных установлений человеческого общества. Оно показывает достижения человеческой цивилизации в регулировании общественных отношений, включая отношения между различными государствами, выступает мерой оценки национальных традиций и обычаев, а также юридических законов. Во второй половине XX в. основные положения общего права сформулировались как права человека и объективировались в различных документах международного права. Общее право имеет свою систему (общая система права), которая включает в себя положения естественного, канонического, позитивного права. На основе представлений об общем праве сложилась наука об общей теории права . См. «Проблемы общей теории права и государства»: Учебник для вузов / Под общей ред. B.C. Нерсесянца. М., 1999.

Естественное право – понятие общественно-политической мысли, которое означает, что живая жизнь на земле регулируется совокупностью принципов и норм, вытекающих из природы человека. Римские правоведы понимали его не только как принадлежность человеческого рода, но и всего живого, которое рождалось на земле, на небе и в море. С эпохи Просвещения оно рассматривается как предписание здравого смысла. В наше время многие нормы естественного права (право на жизнь, на имя и т.д.) вошли в совокупность норм, образующих права человека.

Каноническое (церковное) право – совокупность норм, определяющих церковные и некоторые другие общественные отношения (семейно-брачные, имущественные) и сосредоточенные в церковном законодательстве. В настоящее время канонами (нормой, правилами) принято называть те церковные законы, которые находятся в Каноническом кодексе Православной церкви и Римско-Католической церкви. Каноническое право по происхождению – церковное право. Однако его содержание значительно шире. Оно включает в свой состав нормы как естественного, так и божественного права, а также и некоторые другие нормы, исходящие от светского права, государства. В теократических государствах (например, Ватикан) каноническому праву придается юридическое значение.

Мусульманское право – совокупность норм, содержащихся в Шариате (свод божественных установлений, направляющих в надлежащий путь) и обязательных для верующих исламской религии. В широком смысле мусульманское право содержит нормы, определяющие основы веры и отправления религиозных обязанностей. В теократических же мусульманских государствах Шариату полностью или частично придается юридическое значение, и он поддерживается государственным принуждением. Так же, как и о мусульманском праве, можно говорить об индусском праве, которое, представляя собой, религиозное начало в установлении правил общения, до сих пор используется как право общины в Индии, Пакистане, Бирме, Сингапуре и других странах, где живут люди, исповедующие индуизм.

Шариат (араб. “шариа” – прямой, правильный путь, обязательные предписания, право, закон) – свод мусульманских правовых и теологических нормативов, закрепленных прежде всего в Коране и Сунне и провозглашенных исламом “вечным и неизменным” плодом божественных установлений. Ш., понимаемый как универсальная нормативная система, часто называют мусульманским религиозным законом. В этом смысле Ш. нередко отождествляется с мусульманским правом. Ш. непосредственно действует в Иране, Судане, Пакистане и ряде других мусульманских стран.

Международное право – это совокупность правил поведения, разработанных и принятых государствами или международными организациями. Нормы международного права охраняются специальными международными юрисдикционными органами, они обладают приоритетом перед национально-государственными нормами и в демократических государствах входят в национальную правовую систему.

Корпоративное право – совокупность правил поведения, складывающихся внутри организаций, объединяемых на основе профессиональных, национальных, политических и иных интересов. Эти правила поведения объективируются в уставах, решениях и других документах, принимаемых коллективами данных организаций.

Теневое право. Этим понятием принято обобщать правила, используемые в том или ином обществе для фактического регулирования общественных отношений, вопреки установленным государством порядкам. Государство борется с теневым правом, но последнее находит в законодательстве массу пробелов и лазеек для выживания. Теневое право особенно сильно развивается там, где государство излишне вмешивается в экономическую жизнь, ограничивает ее.

3. В отличие от отмеченных (вполне возможно, что не всех) разновидностей использования понятия право юридическое право обычно представляет собой творение конкретного государства. Отсюда термин право употребляется и как право-юридическое, или юридическое право. Юриспруденция главным образом имеет дело как раз с юридическим правом. Именно оно является предметом деятельности юристов-профессионалов, а теория юриспруденции, как уже отмечалось, является фундаментальной научной и учебной дисциплиной по специальности «Юриспруденция». Однако и история юриспруденции знает различные названия того, что нынче мы называем юридическим правом. К их числу можно отнести:

рациональное право – правила поведения, исходящие из человеческого разума, а не навязанные кем бы то ни было, включая и само государство;

нормальное право – желаемое право, которое должно служить образцом для положительного права, играющего второстепенную роль;

позитивное право – правила поведения, установленные властью и навязанные всем, живущим и творящим в государство-организованном обществе.

