«У каждого в жизни единственный раз

Бывает свой первый, свой памятный класс…

И первый наставник, и первый учитель,

Кто дверь распахнул на дорогу открытий…»

Тысячу раз повторяю эти замечательные слова и снова и снова вспоминаю свою первую учительницу. Я уже практически оканчиваю школу, но как сейчас вижу тот памятный день, когда в нарядном платьице и с огромными белыми бантами на тщательно причёсанной голове и с большущим букетом, я впервые переступила порог школы и увидела её, мою первую учительницу. Ах, какая она была нарядная, красивая, а лицо её просто светилось от счастья! Я была просто очарована ею, как и многие другие первоклашки. Каждая встреча с ней была для нас праздником, ожиданием чуда. Мы чувствовали себя первопроходцами, стоящими на пороге великих открытий, но мы не испытывали страха перед неизведанным, а, наоборот, стремились как можно больше узнать, всему научиться. И, конечно, заслуга в этом ,несомненно её, нашей обожаемой Надежды Павловны.

Отлично помню, как увидела её самый первый раз, и было это ещё в детском садике. Она пришла к нам в цветастом ярком платье. Лицо и улыбка её были настолько добродушны и очаровательны, что, глядя на них, и самой хотелось улыбаться.

Помню, как мы мило беседовали, сидя за одним столиком, на котором были разложены цветные карандаши. Надежда Павловна брала их по порядку и спрашивала меня, какого они цвета. А я отвечала, и всегда правильно. Она с милой улыбкой хвалила меня, а мне было очень приятно это слышать. Меня просто распирала гордость за себя.«Какая же я умная, – думала я и немного свысока поглядывала на остальных ребят.

Второй раз я увидела Надежду Павловну уже в школе в тот самый день, первого сентября. Я, как, впрочем, и остальные первоклашки была несколько напугана и немного растеряна. Такого скопления народа я в своей жизни ещё не видела! Я даже немного всплакнула, глядя на маму, по щекам которой бежали слёзы. Позже я поняла, что это были слёзы радости за меня и надежды, что всё в моей жизни сложится. А тогда я была ещё слишком мала, и многое мне было непонятно и оттого страшновато.

Но вот к нам подошла Надежда Павловна, погладила каждого по головке, поправила девочкам банты, мальчикам – галстучки. Для каждого у неё нашлось ласковое слово, и сразу куда-то пропали и страхи, и сомнения, и всем нам стало очень тепло и уютно в лучах света, струящегося из её добрых глаз.

Потом было ещё много-много дней и уроков, большое количество побед и неудач, и всегда мы чувствовали себя нужными, любимыми. Что бы ни случалось, Надежда Павловна всегда была рядом. Она оберегала нас и защищала как наседка своих цыплят. Все мы были разные: примерные и озорники, лентяи и трудоголики, активные и пассивные. И к каждому она умела находить подход, а главное, до сих пор не пойму, как ей удавалось каждого заинтересовать, каждому подобрать такое задание, которое не оставило бы его равнодушным.

Наша Надежда Павловна научила нас всему, что умела сама: читать, писать, считать, лепить, шить, вышивать, вязать, трудиться с огоньком, а самое главное, – уважать, понимать и любить друг друга. Конечно же, мы далеко не сразу поняли всю важность и ценность её методов воспитания. Зато сейчас, с высоты одиннадцатого класса, мы по-настоящему оценили её любовь, самоотверженность и те ценности, которые она нам старалась привить.

Думаю, нет, просто уверена, что те семена упали в благодатную почву. У нас самый дружный в школе класс. Мы всё делаем сообща, стоим друг за друга горой, успехи и неудачи каждого переживаем как свои собственные. Нас часто ставят в пример остальным, хвалят, вполне заслуженно награждают грамотами. Это ли не награда учителю за его самоотверженный, нелёгкий, но благородный труд.

А ведь с нами было ох как нелегко! Как часто мы проказничали, не хотели писать, или читать. Если что-то не получалось, бросали карандаши и ручки, злились, выкрикивали с места. Да мало ли что ещё мы вытворяли!

Надежда Павловна никогда не кричала, не повышала голос. Ей достаточно было посмотреть укоризненно и строго на озорника, и у того сразу же пропадало всяческое желание шалить. Она была очень терпелива, могла часами сидеть с нами и после уроков, наблюдая, как мы старательно выводим буквы или цифры, помогая нам, подбадривая, где добрым словом, где просто милой улыбкой.

Когда бы мы ни приходили в школу, она всегда была там. У меня до сих пор такое ощущение, что она дневала и ночевала в школе. Конечно же, у неё была семья, дети, хозяйство. Не представляю, когда и как она успевала и домашними делами заниматься, и наши проблемы решать, и к урокам готовиться. Да ещё и за собой следить!

Сколько помню её, она всегда была скромно, но со вкусом одета, волосы тщательно уложены в высокую причёску. Всегда чистенькая, аккуратная, опрятная. Не знаю, как другие, а я просто любовалась ею. А какая гордая и величавая осанка у этой необыкновенной женщины! Любую, даже самую простенькую одежду, она носила как королева. Но при всём при этом неизменно оставалась добрым, щедрым, открытым человеком.

Мне кажется, её любили все: и дети, и коллеги, и родители. Её просто невозможно было не любить!

Прошло довольно много лет. Мы уже «без пяти минут» выпускники. Да и Надежда Павловна уже давно не работает в нашей школе. За эти годы у нас сменилось много учителей. Каждый из них хорош по-своему, у каждого есть своя изюминка. Но наша первая учительница навсегда останется для каждого из нас самым необыкновенным и самым любимым педагогом.

Мне бы очень хотелось от всего нашего класса и от себя лично поздравить свою любимую учительницу с профессиональным праздником, пожелать ей, как, впрочем, и всем учителям здоровья, счастья, всяческих благ.

А закончить своё небольшое сочинение я хочу опять же словами из стихотворения:

Спасибо за то, что в работе пытливы,

Что к нам, непоседам, всегда терпеливы.

За то, что без нас вы прожить не смогли бы,

Родные, спасибо, большое спасибо!