Соответственно этому подразделяются и школы, проповедующие эти представления о праве: историческая школа права; школа естественного права; школа юридического позитивизма и т.д. Такое обилие представлений о праве связано и сложностью феномена «право» и различностью интересов, проявляемых к нему. Ведь юриспруденция, впрочем, так же, как и политическая экономия, социология и т.д. является объектом научных интересов многих наук. Особое же влияние на юриспруденцию оказывало и продолжает оказывать самая древняя из наук – философия. Именно усилиями философов создавалась такая научная дисциплина как философия права, предмет которой до сих пор остается дискуссионным. Иначе и быть не может, потому что юристы понимают под понятием «право» одно, а философы   другое.

Как отмечал русский правовед Г.Ф.Шершеневич: «юристы изучали право в его фактическом состоянии, не задаваясь мыслью о том, каким оно может и должно быть, а философы создавали идеальное право, не зная, что такое право в действительной жизни, и как применяются его нормы». Многие юристы, философы, экономисты не различают юридическое право, от социальных норм вообще. Так, например, когда говорят, что право и закон нужно различать, то многие под понятием «право» имеют в виду право вообще, а не юридическое право. Юристам (да и представителям остальных наук), необходимо четко различать, юридическое право от права вообще. Лишь юридическое право является предметом повседневной работы юристов. Определяясь в подходах к пониманию юридического права, следует иметь в виду то, что и юридическое право – это продукт общества. Трудно верится в то, что это право настолько естественно, что предшествует обществу. Если право – это продукт общества, то кто и как формулирует эти правила поведения, называемые юридическим правом?

Право – это система установленных и гарантированных государством формально определенных правил поведения общего характера, обусловленных в конечном счете материальными и духовно-культурными условиями жизни общества. В таком определении присутствуют следующие признаки права, отличающие его от неюридических правил поведения:

1. Право – это установленные государством и обеспеченные им в исполнении система правил поведения. Производность права от государства – объективная реальность. Если нет связи с государством, то такое правило поведения не является правовой нормой. Эта связь в некоторых случаях проявляется через санкционированные государством, правила поведения, установленные негосударственными структурами;

2. Право – это система формально определенных правил поведения. Определенность – его важный признак. Право всегда есть противостояние произволу, бесправию, хаосу и т.д., а поэтому оно само должно иметь четко определенную форму, отличаться нормативностью. Сегодня и у нас приобретает важное значение принцип, согласно которому, если юридическое право соответствующим образом не оформлено и не доведено до сведения адресатов (то есть не опубликовано), им нельзя руководствоваться при решении конкретных дел;

3 Право – это система правил поведения общего характера. Оно отличается неконкретностью адресатов, рассчитано на неоднократное применение;

4 Право – это система правил поведения общеобязательного характера. Оно распространяется на всех, начиная от президента страны и кончая рядовым гражданином. Общеобязательность права обеспечивается государственной гарантией;

5. Право представляет собой систему норм, что означает его внутреннюю непротиворечивость, согласованность и беспробельность;

6. Право – это система таких правил поведения, которые вызваны и обусловлены материальными и культурными условиями жизни общества. Если условия не позволяют реализовать содержащиеся в правилах поведения требования, то лучше воздержаться от установления таких правил, иначе будут приняты неработающие нормы;

7. Право – это система правил поведения, выражающая волю государства, а более конкретно – волю законодательной ветви власти, где и аккумулируется воля государство-образующего народа.

Суть либертарного подхода к понятию права заключается в том, что законы конкретного государства, по их мнению, могут быть правом, если они отвечают требованиям ценностно-должного, то есть сущее (законы государства) оценивается неким правовым долженствованием. Иначе говоря – законы, по их мнению, бывают правовыми и неправовыми. Лишь правовой закон может быть признан правом -считают представители либертарного подхода.

Либертаристы – это в основном те, кто больше думает не о реальном, а об идеальном праве. Однако вера в идеальное право, начертанное самой природой – это предмет не юриспруденции, а философии. Председатель Конституционного суда Российской Федерации В.Зорькин, отвечая на вопрос о том, кто является творцом права, заявляет даже следующее: «Право – это высшая справедливость. Оно заложено в природе. Оно – такой же непреложный закон природы, как, например, закон всемирного тяготения». Однако, как бы названные и некоторые другие специалисты не пытались доказать роль права по отношению к государству и таким образом «воспитать государство», реально складывающееся соотношение государства и права вряд ли удастся изменить.

Конкретное юридическое право (в отличие от всеобщего, или общечеловеческого, желаемого права) всегда будет зависимо от правотворческой деятельности реального государства.

Рукотворность права конкретного государства, то есть того права, с которым людям приходится иметь дело (а не того, которое им хотелось бы иметь), вряд ли может вызвать сомнения. Действующее право конкретного государства может соответствовать или не соответствовать представлениям об общечеловеческом, теоретическом праве и его требованиям.

Говоря о сущности юридического права, нельзя обойти и вопрос о том, чью волю оно выражает, чьи интересы защищает.

В юридической литературе нет единообразия и в этом вопросе.

В некоторых учебниках можно найти утверждение о том, что право выражает волю господствующего класса, а в советское время считалось, что оно выражает только волю народа. Как нам представляется, применительно к идеальной правовой системе, идеальному государству можно сказать, что в праве выражается воля государства, в частности законодательной ветви власти. В свою очередь, воля законодательной власти должна отражать волю народа. Однако, рассуждая так, мы должны прийти к выводу, что в реальном демократическом государстве выразителем обобщенной воли народа служит государственная власть. Воля народа обобщается и в случаях решения важных вопросов через референдум, который проводится на основании решения органов представительной власти, ими же обобщаются его результаты.

Источником власти государства является государство-образующий народ как политическая общность, а в законах, от его имени, выражается воля законодательной власти. Утверждение о том, что в законах выражается воля народа, является демагогическим и бездоказательным. И наоборот, легко доказывается то положение, что в них реально выражается воля законодательной власти. Она выражает свою волю от имени народа, формирующего эту ветвь власти.

Правовая культура – это качественное состояние использования права в жизни общества, своего рода барометр спроса и использования возможностей права в разрешении повседневных житейских проблем и вопросов. Поэтому нетрудно установить, что уровень правовой культуры зависит от степени близости содержания законодательства к нуждам и интересам людей, степени доступности широкому кругу лиц реального осуществления заложенных в законодательство прав и свобод.

Теоретически можно вести разговоры о правовой идеологии и психологии, но в реальной жизни правосознание у многих складывается посредством рассказов других и собственного опыта столкновения с полицией, прокуратурой и пр.

Основная масса людей живет обыденным правосознанием. Как показывают социологические опросы, люди еще мало верят в справедливость, лишь немногие доверяют полиции и другим правоохранительным органам. Все это влияет на формирование правосознания и правовой культуры. И если мы хотим строить правовое государство, то должны серьезно заниматься повышением правосознания населения.

Правовая культура, правосознание, правовой образ жизни в целом должны соответствовать требованиям цивилизованного демократического общества. Должен быть преодолен страх перед правом, насажденный во времена использования его как орудия насилия. В нормальном обществе люди живут, работают, смеются, отдыхают, и право им не мешает. Можно прожить всю жизнь и не встретиться с правовой ответственностью.

Цивилизованное правовое государство всю свою деятельность организует на основе заранее принятых законов.

Принятые в установленном конституцией страны порядке и доведенные до сведения граждан законы являются основными регуляторами общественной жизни.

Законы придают деятельности государственных органов, должностных лиц, граждан предопределенность, предсказуемость; с их помощью достигается упорядоченность в общественной жизни.

Там, где законы соблюдаются, к ним выработано уважительное отношение со стороны всех – от президента до рядовых граждан, там с уверенностью можно утверждать о нормальной, должной законности.

ЮРИДИЧЕСКИЕ ПРЕЗУМПЦИИ И ФИКЦИИ

Презумпция (от лат. слова «presumptio») – предположение о наличии или отсутствии определенных фактов, основанное на связи между предполагаемыми фактами и фактами наличными и подтвержденное предшествующим опытом. В основе презумпций лежит социальный опыт, многократно проверенное практикой знание о том, что презюмируемое – типичный, вероятный при данных условиях факт.Правовая презумпция имеет следующие характерные черты:а) прямо или косвенно закрепляется в праве;б) в любом случае имеет значение для правового регулирования;в) вызывает правовые последствия, если она является неопровержимой в силу закона или не опровергнута в процессе разрешения дела.Самой древней юридической презумпцией является презумпция знания права и закона: предполагается, что все должны знать писаный закон. Эта презумпция была сформулирована и применялась еще в римском праве ignorantia legis neminem excusat» – «незнание закона никого не извиняет»). Без такого юридического предположения было бы вообще невозможно применить правовую норму, решить то или иное юридическое дело.А самой важной и, пожалуй, самой знаменитой юридической презумпцией является презумпция невиновности обвиняемого в уголовном процессе: каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. При этом обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность: его вину должен доказать обвинитель. Презумпция невиновности обвиняемого в уголовном процессе закреплена в ст. 49 Конституции Российской Федерации.В гражданском процессе действует обратная презумпция: презумпция виновности неисправного должника (должник, не исполнивший свое обязательство, считается виновным в неисполнении, пока не докажет обратное). Презумпции, таким образом, тесно связаны с процессом доказывания и с распределением бремени доказывания.Юридические презумпции можно подразделить на общеправовые и отраслевые.

Общеправовой как раз является презумпция знания опубликованных законов. Примером отраслевой презумпции может служить презумпция вины владельца источника повышенной опасности в случае причинения им вреда.К таким же феноменам правовой действительности, которые, не будучи юридическими фактами, тем не менее могут порождать юридические последствия, относятся и правовые фикции. В точном переводе с латыни «fictio» -выдумка, вымысел. Видный германский правовед Рудольф фон Иеринг (1818-1892 гг.) образно характеризовал правовые фикции как «юридическую ложь, освященную необходимостью», как «технический обман».Под правовой фикцией понимается положение, которое в действительности не существует, но которому право придало значение факта. Так, в римском праве была фикция о признании «по вымыслу» иностранца римским гражданином, если он выступал истцом или ответчиком в гражданских сделках. Во французском праве существует фикция, которая гласит: если жена и муж погибли одновременно, первым погибшим считается муж. Эта фикция необходима для того, чтобы установить четкий порядок наследования. По российскому гражданскому праву днем смерти гражданина, объявленного умершим, считается день вступления в законную силу решения суда об объявлении его умершим.Таким образом, правовые фикции, как и правовые презумпции, устраняют неопределенность в правовых отношениях, вносят четкость и стабильность в правовое регулирование.

Законность - юридическая категория, которая означает сложившиеся отношение в том или ином государство-образующем обществе к законам, и к претворению требований законов в жизнь.

В правовом государстве понятие «законность» нельзя увязывать только с отношением к формальным законам.

Легитимность закона – вот основа подлинной законности в ее общечеловеческом понимании. Большое значение имеет не только легитимность, но и всеобщая непререкаемость закона. Когда законы не имеют в обществе одинаковой силы для всех, то о подлинной законности говорить не приходится.

Если, например, правила дорожного движения не будут соблюдать высокие чины или сами контролеры за дорожным движением, то требование их соблюдать, предъявляемое рядовым водителям, вряд ли свидетельствует о наличии законности в данном обществе.

Законность представляет сферу интереса не только государственного прокурора. Субъектами ее обеспечения в цивилизованных странах выступают и граждане, и их общественные объединения. Институт заявлений, который наделяет граждан правом обращения в суд о нарушении законов, – важная юридическая гарантия обеспечения законности в обществе. В правовом государстве не должно быть никаких ограничений относительно дееспособных граждан, изъявивших желание оспаривать в судебном порядке факт нарушения законности, если даже этот факт конкретно не затрагивает его сугубо личные интересы. В зависимости от степени реализации законности в том или ином конкретном государство-образующем обществе можно судить о состоянии правопорядка. Правопорядок, в конечном счете представляет собой результат (продукцию) воздействия всего механизма государства на общественную жизнь с помощью правовых средств. Правопорядок (или юридический порядок, что одно и то же) представляет часть общего социального порядка.

Социальный порядок обеспечивается соблюдением довольно широкого круга правил поведения.

Правопорядок обеспечивается соблюдением и исполнением правовых (юридических) норм. Разница между социальным порядком и правопорядком как раз и есть сфера действия естественных моральных, этических и некоторых других правил поведения, не опосредованных юридическими нормами. Естественные, моральные, этические и другие социальные нормы, хотя и не образуют юридические нормы, но они имеют большое значение и при реализации юридического права. Юридическое право не может их игнорировать, оно должно учитывать их всегда.

Правомерное поведение – это осознанное деяние (действие или бездействие) участника общественного отношения в соответствии с требованиями правовых норм.

Юридическая практика – это объективированный опыт индивидуально-правовой деятельности компетентных органов. Она складывается на основе правоприменительной деятельности. Это опыт, который накапливается постепенно в процессе разрешения конкретных юридических дел.

Юридическим делом называется совокупность документов, фиксирующих факты и правоприменительные действия в отношении случая, требующего юридической квалификации (оценки).

Правоприменительная деятельность всегда осуществляется ведением юридического дела (производства по делу). При ведении юридического дела, по тому или иному случаю оно получает отраслевую привязку, как правило, по названию материальной отрасли права; уголовное дело, административное дело, гражданское дело, и т д.

Система права – это результат систематизации правовых норм под влиянием различных сторон общественной жизни.

ИНКОРПОРАЦИЯ инкорпорации, ж. (латин. incorporatio) (книжн.). 1. Включение, внедрение в состав чего-н. (науч.). 2. Присоединение к государству новой территории, представлявшей ранее независимое государство (полит.). 3. Сведение в одно целое отдельных законодательных актов, изданных в разное время (право). Инкорпорация законов.

Правоположения – это суждения общего характера, складывающиеся в процессе обобщения практики применения норм права.

В правовом государстве суд не может выступать творителем норм права, он должен, быть бесстрастным его защитником в соответствии с принципами разделения власти;

Для обозначения положений, содержащихся в актах толкования и имеющих обязательную силу для юрисдикционных органов, вряд ли следует изобретать сомнительные названия типа «интерпретационная норма». Ведь можно продолжить в том же духе и спросить, а почему не консультационная норма, не комментированная и т.п. норма?

Любая норма есть правило поведения, которое возникает в результате нормотворчества.

Правовая же норма, в отличии от всех иных норм, нуждается еще в определенной государственной защите.

Судебные органы – это специальные органы, создаваемые государством для разрешения конкретных дел на основе права. Подчеркиваем: суд создается не для правотворчества, а для осуществления правосудия.

Поэтому он не создает никаких норм – ни правовых, ни интерпретационных и т.п. Подобно тому, как акты толкования никак не превращаются в нормативно-правовые акты, содержащиеся в них право положения никак не являются нормами права. Они являются именно право положениями, как их и следует называть.

Выделяются способы толкования. К ним относятся

языковой (или грамматический),

исторический (исходя из периода принятия того или иного закона, содержащего нормы, которые нуждаются в толковании);

систематический (правовая норма в системе норм);

логический.

Очень важно разобраться в субъектах толкования права.

Таковые определяются законодательством.

К ним относятся конституционный, верховный, высший арбитражный суды, Генеральная прокуратура Российской Федерации и некоторые другие органы. По субъектам толкование права различают на:

официальное, официозное и доктринальное.

Официальное толкование исходит от органа, издавшего нормативно-правовой акт.

Так, Государственная дума может принять постановление о том, как нужно понимать то или иное правило поведения, содержащееся в принятом ею законе. Такое толкование еще называют аутентичным толкованием. Официальное толкование осуществляется тем органом государства, которому толкование права поручается законодательством.

Например, Конституционный суд Российской Федерации имеет право разъяснять порядок применения тех или иных положений Конституций Российской Федерации, если на практике обнаруживаются разночтения, противоречивые суждения по поводу их применения.

Официозное толкование еще называют делегированным.

Доктринальное (или же, что одно и то же, научное) толкование осуществляется известными специалистами, учеными, занимающимися исследовательской работой в этой области.

Было время, когда интерпретация законов, сделанная глоссаторами, приравнивалась к правовым нормам и подлежала обязательному исполнению. В современной практике правоведения ученые привлекаются в качестве экспертов для уяснения содержания требований норм, и их письменные заключения служат основанием для юридической квалификации оригинального казуса.

Толкование права – это специальное понятие, которое предполагает не только уяснение.

Норма права – это установленное или санкционированное государством правило поведения. Если иметь в виду, что правила поведения в обществе устанавливаются не только государством, но и некоторыми другими организациями (например, общественными, религиозными, корпоративными и т.д.), то установленное или санкционированное государством правило поведения становится правовой нормой. Это означает, что за соблюдением требований правовой нормы следят правоохранительные органы, и за ее нарушение могут быть применены меры государственного принуждения. Любая, логически завершенная правовая норма состоит из трех элементов:

гипотезы, диспозиции и санкции.

Гипотеза – это та часть нормы, где речь идет о том, когда, при каких обстоятельствах данная норма действует. Она не всегда излагается словесно, но всегда просматривается, понимается, иначе норму можно применить не к тем казусам.

Диспозиция – часть нормы, где излагается ее требование, то есть что запрещается, что дозволяется и т.д.

Санкция – часть нормы, где речь идет о неблагоприятных последствиях, которые наступят в отношении нарушителя требований этой нормы.

1. Самые распространенные источники права – нормативно-правовые акты. Под ними понимаются письменные решения уполномоченного субъекта правотворчества, устанавливающие, изменяющие или отменяющие правовые нормы. Субъектами правотворчества выступают различные государственные органы, общественные объединения, собрания (сходы) граждан, непосредственно государство-образующий народ и т.д.

Главное в нормативно-правовом акте составляют правовые нормы. Если в акте государственного органа не устанавливается, не изменяется или не отменяется правовая норма, то этот акт не является нормативно-правовым. Он может быть актом применения права (например, указ президента о награждении), распорядительным или контрольным, но только не нормативно-правовым. Основное отличие нормативно-правового акта от актов ненормативного характера сводится к тому, что он содержит правовые нормы, которые рассчитаны на заранее неопределенное число адресатов и могут применяться неоднократно.

Нормативно-правовые акты классифицируются по различным признакам.

По юридической силе выделяются законы и подзаконные акты.

Законы, в свою очередь, бывают различных форм и видов.

Так, по форме выделяются: основной закон (конституция) страны, законы-поправки к конституции, конституционные законы, федеральные законы, законы субъектов федерации.

По видам законы можно выделить: законы-основы, законы кодексы, обычные законы.

Подзаконными нормативно-правовыми актами являются нормативные указы, постановления правительства, различные положения, инструкции и т.д.

По субъектам издания нормативно-правовые акты подразделяются на акты: органов государственной власти, непосредственного народного волеизъявления (акты, принятые референдумом), органов местного самоуправления, общественных организаций и коллективов трудящихся.

Нормативно-правовые акты классифицируются также по отраслям права.

К ним относится деление актов на акты гражданского права, административного, экологического и т.д.

Принято различать действие нормативно-правовых актов в пространстве, во времени и по кругу лиц:

а) действие нормативно-правового акта в пространстве означает территориальные пределы его распространения.

Как правило, нормативно-правовые акты действуют на всей территории государства, если иное не сказано в самом акте;

б) действие нормативно-правового акта во времени связано с проблемой вступления его в силу и возможностями его обратной силы. Нормативные акты вступают в силу, как правило, с момента опубликования, если иное не предусмотрено в самом акте.

Что касается обратной силы закона здесь действует правило: «Закон обратной силы не имеет». Однако из этого правила также бывают исключения: «Закон имеет обратную силу, если он смягчает наказание или вообще его отменяет». Обратную силу закон может иметь и тогда, когда это прямо предусмотрено в самом законе;

в) действие нормативно-правового акта по кругу лиц означает пределы лиц, на кого распространяет свое действие акт. По общему правилу он распространяется на всех лиц на всей территории. Однако из этого правила есть опять же некоторые исключения.

Действия нормативно-правового акта, как правило, не распространяется на иностранцев или лиц без гражданства, если об этом непосредственно не сказано в самом законодательстве. Имеются особенности действий нормативно-правовых актов на работников дипломатических и консульских представительств. В отдельных актах прямо указывается круг лиц. на которых только распространяется их действие (например, на лиц. проживающих в районах Крайнего Севера и т.д.).

Большое значение имеет систематизация нормативно-правовых актов. Как уже отмечалось в предыдущем параграфе, она осуществляется в форме кодификации, инкорпорации и консолидации.

правотворчество – это изначальная и естественная деятельность государства по созданию правовых (юридических) норм, и этой деятельности ничего больше не предшествует:

нет государства – нет и юридического права, появилось государство – оно создает определенные правила поведения и соответствующую правоохранительную и правоприменительную надстройку.

Различают: цели, формы, виды, способы, субъекты, объекты и стадии правотворчества:

1. Целью правотворчества является создание и упрочение правовой (юридической) базы общества, совершенствование текущего законодательства и его систематизация в форме кодификации, инкорпорации и консолидации.

Кодификация – это творческая, внутренняя, содержательная переработка имеющихся нормативно-правовых актов и создание на их основе нового, единого, укрупненного нормативно-правого акта, называемого кодексом. Кодификация представляет собой нормативно-правовое обобщение различных, порой многочисленных источников права:

она облегчает нахождение нужной нормы, устраняет пробелы, систематизирует многочисленные разрозненные нормы права.

Инкорпорация – не затрагивающая сути норм права внешняя обработка нормативно-правовых актов для создания сборников, собраний законодательства и т.д. Последние, бывают хронологическими и систематическими (по видам отношений, регулируемых законодательством).

Консолидация – укрупнение правовых актов. В нашей стране применяется редко.

Формы правотворчества.

Выделяют три формы правотворчества:

а) непосредственное правотворчество, то есть правотворчество государство-образующего народа (референдум) и некоторых других субъектов (сходы, собрания трудового коллектива и т.д.);

б) правотворчество государственных органов (органов законодательной, исполнительной власти);

в) правотворчество общественных объединений (принятие ими уставов, других решений нормативного характера

Способы правотворчества.

Выделяются два способа правотворчества:

- прямое установление норм нрава (референдумом, государственным органом, делегированным органом);

- санкционирование, то есть придание юридической силы правилам поведения непрямого установления (например, придание юридической силы некоторым обычаям, нормам, установленными общественными объединениями и т.д.).

Субъекты правотворчества.

Ими являются все государственные органы, общественные организации, которым законодательством предоставлено право издавать нормативно-правовые акты (парламент, правительство, профсоюзы в лице определенных органов и т.д.).

Объекты правотворчества

Конкретные письменные документы, обладающие качеством нормативно-правового акта (кодексы, законы, указы, постановления, уставы, решения и т.д.).

Стадии правотворчества.

Поскольку правотворчество является важнейшим видом государственной деятельности, то осуществление его подразделяется на несколько стадий:

Законодательная инициатива.

Эту стадию проходит принятие законов, кодексов, а также некоторых других важнейших нормативно-правовых актов. Статья 104 Конституции Российской Федерации перечисляет официальных лиц, обладающих правом законодательной инициативы. Если законопроекты или проекты иных нормативно-правовых актов внесены в орган, обладающий правом законодательной инициативы, то такой законопроект должен быть принят законодателем к обсуждению.

Круг лиц, обладающих правом законодательной инициативы, довольно широк, а поэтому любые лица или группы лиц, заинтересованные в принятии какого-то закона, должны обращаться к лицам, обладающим правом законодательной инициативы;

б) решение компетентного органа о необходимости принятия нормативно-правового акта. На этой стадии определяется потребность в нормативно-правовом акте и принимается решение приступить к его разработке;

в) разработка нормативно-правового акта, согласование его с заинтересованными учреждениями, организациями;

г) рассмотрение проекта соответствующим органом;

д) принятие нормативно-правового акта;

с) доведение принятого нормативно-правового акта до адресатов, опубликование его.

В зависимости от сложности и объема нормативно-правового акта могут быть образованы рабочие комиссии, проведено обсуждение проекта и т.д. Принятие акта может быть осуществлено с помощью нескольких чтений, что определяется регламентом правотворческого органа.

Содержание субъективных прав и юридических обязанностей может претворяться в жизнь через следующие формы:

использование, исполнение, соблюдение, применение.

Использование – форма реализации права, выражающаяся в удовлетворении его носителем своего интереса по своему усмотрению (поступать на работу, на учебу, обращаться в суд и т.д.).

Исполнение – форма реализации юридических обязанностей, требующая от обязанной стороны правоотношения совершать действия, соответствующие объему требований носителя субъективных прав (возвращать долг, платить квартплату, алименты и т.д.).

Соблюдение – форм реализации юридических обязанностей, требующая от обязанной стороны во избежание неблагоприятных для нее же последствий воздерживаться от совершения каких-то поступков (соблюдать правила дорожного движения, не нарушать общественный порядок и т.д.).

Применение – форма реализации обязанностей посредством деятельности компетентных органов. Например, право на пенсию реализуется решением о ее назначении, невозвращенный долг взыскивается через суд и т.д. Применение – это особая форма реализации правоотношений. Здесь всегда присутствует тот или иной государственный орган.

Теория государства и права выделяет в основном три способа правового регулирования:

Дозволение – это предоставление субъектам права совершать определенные положительные действия (акцент делается на возможности совершения определенных действий);

Обязывание – возложение долга совершать определенные действия (акцент делается на обязательстве, долге, долженствовании совершать действия);

Запрет – возложение на субъекта права воздержания от совершения определенных действий (акцент падает на нельзя).

Нормативное и индивидуальное правовое регулирование. Необходимость в разграничении нормативного и индивидуального правового регулирования возникает в связи с тем, что в процессе правового регулирования можно встретить двоякого рода нормы: макронормы и микронормы. Нормативное регулирование осуществляется на основе макронормы, индивидуальное – микронормы. Нормативным называется регулирование общественных отношении на основе нормы права (макронормы), созданной в результате правотворческой деятельности компетентного органа законодательной ветви власти государства.

Индивидуальное регулирование заключается в регулировании общественных отношений на основе нормы права (микронормы), созданной правоприменителем в процессе применения макронормы. Иными словами, это деятельность субъектов правоприменения по разрешению вопросов, относящихся к сфере правового регулирования, на основе макронорм (например, заключение договора с определением дополнительных взаимных прав и обязанностей), Если макроправовая норма создается в результате правотворчества гоосударственного органа для нормативного (общего) регулирования (иногда называют это рамочным регулированием), то микроправовая норма – в результате правотворчества правоприменителя в рамках макроправовой нормы. Для юрисдикционных органов обязательным является не только макроправовая, но и микроправовая норма, если она не противоречит первой.

Под предметом правового регулирования подразумеваются пределы и возможности права в процессе его воздействия на общественную жизнь. Например, может ли право прямо регулировать любовные отношения, миграционные, демографические процессы, предотвращать стихийные бедствия, влиять на климат и др. Конечно же нет, иначе человечество давно разрешило бы все свои проблемы с помощью права, юридических законов.

Право может регулировать лишь конкретные общественные отношения, которые зависят от воли и сознания их участников. Поэтому предметом правового регулирования выступают не явления природы и не любые отношения, а только внешне контролируемые конкретные отношения, складывающиеся между людьми и их объединениями в процессе организации общественной жизни.

Тип правового регулирования – это преимущественно используемый в правовой системе того или иного государства юридический режим регулирования. Соответственно складывающимся в различных государствах двум типам социального управления – командному (процветает административно-командная система, частная инициатива ограничена) и стимулирующему (признается преимущество частной инициативы, административное вмешательство ограничено) – выделяется два типа правового регулирования.

Обще-дозволительный, который отправляется от принципа разрешено все, что не запрещено законом;

разрешительный, который отправляется от принципа запрещено все, за исключением того, что разрешено.



Страницы: Первая | 1 | 2 | 3 | Вперед → | Последняя | Весь текст